Как жить, если узнал страшную тайну?

Джулии Крит было двадцать два. Она стояла с бокалом шампанского на свадьбе брата, когда её старшая сестра подошла к ней и рассказала историю, вмиг разрушившую всё, что Джулия знала о себе и своей семье. Посреди семейного праздника сестра вдруг решила, что Джулия уже достаточно взрослая, чтобы узнать: их мать, Магда Крит, на самом деле еврейка. В июне 44-го на платформе Аушвица Магда разом потеряла три поколения своей семьи — дедушку, маму и своего первенца. На её глазах их отправили налево, в газовые камеры.

Мы все рождаемся в уже существующий нарратив — в историю, которую поколения нашей семьи создавали до нас. Главный источник, который может предоставить нашей жизни контекст, — это родители. Но иногда история, которую мы знаем и в которую уже плотно вплели самих себя, начинает трещать по швам, оставляя нас в смятении. Порой оказывается, что наши родители — это незнакомые люди, и становится совершенно непонятно, как жить дальше. Сюжетные повороты с внезапным родством или тёмными деталями прошлого бывают болезненно шокирующими, даже когда касаются персонажей любимого сериала. Но что чувствовать, когда такой plot twist поджидает тебя в собственной жизни?

Сама идея о том, что родители могут что-то скрывать, волнует многих детей. «Детям свойственен эгоцентризм, когда всё происходящее вокруг них они рассматривают как имеющее к ним непосредственное отношение. Поэтому секреты часто и воспринимаются младшими членами семьи как что-то, связанное с ними, чего надо стыдиться или бояться», — говорит гештальт-терапевт Мария Лисневская. Если ребёнок чувствует, что от него хранится секрет, но не имеет возможности узнать правду, то начинает фантазировать — и в этих фантазиях центром страшного секрета всегда оказывается он сам. «Самая распространённая фантазия — „я не их ребёнок“. Подменили в роддоме, взяли на воспитание у чужих людей, усыновили из детдома. Этому немедленно находится масса подтверждений в родительском поведении. Любая невнимательность, холодность из-за усталости, некупленный подарок — всё воспринимается как свидетельство правильности догадки. Ещё один распространённый вариант фантазии — родители решили разойтись, и я теперь им не буду нужен», — продолжает Мария. Такие фантазии вызывают вполне реальную фрустрацию и страдания, а в особо тяжёлых случаях становятся глубокой травмой. Мария говорит, что, даже если позже выясняется, что секрет не имел отношения к ребёнку, доверие оказывается подорванным.

Но, как известно, реальность, в отличие от вымысла, не обязана быть правдоподобной. Иногда с запертой антресоли родительских секретов на человека вываливается такая глыба, о которой он не мог и помыслить и к которой его никто не подготовил. И тогда начинается трансформация.

Джулией Крит мы встречаемся в эфиопской кофейне Mofer на улице Оквуд в центре Торонто. Она преподаёт литературную журналистику и исследования памяти в университете Йорк. Ей около пятидесяти, она носит короткую стрижку и много массивных колец. Джулия ставит на столик у окна чашку чёрного кофе, немного проливая на блюдце. Я заранее прошу прощения за слишком личные вопросы. Она улыбается и говорит, что уже привыкла.

До восемнадцати лет Джулия жила со своими родителями, но мало что знала об их прошлом: мама с папой встретились в Лондоне, эмигрировали в Канаду и никогда не заводили разговоров о прошлой жизни. «Мы просто знали, что наши родители иммигранты, и верили легенде, которую они рассказывали, не задавая им лишних вопросов. Это доверие было часто нелепым — например, мы всегда знали, что наш двоюродный брат по маме еврей. Но нам даже в голову не приходило, что это может иметь к нам отношение, — мы просто решили, что его папа еврей, а с ним у нас нет кровного родства». Когда на почту пришло приглашение на бар-мицву двоюродного брата, Магда и её муж спрятали его от детей.

Магда была фотографом, а в свободное время писала стихи и прозу. Когда Джулии было двадцать, мать дала ей рукопись своей книги. Текст был похож на автобиографию, но Джулия не могла узнать ни одного имени. «В тексте была лесбийская сцена, и я решила: может, поэтому она дала мне его? Я как раз недавно совершила каминг-аут и подумала, что таким образом мама пытается открыть эту линию коммуникации». В тексте не было ни единого упоминания о национальности Магды и ни слова о том, что случилось. В самом конце рукописи вскользь упоминалось что-то о первой дочери, но для Джулии это ничего не значило: из-за обилия незнакомых мест и имён она твёрдо решила, что произведение исключительно художественное. Магда пыталась издать свою книгу много раз, но получила отказы от всех тридцати издательств, в которые отправляла рукопись. В письмах с отказами часто встречалась одна и та же причина: текст написан как автобиография, но лишён контекста — история не складывается. Будто бы автор что-то недоговаривает.

Когда сестра рассказала Джулии историю их материи, всё сложилось воедино: мамина рукопись, особенности характера, её показательное осуждение семьи своей сестры, в которой чтили еврейские традиции. «Она умерла через шесть месяцев после того, как сестра мне всё рассказала. Мать тяжело болела, и не было уже никакой возможности поговорить об этом с ней. Когда она умерла, я была в ярости. Я злилась просто на то, что она ушла, как злится любой ребёнок. Но во многом я злилась и потому, что теперь мы уже точно никогда об этом не поговорим. Она просто оставила нас наедине с её историей. Кто нам теперь всё это объяснит?»

Ярость — частая реакция на вскрывшуюся тайну, особенно когда нет возможности прожить и осмыслить её в диалоге с родителями. В такой ситуации возникает чувство растерянности и бессилия. «Рядом с бессилием мы часто можем ощущать ярость — очень большое желание какого-то изменения, которое не имеем возможности осуществить», — объясняет терапевт Лисневская.

Настя (имя изменено) сидела вечером за компьютером, проходя один за другим онлайн-тесты по подготовке к ЕГЭ. Когда она устала и решила сделать перерыв, то зашла в папку старшей сестры и стала рассматривать фотографии. «Сестра в тот период очень много фотографировала — было интересно смотреть, что у неё получалось». В какой-то момент Настя наткнулась на фотографию незнакомой женщины с маленьким ребёнком. Глаза у мальчика были голубые — точно как у Настиного отца, а щёки пухлые — точно как у её младшего брата. Настя разбудила спящую рядом сестру и спросила, кто это, — а та через сон ответила, что это их брат. Тогда Настя привела в комнату маму и попросила объясниться. «Она сказала, что это правда. Что, мол, твой отец — молодец. Мама с сестрой знали уже два месяца, но не хотели мне говорить, пока я не сдам все экзамены. Я сначала засмеялась, спросила: в смысле? Вы шутите? А когда поняла, что это не шутка, разозлилась и наорала, что они не имеют права от меня такое скрывать. Я не понимала, почему они это вообще терпят».

Настя вспоминает, что у неё никогда не было идеальных отношений с отцом. Он всегда был скуп на проявления нежности, а их мнения по большинству вопросов сильно различались. Но, по словам Насти, отец всегда говорил, что именно за это любит её больше всех — ведь она может противостоять ему. Говорил, что они очень похожи. «И вот у меня флешбэками в голове мелькала эта фраза, и я не могла понять: если мы так похожи, как ты мог такое совершить? Я бы никогда такого не сделала. Нихера мы не похожи».

В самом акте хранения тайны всегда очень много тревоги, стыда и страха раскрытия. Но американский психиатр Мюррей Боуэн в своей работе «Теория семейных систем» предупреждает, что раскрытие тайны может оказаться не менее разрушительным, чем сокрытие, особенно если недооценить интенсивность эмоциональных процессов, вовлечённых в её формирование и хранение. Когда правда просачивается наружу через выстроенные преграды, ударная волна может пройтись по всем членам семьи.

По словам Насти, когда отец узнал о том, что вся семья в курсе его тайны, его будто подменили. Он ушёл в практически непрерывный трёхлетний запой, а от прежней спокойной семейной жизни не осталось и следа. «Он каждый день приходил домой пьяный, а когда он не приходил — мы были счастливы. Когда приходил, то избивал маму. Запирал двери и избивал её, а сестре приходилось кулаком ломать стекло в двери, чтобы открыть её. Мы сидели в крови, вытаскивали стёкла из её руки, перевязывали. Оттирали кровь с бляхи ремня, которым он бил маму».

У тех, на кого тайна обрушивается, картина мира неизбежно начинает трещать по швам. По словам гештальт-терапевта Марии Лисневской, масштаб этих разрушений не всегда прямо пропорционален масштабу секрета: «Самое незначительное событие может стать травмой для человека, если искажает, деформирует его личность, меняя представление о себе как о ценном, уникальном человеке. И наоборот: самое тяжёлое, ужасное событие не станет травматичным, если в среде будет достаточно поддержки; то есть окружение своим отношением продолжит подтверждать ценность, важность человека для них, продемонстрирует неизменившееся отношение, не откроет двери стыду».

Но зачастую поддержки в среде не находится. Родители могут продолжать хранить молчание и отрицать выяснившуюся тайну или осуждать за «лишние» вопросы. А ещё родителей может уже не быть, как это случилось у Джулии Крит, — и тогда не остаётся никаких шансов проговорить свои тревоги. «Человек качается от ужаса и стыда до надежды и восхищения, придумывая разные финалы. В разные жизненные периоды это может становиться и опорой, и препятствием. Проработать самому — задача не из простых, так как наша голова всегда найдёт на любой довод грамотный контраргумент. Лучше разбираться с такими вещами в психотерапии», — продолжает Лисневская.

Узнав о предательстве отца, Настя пережила несколько нервных срывов. Она не могла досидеть ни одного урока до конца — выбегала из класса в слезах. Одноклассники стали смеяться за спиной, обзывать «ебанутой», а некоторые советовали «пропить глицинчик». Настя вспоминает, что облегчить страдания ей помогла учительница истории. Заметив тяжелое состояние ученицы, преподаватель вызвала её на разговор. Настя впервые почувствовала возможность проговорить мучительную ситуацию с взрослым и рассказала ей всё: «Она стала говорить мне, что это естественно для мужчин, что они все полигамны и хотят оставить как можно больше потомства. Тогда это меня немного успокоило, я всё равно ещё была ребёнком и не понимала всего».

Джулии Крит, чтобы справится с травмой, понадобилось пятнадцать лет, за которые её жизнь полностью трансформировалась: она выучила венгерский язык; поехала в маленький город Секешфехервар, из которого и забрали семью её мамы; уговорила неприветливых директоров архивов дать ей доступ к документам; познакомилась с людьми, которые стояли на одной платформе Аушвица с её матерью Магдой; сняла документальный фильм и написала несколько исследовательских работ. В одну из поездок в Секешфехервар Джулия опоздала на обратный самолёт. Она была на съёмках документального фильма о своей матери, и подруга Магды впервые прочитала Джулии её письма. Письма Магды Крит — это единственное место, где она рассказывала о том, что с ней случилось. Там она писала, как у неё из рук забрали трёхлетнюю дочь Юдит. «И вот я стою в аэропорту и понимаю, что следующий самолёт только через два дня. У меня случилась истерика. Я стояла и плакала навзрыд. Я чувствовала себя такой потерянной, запертой в этом маленьком городе… я почувствовала себя еврейкой как никогда в жизни. Мне казалось, что этот город убьёт меня», — вспоминает Джулия. Сейчас, оглядываясь на то время, она говорит, что специально поставила себя в такое положение. Это было воплощение её подсознательного желания пропустить через себя хоть долю страданий своей матери, чтобы понять её. «Я до сих пор не могу сказать, что полностью понимаю её. Но когда я увидела величину её потерь и осознала, чего ей стоило выстроить свою жизнь заново, я нашла в себе гораздо больше смирения и принятия»

Семейные тайны всегда так или иначе влияют на жизнь всех вовлечённых — хранителей и тех, от кого эти тайны хранятся. Даже до того как тайное становится явным, оно успевает пропитать собой отношения внутри семьи и наложить отпечаток на формирующуюся детскую психику. Джулия говорит, что стыд всегда был вплетен в её общение с матерью. «Она стыдила меня за всё; стыдила моё тело, стыдила меня за сексуальность… Я думаю, главной причиной этого было то, что она сама испытывала глубокий стыд. Она стыдилась не только того, что она еврейка — а она безусловно стыдилась этого, но и того, что она скрывала это. Ей было стыдно перед семьёй, которую она потеряла, за то, что она молчит о них — то есть предаёт их историю». Непроговорённый стыд передаётся из поколения в поколение, и дети, которым достался такой багаж от родителей, зачастую не понимают, почему им стыдно. Джулия рассказывает, что именно с этим столкнулась и она в своей юности: «Я думаю, стыд стал для меня самым травматичным „наследством“ всей этой истории. И единственный способ прервать этот круговорот стыда — это прервать молчание».

Стыд стал основой отношений Артёма (имя изменено) с его отцом. В двадцать два года он узнал, что в 90-х его отец провёл год в следственном изоляторе по подозрению в экономических преступлениях. Ему грозил срок от десяти лет.

Но об этом, как и о многих других событиях из жизни своего папы, Артём не знал очень долго. В детстве их отношения складывались хорошо, но в них было много секретов друг от друга. Артём вспоминает, что его преследовало ощущение, будто папа постоянно чего-то требует от него. Мама не требовала ничего, а отец постоянно что-то выдумывал. Они с мамой даже завели отдельный дневник, и у Артёма их было два — для школы и для папы. «Папе почему-то кажется, что он должен быть передо мной идеальным. Что какие-то свойственные человеку вещи, слабости — это не про него. Но любое действие вызывает противодействие. Если бы не скрытность папы, то не было бы и никаких специальных дневников для него. Но как папа пытался передо мной быть идеальным, так и мы с мамой пытались быть идеальными перед ним. Конечно, я об этом жалею. У нас были бы более близкие отношения. Мне до сих пор стыдно рассказывать папе о своей жизни. При общении возникает маска. Я ощущаю, что всегда пытаюсь что-то недоговорить, скрыть, показаться кем-то, кем не являюсь».

МЫ ВСЕ РОЖДАЕМСЯ В УЖЕ СУЩЕСТВУЮЩИЙ НАРРАТИВ — В ИСТОРИЮ, КОТОРУЮ ПОКОЛЕНИЯ НАШЕЙ СЕМЬИ СОЗДАВАЛИ ДО НАС

Родители часто пытаются создать для своих детей образ сверхлюдей, которых обошли стороной не только ошибки и неудачи, но и «постыдное» веселье. Стирая какую-либо человечность из своей биографии, родители под предлогом защиты детей на самом деле защищают себя от неудобных диалогов. Как объяснять ребёнку, что тусоваться — это плохо, когда сам всю молодость не трезвел дольше чем на сутки? «Думаю, папа скрывал потому, что он стыдится того времени, когда ему было весело. Я не говорю, что ему было весело в тюрьме, — просто это были 90-е, и того, как он проводил тогда время, он стыдится». Артём и сам стал замечать за собой похожие паттерны мышления: иногда ему стыдно рассказывать о себе истории, которые кажутся глупыми и порочащими его образ.

Мария Лисневская объясняет, что, помимо стыда в формировании тайн, есть второй важный аспект — страх потерять отношения. Вероятность того, что мир вокруг изменится, ужасает человека: «Мы боимся, что тайна разрушит важные связи и мы потеряем принадлежность к ценному миру — семье, клану, роду. Ужас может быть связан с фантазиями о том, что развалятся все устои, будут утеряны быт, дом, связи». Зачастую дети и сами не хотят узнать «лишнего» о родителях, даже если чувствуют, что родитель что-то скрывает, — ведь это приведёт к неизбежной трансформации отношений. Детям важен образ целостного родителя как опоры, а раскрытые родительские секреты могут пошатнуть чувство безопасности. Тем не менее рано или поздно посвящение ребёнка в семейные истории становится необходимым для его же ментального благополучия. По словам Лисневской, такой акт доверия может сплотить членов семьи: «Ребёнок становится доверенным лицом, чувствует, что есть уникальное „общее“ между ним и родителем. В этом есть и уважение, и вера в способность ребёнка вынести эту тайну, и близость от разделённых чувств. Если родитель страдал, стыдился, боялся и теперь признаётся в этом, то он становится более реальным и живым, перестаёт быть идеальным и великим».

Дашей, последней героиней моего исследования о семейный тайнах, мы встретились в японской кондитерской в китайском районе Торонто. У Даши живой распахнутый взгляд и огромные ресницы. Она рассказывает мне о том, как узнала, что её дедушка — гей. Когда она говорит о нём, её глаза полны любви. В своём документальном фильме «MUM» Джулия Крит говорит: «Молчание становится семейным договором». Когда один из членов семьи выбирает хранить тайну, остальным «посвященным» остаётся только разделить с ним обет молчания — в противном случае их поведение расценивается как предательство. В семье Даши молчание стало негласным правилом задолго до её появления на свет.

Всё детство Даша жила с дедушкой и мамой в квартире на Чертановской. Дедушку звали Ваня, он был «то ли битником, то ли стилягой», обожал Мирей Матьё и Сартра, пользовался специальным шампунем для блеска седины и дружил с кубинцем «дядей Хосе», который привёз Даше в подарок маракасы. Даша взахлёб вспоминает о детстве, когда они с дедушкой Ваней проводили много времени вместе: «Он часто забирал меня из школы, делал мне обеды, постоянно меня баловал. Укладывал меня спать, когда я была ещё маленькая. Всегда говорил: «После сытного обеда по закону Архимеда полагается поспать!»

А ещё у дедушки был друг, Дмитрич. Даша вспоминает, что в семье его не очень любили: мама и бабушка всегда называли его только по отчеству и говорили о нём с пренебрежением. Дедушка проводил много времени на даче у Дмитрича, приглашал его на семейные праздники. «Когда мне исполнялось семь, они устраивали вечеринку, Дмитрич стоял и полировал вилки, мы с ним общались».

Когда Даше было одиннадцать, Дмитрич умер, и дедушке стало очень плохо. С тех пор он начал сдавать и всё чаще уходил в запои.

РЕАЛЬНОСТЬ, В ОТЛИЧИЕ ОТ ВЫМЫСЛА, НЕ ОБЯЗАНА БЫТЬ ПРАВДОПОДОБНОЙ

В четырнадцать лет Даша гуляла по улице со своей бабушкой и почему-то решила спросить про Дмитрича. «Я сказала ей: „Слушай, а помнишь того чувака? Кто это вообще был?“ Бабушка отмахнулась фразой в духе „да ну этот, педик…“» Даша была в шоке и принялась расспрашивать бабушку, что это значит. Оказалось, что последние двадцать лет дедушка и Дмитрич были парой. «Бабушка мне сказала, что они познакомились с дедушкой очень рано — в восемнадцать лет и тут же поженились. Потом его забрали в армию на два года, бабушка рожала дочку без него. Потом он вернулся и стал „другим“, именно после армии, — она сразу это почувствовала. Как я поняла, близости с того момента у них уже не было. Моя мама узнала об этом тоже лет в пятнадцать, но открыто об этом ей никто не говорил — это всегда замалчивалось».

За восемь лет после смерти Дмитрича дедушка так и не пришёл в себя, и ему было не с кем об этом поговорить. Одиночество, боль утраты и поломанная вынужденным молчанием судьба привели к печальному исходу. Дедушка Ваня пил всё больше, а семья отдалялась от него всё сильнее. Даша и её мама стали видеться с ним не чаще чем раз в месяц, а в семейных разговорах отмахивались: алкоголик, что с него взять.

Дедушку Ваню нашли мёртвым в его квартире через три недели после его смерти. «Они не могли даже зайти — пришлось переделывать всю квартиру, поднимать полы, выкидывать все книги».

Даша часто разговаривает с бабушкой, спрашивает о том, как они с дедушкой жили. Готовность бабушки рассказывать правду очень сплотила их с Дашей, но в этом доверительном круге по-прежнему очень не хватает мамы. «Мне очень хочется, чтобы она это проговорила про себя, отрефлексировала и двинулась дальше. В каждой русской семье есть трагедия, которая не переживается. Она пролистывается, её никто не осмысляет, но она всё ещё там… У мамы иногда это проскальзывает — она чувствует себя виноватой, что не смогла его вытащить». Даша говорит, что её цель — сделать так, чтобы история дедушки перестала считаться в семье «грязной страницей». «Даже сейчас, когда я провоцирую маму на разговор, она говорит: «Ну да, дедушка был… ну, ЭТО САМОЕ». Я говорю ей: «Ну господи, ну какое ещё ‚это самое‘, скажи уже нормально!“»

Последствия родительских тайн в сознательной жизни детей бывают самые разные, но чаще всего они связаны со способностью вступать в близкие, доверительные отношения с другими людьми. «В отношениях я стала жертвой. Мне было нормально, что мной подтирались, обращались со мной как с собакой. Я отдавалась полностью и ничего не получала взамен. Это и разрушило мою самооценку окончательно. Я думала, что это нормально, — такой пример и был у меня перед глазами. Думала, что лучше уже не будет», — признаётся Настя. Когда она стала встречаться со своим будущим мужем, долгое время у неё продолжались срывы и истерики: она не могла поверить, что всё хорошо, что он ничего не скрывает и по-настоящему хорошо к ней относится.

Исследователь Ярив Оргад в своей работе «The culture of family secrets» разбирает влияние секретов на формирование смыслотворчества на примере текста израильского писателя Амира Гутфройнда «Наш Холокост», где автор описывает отношения со своей матерью. История Амира и его мамы очень похожа на историю Джулии Крит — молчание зачастую становится негласным правилом в семьях, переживших трагедию. Оргад приводит в пример цитату из книги Гутфройнда, где тот рассказывает об одной из «базовых аксиом» в его семье, которая никогда не объяснялась: «Мы никогда не должны выкидывать еду. Почему? Потому что. Почему „потому что?“ Потому, что мы никогда не должны выкидывать еду. Настоящая причина была, конечно, в том, что люди умирали за одну картошку. Люди воровали суп… Но нам никогда не давали никаких объяснений».

Оргад пишет, что такая тавтология преграждает путь к смыслотворческому диалогу, в ходе которого ребёнок и должен развивать способность к познанию. Когда родитель отрезает путь к диалогу, ребёнку остаётся только замещать реальный процесс создания смыслов фантазией и «галлюцинациями». По словам Оргада, семейные секреты таким образом разрушительно действуют в двух направлениях: отделяя ребёнка от общего прошлого с семьей и «реального» будущего, оставляя в иллюзорном настоящем.

Джулия Крит рассказывает, что при попытках отрефлексировать тайну своей мамы обнаружила, что перед ней стоит эпистемологическая проблема. «Как я вообще могу знать, что я что-то знаю, если не знала ничего о самом близком человеке? Знаю ли я вообще что-то? Семейные секреты безусловно имеют интеллектуальные последствия: ты становишься не уверен в мире, в возможностях познания».

конце каждого разговора я спрашиваю у своих героев, хотели бы они узнать тайны своих родителей раньше. Джулия протирает глаза кулаками и долго смотрит в окно. Она до сих пор не уверена, что травматичнее. Настя говорит, что предпочла бы не знать никогда, ведь именно вскрывшаяся тайна, по её мнению, открыла двери в ад. Артём признаётся, что ему всё равно, — его не очень интересует, как именно его папа попал под следствие и как провёл год в изоляторе: «Я бы больше хотел узнать, как он перешёл из подростка в мужчину? Как его друзья превратились в партнёров? Мне это всё очень интересно услышать от папы, но он сам никогда не начинал, а я никогда не спрашивал». Даша очень жалеет о том, что дедушка сам не поделился с ней своим секретом. Она хотела бы, чтобы он рассказал обо всём, когда ей было лет десять: про Дмитрича, про своё отношение к нему, про то, как он жил.

«В четырнадцать я была уже взрослой — это такой момент, как когда тебе рассказывают про месячные в пятнадцать. Это уже поздно».

Источник: https://batenka.ru/unity/family/new-truth/

О близости и сексе

Урoвень возбуждения oт близости и уровень сексуального возбуждения примерно одинаковы.

Но что делать с сексуальным возбуждением многие из нас знают, а вот как оставаться в близости — нет. Поэтому реализация потребности в духовной близости может быть выражена через сексуальность. Однако, получив сексуальное или эротическое удовлетворение, не наступает ощущение удовлетворенности и духовной сытости — потребность-то была не в эротизации отношений и не в сексе.

На мой взгляд, так происходит по ряду причин:

Во-первых нас нигде не учат распознавать свои чувства, особенно их тонкие грани. Более того, в некоторых сообществах чувствительность оценивается как слабость и это качество вообще может считаться стыдным. Особенно для мужчин. Что уменьшает шансы на развитие этого навыка, необходимого, на мой взгляд, для психологического благополучия.

Во-вторых, у нас очень развита секс-индустрия. Есть масса информации о сексе. Эта тема не так табуирована, как разговоры о чувствах и их гранях — разговаривать о сексе, при всей табуированности этой темы, сейчас гораздо привычнее, как мне кажется, чем о чувствах.
И, соответственно, когда возникает потребность в близости и нужно ее как-то реализовывать, но непонятно как, то отсутствие этого навыка вызывает такое напряжение, что «выстреливает» то, что похоже на близость и где понятно что делать. То есть возбуждение от близости распознается как сексуальное возбуждение.

Если постоянно подменять одно другим, то рано или поздно произойдет что-то типа дисбаланса. Например, если я хочу пить, но вместо этого ем, и делаю так тысячи раз, то мой организм рано или поздно даст сбой — я либо наберу лишний вес, либо наступит обезвоживание, либо еще какая дисфункция.

Соответственно живые и богатые всеми гранями отношения между двумя людьми возможны лишь тогда, когда оба ясно про себя чувствуют — чего в конкретный момент времени каждый из них хочет. Прямое и спокойное предъявление своих «хочу» и «не хочу» предполагает местами конфликт интересов. Но это совсем не значит, что слово «конфликт» означает «скандалы, интриги, расследования». Быть в конфликте не ранясь и не раня — это еще один навык, который достоин написания отдельного поста, а я пока на близости все же сфокусируюсь.

Так вот, близость. Собственно, что это такое?

Близость я понимаю как приближение двух людей из самой сердцевины существования. Когда двое встречаются из своего центрального сущностного опыта и могут безопасно в этом опыте оставаться. Проще говоря, встречаются без масок и защит.

Это очень захватывающее поначалу переживание, ибо в нем сосредоточены не только светлые чувства, но и собственная уязвимость.

Ведь когда так близко подходишь к кому-то, то если решат плюнуть, то достанут. А так как во многих из нас плевали в такие моменты, то сближение своей уязвимостью — на мой взгляд, очень смелый шаг.
Знаю, что некоторые после детских травм на него вообще не отваживаются. Проще уходить в цинизм, умничание, юмор, клоунаду, отвергать, убегать…в защиты, короче. Что бы не рисковать пережить снова тот опыт, когда тот, кто так нужен не просто отверг мое предложение или мой поступок, он отверг МЕНЯ, меня в моей сути, обвиняя попутно в какой-нибудь моей плохости.
Поэтому для того, что бы близость случилась, важно, что бы сформировалось доверие в отношениях.

И вот, встречаются двое влюбленных…нет, встречаются два любящих друг друга человека, и в какой-то момент их любовь начинает рваться наружу, не в силах оставаться прикрытой какой-нибудь болтовней на отвлеченные темы или еще каким-нибудь занятием и наступает момент, в котором обоих (или одного только) «накрывает» эта радость приближения и принятия в этом приближении, приправленная нежностью, любовью, радостью от того, что эта встреча случилась… И совершенно непонятно как это вот все выразить, как сообщить об этом партнеру, как этим поделиться, передать.

Собственно, в этот момент и происходит обычно подмена возбуждения от близости на сексуальное возбуждение.

Бывает и по другому — вместе с переживанием ценности этих отношений происходит переживание собственной плохости для этих отношений и, как следствие, бегство вообще из отношений, или из переживания ценности отношений.

А еще бывает, что симпатия и желание близости может происходить только через сексуальность. И вот, например, потребность дружить может крутиться вокруг сексуальности и воплощаться как общение под предлогом секса и близлежащих тем. Но это еще как-то социально приемлемо.

Гораздо больше тревоги это вызывает, если потребность в близости с однополым партнером интерпретируется самим же собой как гомосексуальность и вызывает стыд.

Еще более разрушительные последствия, когда интерпретация своей потребности в близости путается на корню с сексуальностью и человек впадает отравляющий и парализующий стыд при контакте с детьми. И ограничивает свои пересечения с детьми по максимуму, дабы обезопасить детей и себя от предполагаемой педофилии.

А как иначе?

Я не знаю как правильно и у меня нет рецептов, подходящих для всех.
Но из своего опыта и опыта своих коллег и клиентов, я знаю, что в близости можно просто осознанно оставаться, переживать ее. Это переживание может проявляться и слезами от трогательности происходящего, и проговариванием своих чувств партнеру, и проговариванием своих страхов, которые могут появляться в такие моменты. То есть это переживание может вызреть и перерасти в действие, в выражение этого переживания, разделение его с партнером, разделения этого опыта близости с партнером. И все.

Перечитала абзац, вроде просто все звучит, как обычно. Но не ве так просто, ибо нет вещи более хрупкой в отношениях, чем близость.
Близость подкрепляется ее разделением, принятием. Это значит, что в близости нет места «правильным» и соответствующим ситуации откликам на нее. Близость питается спонтанностью и искренностью. Что тоже не всегда может быть просто.

Ксения Аляева

«Жить в кайф» или история от прокрастинации к саморазвитию

(прим. автора блога) Текст подготовлен автором Здесь он сохранён как мотивационное письмо для тех, кому «слишком легко учиться».

Сегодня речь не пойдет о сложных и не очень аспектах языков программирования или каком-то Rocket Sience. Сегодня я расскажу тебе короткую историю о том, как я встал на путь программиста. Это моя история и ее уже не изменишь, но если она поможет хотя бы одному человеку стать чуточку увереннее — значит она была рассказана не зря.


Пролог

Начнем с того, что я не увлекался программированием с раннего возраста, как многие читатели этой статьи. Мне, как и любому раздолбаю, всегда хотелось чего-то бунтарского. В детстве я обожал лазать по заброшкам и играть в компьютерные игры (что и доставляло мне не мало проблем с родителями).

Будучи в 9м классе, все, чего мне хотелось — поскорее избавиться от всевидящего родительского ока и наконец «жить в кайф». Но что это значит, это пресловутое «жить в кайф»? На тот момент мне представлялось это беспечной жизнью без забот, когда я мог бы играть в игры сутками напролет без упреков родителей. Моя подростковая натура не знала, кем хочет стать в будущем, но направление IT было близко по духу. При том, что я обожал фильмы про хакеров, это добавляло куражу.

Поэтому было решено идти в колледж. Из всего, что меня тогда наиболее интересовало и было в списке направлений, оказалось только программирование. Я подумал: «А что, буду больше проводить времени за компом, а комп = игры.»

Колледж

Первый курс я даже учился, но предметов, связанных с программированием, у нас было не больше, чем берез на северном полюсе. От полнейшего ощущения безнадежности я бросил все на втором курсе(меня чудом не отчислили за ГОДОВОЙ прогул). Ничему интересному нас не учили, там я познакомился с бюрократической машиной или она со мной и понял как правильно получать оценки. Из предметов, хотя бы косвенно связанных с программированием, у нас была «Архитектура ЭВМ», которой за 4 года было 2,5 пары, а также «Основы программирования», на котором мы писали 2х-строчные программки на BASIC. Отмечу, что после 2 курса я учился на отлично (с горячей родительской руки). Как же я негодовал и сотрясался, говоря: «Нас ничему не учат, как мы можем стать программистами? Все дело в системе образования, нам просто не повезло.»

Это доносилось из моих уст каждый день, каждому человеку, кто спрашивал меня об учебе.
По окончании колледжа, написав дипломную работу на тему СУБД и сотню строк на VBA, до меня понемногу начало доходить. Сам процесс написания диплома был в сотни раз ценнее, чем все 4 года учебы. Это было весьма странное чувство.

После выпуска меня даже мысли не посещали, что я когда-нибудь могу стать программистом. Я всегда думал, что это непосильная мне сфера с кучей головной боли. «Нужно быть гением, чтобы писать программы!», это было написано у меня на лице.

Университет

Затем начался университет. Поступив на направление «Программная автоматизация» у меня появилось еще больше поводов кричать об ужасной системе образования, ведь и там нас ничему не учили. Преподаватели шли по пути наименьшего сопротивления, и если ты мог набрать на клавиатуре 10 строчек кода с листика — ставили положительную оценку и удалялись по-барски пить кофе в преподавательскую.

Тут я хочу сказать, что начал испытывать неприкрытую ненависть к системе образования. Я думал, что мне должны дать знания. Зачем я сюда тогда пришел? А может это я настолько недалекий, что мой максимум это 20 тыс. в месяц и носки на новый год.
Программистом нынче быть модно, все восторгаются тобой, упоминают в разговоре, типа: «… и не забывай. Он программист, это само за себя говорит.»
От того, что я хотел, но не мог им стать, я корил себя постоянно. Потихоньку я начал смиряться со своим естеством и все меньше и меньше думал об этом.«Ничего, разве я когда нибудь отличался каким-то особым складом ума? Меня не хвалили в школе, ну и ладно, не всем суждено».

Во время учебы в университете я устроился на работу продавцом и жизнь у меня была относительно спокойная, а вожделенное «жить в кайф» так и не наступало. Игрушки уже так не будоражили ум, по заброшкам бегать не тянуло, и в душе появилась какая-то тоска. Как-то раз ко мне зашел покупатель, он был шикарно одет, у него была крутая машина. Я спросил, мол: «В чем секрет? Кем ты работаешь?»

Этот парень оказался программистом. Слово за слово, разговор завязался на тему программирования, я начал ныть свою старую песню про образование, и этот человек поставил точку на моей раздолбайской натуре.

«Ни один преподаватель не сможет научить тебя чему-то без твоего желания и самопожертвования. Учеба есть процесс самообучения, а преподаватели лишь ставят тебя на правильные рельсы и периодически смазывают колодки. Если тебе легко во время обучения, то знай — что-то точно идет не так. Ты пришел в университет за знаниями, так наберись смелости и забери их!», сказал он мне. Этот человек разжег во мне тот слабый еле тлеющий уголек, который уже почти погас.

До меня дошло, что все мое окружение, в том числе и я, просто разлагалось за ширмой неприкрытого черного юмора и сказок о несметных богатствах, которые нас ждут в будущем. Это не только моя проблема, но и проблема всей молодежи. Мы — поколение мечтателей, и многие из нас не умеют ничего кроме как мечтать о светлом и прекрасном. Идя по пути прокрастинации, мы быстро подбиваем стандарты под свой образ жизни. Вместо поездки в Турцию — поездка на дачу, нет денег переехать в понравившийся город — ничего, и в нашем селе тоже есть памятник Ленину, и авто уже не кажется такой развалюхой. Я понял почему «жить в кайф» до сих пор так и не наступило.

В тот же день я пришел домой и начал изучать основы программирования. Это оказалось настолько интересно, что ничто не могло утолить мою жадность, я хотел еще и еще. Ничто меня до сих пор так не увлекало, я занимался сутками напролет, в свободное и несвободное время. Структуры данных, алгоритмы, парадигмы программирования, паттерны (которых я тогда совершенно не понимал), все это вливалось в мою голову нескончаемым потоком. Я спал по 3 часа в день и мне снились алгоритмы сортировки, идеи различных архитектур ПО и просто прекрасная жизнь, где я могу наслаждаться своей работой, где я наконец-то буду «жить в кайф». Недостижимое Ultima Thule уже показалось за горизонтом и моя жизнь снова обрела смысл.

Проработав в магазине еще какое-то время, я стал замечать, что вся молодежь — такие же неуверенные в себе ребята. Они могли совершить над собой усилие, но предпочитали расслаблено довольствоваться имеющимся, намеренно отказываясь от своих не воплощенных в жизнь желаний.
Спустя пару лет я уже написал несколько по-настоящему полезных программ, хорошо вписался в несколько проектов разработчиком, получил опыт и еще сильнее зарядился на дальнейшее развитие.

Эпилог

Есть поверие, что если заниматься чем-то регулярно на протяжении определенного промежутка времени, то это «что-то» войдет в привычку. Самообучение — не исключение. Я научился учиться самостоятельно, находить решение своих задач без сторонней помощи, быстро добывать информацию и практически ее применять. Сейчас мне трудно не написать хотя бы одну строчку кода за день. Когда учишься программировать, твой разум перестраивается, начинаешь смотреть на мир под другим углом и иначе оцениваешь происходящее вокруг. Ты учишься декомпозировать сложные задачи на маленькие простые подзадачки. В твою голову приходят безумные мысли о том, как можно устроить что угодно, и это станет лучше работать. Возможно поэтому многие считают, что программисты «не от мира сего».

Сейчас меня взяли в крупную фирму, которая занимается разработкой автоматики и отказоустойчивых систем. Я чувствую страх, но вместе с ним я чувствую веру в себя и в свои силы. Жизнь дается один раз, и в конце я хочу знать, что внес свой вклад в этот мир. История, которую творит личность, гораздо важнее, чем сама личность.

Какое же наслаждение мне до сих пор приносят слова благодарности от людей, которые пользуются моим софтом. Для программиста нет ничего ценнее, чем гордость за свои проекты, ведь они являются воплощением наших усилий. Моя жизнь полна прекрасных моментов, «жить в кайф» пришло и на мою улицу, я стал с удовольствием просыпаться по утрам, начал заниматься своим здоровьем и по настоящему дышать полной грудью.

В этой статье я хочу сказать, что первая и самая главная инстанция образования — это сам обучающийся. В процессе самообучения кроется процесс самопознания, местами тернистый, но дающий свои плоды. Главное не сдаваться и верить, что рано или поздно то самое непреодолимо далекое «жить в кайф» наступит.

О воспитании. Мысли автора блога.

Пост
Навеял меня о том, что я не могу удержать только в голове. Много хочется сказать, и я постараюсь коротко изложить то, что меня беспокоит.

Я — именно тот ребёнок, который рос при телевидении, конфетах и компьютере.
Да смотрел «Утиные истории», «Розовую пантеру» и другие мультики диснея по выходным и в будни, потому что родители были заняты, им некогда было сидеть с ребёнком. Позже, когда уже учился в школе, любил каналы СТС и ТНТ. И тот самый камеди клаб вовсе не научил меня материться. Нет, это сделали ребята в лагере, где я был в 9 лет. Но это увлечение быстро сошло на нет вместе с жаргоном, и теперь я отстаиваю со всей принципиальностью нормы русского языка.

Кроме того, детский сад меня никогда не интересовал как и общение с множеством ребят. Всегда предпочитал уединённые развлечения и «игры на двоих». Да и от того, что я любил сладости с детства — в этом нет ничего плохого. Ну и что с того, что меня не научили готовить их самостоятельно? Имея навыки кулинарии и нужное желание это всегда можно освоить, если есть время.

У меня есть два периода в детстве, которые делят жизнь на город и деревню. С одной стороны это природа и сельская жизнь, а с другой — городская, транспортная и много разных городских увлечений. Не скажу, что природа и единение с ней настолько важно, в городах тоже есть много зелёных зон, а уж в Москве их достаточно! Значение жизни на природе преувеличено, и дело тут даже не в экологии. Все эти разговоры о духовности, которой наполняется ребёнок, созерцая сельские пейзажи и местность — пусты. Я с точно таким же упоением люблю созерцать городские пейзажи, а мне они нравятся куда больше, поскольку отражают именно культуру людей, а не самобытность земли и растений.
Детям надо давать свободу, и я благодарен родителям, за то, что они часто давали мне возможность самореализовываться в совершенно разных направлениях. Но тут говорится о другом — о том, что нужно направлять ребёнка и учить тому, что родитель посчитает правильным.

Могу написать подобную статью, но как бы с полярным взглядом, но будет звучать она так же, поскольку она спекулирует ценностями автора, пропогандируя их. А вывод тут совершенно глупый. О том, что не следует доверять системе (которая создала множество учений о воспитании детей, на мой взгляд правильных по большей части), а следует изобретать свою, и никого не слушать. Не слушать опытных воспитателей-преподавателей, не читать учебников по детской психологии.

Ведь это так можно далеко зайти в попытках найти идеальную систему, которую автор предлагает построить по собственному желанию.

Каждый из рождается и воспитывается в существующей системе, и нет смысла пытаться её «свергнуть» или быть бунтарём вопреки всему. Надо брать лучшее из того, что она даёт и идти своей дорогой. А взрослеющему ребёнку в этом должны родители помогать, но мягкими советами и рекомендациями, не направляя жёстко, как будто это единственно верный путь. В конце концов люди вырастают в соответствии с их талантами и тем, что они научились за годы их взросления. Для них мир становится сложен ровно настолько, насколько позволяет их собственный мозг. Кому-то это дано понять, кому-то нет — вот самый главный момент во всей сути развития человека.

Невозможно «убить уникальность». Она проявит себя вне зависимости от воздействия, рано или поздно. Уж в наше время очень тяжело скрыть от ребёнка какую-то информацию, а уж тогда это лишь вопрос времени. Захочет развиваться — никто не сможет его остановить.
Даже если всё детство вы будете заниматься ремеслом и вырезать ложки из дерева. Если у него хватает талантов на большее — он проявит себя, это лишь вопрос времени.

Вывод хочется сделать следующий — используйте всё хорошее из старых учебников по воспитанию, и давайте свободу детям при любом удобном случае, если это не связано с опасностью. И всё, ваши дети вырастут такими, какими они должны стать.

Можно обращаться за помощью к детским психологам, но учтите, что компетентных специалистов не так уж и много, их ещё надо уметь найти.

«Необучаемых детей не бывает» и о чём молчат учителя

Педсовет — это, конечно, отдельная песня. Заунывная песня бурлаков. Каждый раз, выходя после очередного многочасового заседания, я повторял одну и ту же фразу: «Пристрелите меня!» По-моему, это всё-таки талант, так провести совещание педагогических работников, что после него хотелось повеситься прям тут же, в кабинете.

Начнём с продолжительности. Три-четыре часа минимум. Что там можно столько обсуждать? Для меня самого это до сих пор загадка. Я всегда садился за последнюю парту, и поэтому мне было отлично видно, как с каждым часом учителя всё больше и больше напоминали школьников. Разговоры, записки, сдавленные смешки — всё как в обычном классе.

Вон преподавательницы ИЗО и технологии, совсем как пятиклассницы, поставили на край стола сумки, чтобы никто из выступающих не видел, как они заполняют журналы. На первом ряду учительница математики проверяет самостоятельные, физрук читает газету, географичка требует открыть окно, иначе она упадёт в обморок, но открыть нельзя, так как биологичке дует. Знакомо? А у доски завуч вещает об очередных нововведениях.

«Что придумали нового?» — именно с такой мыслью приходили на педсовет многие педагоги. Красной нитью во всех докладах проходила мысль: вы не справляетесь со своими прямыми обязанностями, поэтому вот вам ещё парочка.

Мало отличников, много троечников, в других школах результаты ЕГЭ лучше, учителя старшей школы, равняйтесь на преподавателей начальной, они во всём опережают вас, нет, повышения зарплаты не будет, вы и так получаете больше всех в районе. Особенно мне запомнились три педсовета.

Если очень захотеть

На первом директор выдала сакраментальную фразу, которую, как мне кажется, с радостью поддержат родители: «Необучаемых детей не бывает». И дальше последовало двадцатиминутное объяснение, почему мы не имеем права ставить двойки за четверть и что если ты ставишь ребёнку неудовлетворительную оценку, то ты, товарищ, тем самым расписываешься в своей полной профнепригодности. Аминь! Правда, по её же логике, у неё у самой были большие проблемы, так как двойки её ученики получали регулярно. Но что позволено генералу…

В той или иной вариации я слышал мантру про отсутствие необучаемых детей от многих педагогических работников. По странному совпадению все они занимали руководящие посты, кто-то возглавлял школу, другой — департамент образования района.

— Что? У Васи выходит двойка по математике? — делаем круглые глаза и недовольно кривим рот. — Как же вы это допустили? Ведь необучаемых детей не бывает

Как же замечательно это смотрится в теории. Сидит в классе тридцать детей с идеально пустыми головушками, и ты, как библейский сеятель, отправляешь в их сознание живительные семена теорем и правил. Поливаешь их целебной водичкой повторения, удобряешь домашней работой, и вуаля — стобалльник на ЕГЭ готов.

Наверное, приблизительно так это и работает в каких-нибудь школах, где ученики в пятом классе сдают экзамены, чтобы учиться именно в этом престижном учебном заведении. Утверждать не могу, но хочется верить.

«Если очень захотеть, можно в космос полететь!» Чем учитель хуже космонавта? Если педагог как следует постарается, то даже самый слабый и немотивированный школьник легко справится со всеми трудностями. Правда? Неправда!

Не подумайте, я не пытаюсь снять ответственность с учителей, и глупо было бы спорить, что от педагога действительно зависит очень многое. Многое, но не всё. Мои иллюзии о собственном всесилии разбились о суровую реальность буквально в первый год работы в школе.

Моя твоя не понимать

Середина ноября, урок истории в шестом классе. Неожиданно распахивается дверь, и в кабинет входит улыбающийся классный руководитель вместе с перепуганной девочкой с огромными карими глазами и длиннющими ресницами. «Наверное, новенькая», — подумал я и не ошибся. Девочка оказалась очень скромной, спокойной и тихой. Очень тихой. Я бы даже сказал, чересчур. Но разве это недостаток?

Наверное, большинство учителей согласится, что с такими детьми работать гораздо проще, чем с их гиперактивными сверстниками, у которых рот закрывается только во время сна. Она внимательно слушала объяснения, совершенно не отвлекалась, аккуратно переписывала схемы с доски, не бегала по коридорам на переменах, никогда не опаздывала на занятия. Идеальные тетрадки, новенькие учебники, красивый дневничок. Ну все задатки типичной отличницы. Одна проблема — девочка не умела говорить по-русски. Совсем.

Каким образом ребёнок, только что приехавший из Средней Азии и не знавший ни одного русского слова, оказался в шестом (!!!) классе — тайна за семью печатями! Но, так или иначе, вот она сидит за первой партой, внимательно на тебя смотрит и ни черта не понимает. И двойки за четверть у неё, как вы понимаете, быть не может, потому что необучаемых детей не бывает! И нет, я не передёргиваю, подобные ученики тоже включались администрацией в категорию тех, у кого как минимум (минимум!!!) должна быть тройка. А если по каким-то совершенно непонятным причинам эту оценку ты слепить не можешь (а попытки оценить таких школьников как раз таки процесс лепки и напоминали), тебе стоит задуматься об уровне своего профессионализма.

Это не был единичный случай. Периодически подобные дети сваливались на школу в середине учебного года, как бомбы из реактивного самолёта. И у всех была одна и та же, будто под копирку история: родители переехали из бывшей советской республики в Подмосковье, ребёнок никогда не говорил на русском, но не волнуйтесь, Павел Викторович, он очень быстро втянется, администрация поможет. А спустя два месяца тебя вызывают к завучу, чтобы выяснить, почему у Махмуда двойка за административный диктант.

— Даже не знаю… Может быть, потому, что мы изучаем причастия, а Махмуд не может даже в туалет отпроситься, потому что не знает подходящих слов? — развожу руками я.

— Павел Викторович, давайте обойдёмся без ваших шуточек.

Интересно, а кто здесь шутил?

ККто последний, тот и вода

В школе у всех, а особенно у администрации, очень короткая память. Очень. Прямо до безобразия. А ещё обязательно должен быть виновный, а так как, по мнению руководителей, ребёнок в 99,99% ни в чём не виноват, то, скорее всего, расхлёбывать кашу будешь именно ты. Даже если ты её и не заваривал, даже если за столом не сидел, а просто мимо кухни проходил. Неважно!

— Как вы это допустили?!

И вот тут очень важный момент: конечно, завуч с директором будут взывать к совести ученика, обвинять его во всех смертных грехах, пугать и топать ногами, но… Громадное но! Как только за безответственным лоботрясом захлопнется тяжёлая дверь, всех собак спустят на предметника, а если повезёт и настроение будет соответствующим, ещё и классному руководителю достанется. За компанию.

Когда придётся отчитываться за каждого двоечника и второгодника (а школе придётся, не переживайте), никто не будет слушать рассказы директора о Саше или Маше. Когда речь заходит о рейтингах и баллах, личности отдельных учеников вообще никого не интересуют.

Двоек быть не должно. Точка. А если они есть, то, значит, вы, Пётр Степанович, плохо справляетесь со своей ролью руководителя образовательного учреждения

И отлично всё это понимая, точно так же Пётр Степанович не будет слушать и своих работников. И дальше начинается замечательная народная игра «Горячая картошка». Кто последний Махмуду поставил оценку, тот и виноват. Лучше всего справляется с этой игрой начальная школа. О некоторых «звёздных» учениках преподаватели старшего звена наслышаны ещё до того, как школьники переходят в пятый класс. Все знают, что Вася — круглый двоечник, никогда не выполняет домашнюю работу, грубит учителям, дерётся с одноклассниками и делает три ошибки в своей фамилии.

По-хорошему, Васенька должен сидеть в первом классе и заново учить алфавит. Но оставить ребёнка на второй год в начальной школе — это вообще что-то из разряда фантастики, легче слона заставить станцевать польку в балетной пачке. Поэтому мы имеем то, что имеем, и наш Василий гордо плывёт по коридору старшей школы. Вася — пятиклассник! Поздравляем Василия и его родителей, искренне сочувствуем его новым учителям и классному руководителю.

Первую же контрольную наш герой пишет на кол, потому что за двадцать восемь ошибок в словарном диктанте из пятнадцати слов (эту цифру я не с потолка взял) ставить двойку — преступление. Такой же результат наш герой демонстрирует и на всех последующих самостоятельных. Что мы обсуждаем на совещании? Правильно! Почему старшая школа — такое дно, которое ничему не может научить ребёнка? И плевать мы хотели, что учитель начальной школы за четыре года не смог объяснить Васе, что такое подлежащее и сказуемое.

Это не камень в огород начальной школы, никто бы не смог. А вот Павел Викторович должен был решить все его проблемы за два месяца. «Не смог? Поставил двойку самому себе!» — подводит неутешительный итог директор.

Источник: https://mel.fm/otryvok/6785091-teacher_days?utm_medium=social&utm_campaign=pavel-astapov-rabotaet-uchitelem-v-shkole

Анекдот про ПАССАТ

в салон вошло лицо откровенно кавказской национальности и, с трудом подбирая слова, сказало: «Дэвушк, я пассат хачу», Лиза поняла его не в том плане, что вот, человек вознамерился приобрести машину «Фольксваген — пассат», а совсем по-другому.

То есть просто совершенно по-другому.

Она вздрогнула и, не переставая демонстрировать широкий голливудский оскал, спросила:

— Что-что вы хотите?

— Пассат сичас хачу, — повторил кавказец и похлопал себя спереди по карману штанов, намекая, что деньги при нем есть. Однако Лиза вновь поняла его слова и жест неправильно. Она поняла – человеку так невтерпеж, что он готов справить свою нужду прямо здесь, посреди салона. Причем немедленно!

— Здесь нельзя, — поспешно сказала она.

— Пачэму нэлзя? — удивился кавказец. — Здэсь нэт?

— Там, — Лиза горячо замахала на дверь с большими латинскими буквами WC в дальнем конце салона, — там есть.

Лицо кавказской национальности повернулось в указанном направлении, издалека опознало знакомую букву W, украшающую обычно радиатор машины, первую часть названия которой он никак не мог вспомнить, и не торопливо направилось к двери. Лиза провожала его напряженным взглядом, опасаясь, как бы несчастье не случилось по дороге. Лишь когда кавказец дошел до искомого места, она облегченно перевела дух.

— Пассат хачу, — распахнув дверь и увидев сидевшую за столиком пожилую женщину, произнес кавказец.

— Можно, — тоже вполне определенно поняв его, разрешила тетя Шура и, быстро что-то прикинув в уме, назвала явно завышенную цену услуги: — Десять.

Кавказец вытаращил глаза. Такая большая машина за десять тысяч долларов это было неправдоподобно дешево. » Эх, переборщила «, — увидев его реакцию, подумала тетя Шура и уже хотела снизить цену, но кавказец ее опередил.

— Пачему так дэшево? — с подозрением спросил он.

Тетя Шура едва не подпрыгнула от радости на стуле. Сделав вид, что роется в бумагах на столе, она поспешно сказала:

— Ой, ошиблася я, кажется… Hу точно, извиняюсь… Двадцать.

— И кандыцыонэр ест? — решил уточнить комплектацию автомобиля кавказец.

— Какой? — не поняла тетя Шура.

— С кандыцыонэр пассат хачу, — объяснил кавказец.

Теперь настало время тете Шуре вытаращивать глаза. За долгие годы работы в столь специфическом виде сервиса она не встречала людей со многими странностями. Hо что бы кому-то для этого дела потребовался кондиционер с шампунем в одном флаконе, про который ей каждый вечер трендели из телевизора, — с таким она сталкивалась впервые. Hу бумага, ну мыло, ну презерватив — это если вдвоем зашли, но кондиционер-то с шампунем зачем?!

» Господи! — в следующий момент осенило ее. — Да никак он голову мыть здесь собрался!.. Hеужто больше негде? » Вспомнив состояние и вид подведомственного ей фаянса, она изумленно посмотрела на ожидающее лицо кавказской национальности и, разводя руками, с жалостью сказала:

— Hету кондиционера, милок, нету… Вчерась закончился… — зачем –то соврала она и неуверенно предложила:

— А может, мыльце подойдет?

— Бэз кандыцыонэр нэ надо, — гордо отказался кавказец, догадавшись, что под мыльцем здесь подразумевают, видимо совсем уж бедную комплектацию машины, что-то вроде «ушастого» «Запорожца», и захлопнул дверь, оставив тетю Шуру сожалеть об упущенной выгоде.

Когда Лиза вновь вдруг увидела перед собой все то же лицо кавказской национальности, она вздрогнула и первым делом непроизвольно взглянула на его штаны. И лишь убедившись, что все в порядке, перевела взгляд на само лицо. Лицо было уже явно сердито.

— Пассат наканэц мнэ даш? — раздраженно вопросило оно.

— А вы… разве там… нет?.. — она беспомощно махнула в сторону заведения тети Шуры.

— Там кандыцыонэр нэт, — презрительно произнес кавказец, — Бэз кандыцыонэр нэ хачу.

Лиза тихо застонала. Конечно, она знала, что тетя Шура уборкой себя особенно не обременяет, поэтому атмосфера царила в ее заведении та еще, в каком-нибудь дизентерийном слоновнике дышалось наверняка легче, но чтоб это так уж сильно мешало? Тем более при большой нужде. — Вот! — внезапно закричал кавказец, наконец опознавший среди стоящих в салоне машин ту, за которой пришел, и вспомнивший первую часть ее названия.

— Фальксваген пассат хачу!

Лизе стало дурно. Использовать дорогую машину для этого!?

— Кандыцыонэр ест ? — тыча в автомобиль пальцем, возбужденно спросил кавказец. Лиза обреченно кивнула.

— Музыка ест?

Лиза пошатнулась. Ему для этого еще и музыку подавай!

— Хачу, — подытожил кавказец и решительно шагнул к машине.

— Hет! — из последних сил воскликнула Лиза и загородила ему дорогу. — Hи за что!

Тут на свое счастье, увидела охранника Василия, входящего в салон, и начала истошно махать ему, крича:

— Сюда! Сюда! Скорее!

Василий был с большого бодуна, весь его организм жаждал покоя и пива, поэтому, после того как Лиза возмущенно прошептала ему в ухо, что вот этот человек рвется справить малую нужду в дорогой автомобиль, никаких других версий относительно поведения кавказца у него уже не возникало.

— Ты что, совсем оборзел ? — смерив тщедушную фигуру кавказца, мрачно спросил Василий.

— Мнэ пассат нада , — продолжал настаивать кавказец. — А ана нэ дает.

— А пасрат тзбэ нэ нада ? — передразнил его Василий.

— Фальксваген пасрат мнэ нэ нада , — решительно отказался кавказец от совершенно не известной ему модели машины. — Мнэ нада толко пассат.

— Угу, — почти ласково кивнул Василий, — всего лишь… А вот этого, — поднес он к лицу кавказца внушительный кулак, — тебе не надо? Кавказец наконец понял, что продавать машину ему здесь почему – то упорно не желают. Видимо последняя осталась и уже кому-то обещана. Hо уходить так просто ему тоже не хотелось, поэтому он осторожно отвел от сво

Последствия бага в военном ПО

Вечером 25 февраля 1991 года на американскую авиабазу в саудовском Дахране прилетела ракета Р-17 «Скад». Она разнесла казарму 475-го отряда квартирмейстерской службы армии США, ответственного за очистку воды. Взрыв убил 28 человек — это пятая часть всех погибших американцев за всё время войны в Заливе. Ещё около сотни получили ранения. «Скад» был обнаружен радаром дежурной батареи зенитного ракетного комплекса «Patriot», прикрывавшей Дахран. Ракету засекли и ничего не сумели сделать. Софт «Патриота» не смог правильно отреагировать на угрозу и посчитал, что ракета проблем не представляет.

Баг в нём был простой, как кирпич. Не баг даже, а математическая фича: разработчики и военные о ней знали, и все на неё плевали, как на чепуховину ничего не значащую.

Внутренний таймер ЗРК Patriot устроен как счетчик количества интервалов времени, прошедшего с момента включения системы. Длина такого интервала — 0,1 секунды. Чтобы перевести количество этих отрезков в секунды, его, понятное дело, нужно разделить на 10. Что для этого предложили разработчики? Естественно, умножить на 0,1.

В машинной арифметике деление часто подменялось умножением на обратное число, так было проще проектировать вычислительные устройства и работали они быстрее. Метод умножения на обратное число, к слову, стар, как сама математика: его применяли ещё в древнем Вавилоне.

Raytheon начал спешно улучшать систему. И, как оно бывает, доулучшался. Некое кодирующее туловище невыясненного системно-аналитического образования придумало устранить баг с неточным определением 0,1 и написало новую процедуру умножения.

Это была хорошая новость, потому что погрешность удалось снизить ещё больше. Плохая новость состояла в том, что туловище, когда переписывало старый код, вставило вызов этой процедуры не во всех случаях, где требовалось. Кое-где остался старый расчёт времени.
Вуаля! В системе завелось ДВА внутренних значения времени, используемых при расчёте РАЗНЫХ параметров. Различие между ними накапливалось тем сильнее, чем больше времени прошло с момента включения.

Теперь погрешности в математике ЗРК уже начали что-то решать, но об этом никто не думал. Потому что штатные проверки комплекса после переделки показывали, что всё ОК. Согласно программе испытаний: «Пункт 1: включили систему. Пункт 2: выставили режимы. Пункт 3: всё работает. Пункт 4: выключили. Переходим к следующему разделу».
Но никто не проводил «endurance test»: проверку на длительное дежурство на одном месте да против скоростных целей. А оно и зачем, если Patriot — это мобильный войсковой ЗРК для прикрытия боевых порядков? На одном месте ему по всем наставлениям стоять не следует, в том числе, в интересах собственной выживаемости.

Первыми за аномалию в работе комплекса зацепились не в США, а в Израиле. Развёртывающиеся боевые порядки страна прикрывать особо не собиралась, а вот собственная территория Израиль интересовала. Ну и по причине обычной национальной запасливости.
У ЗРК Patriot нет своих собственных накопителей для «логов» работы, поэтому комплексам полагались внешние. Но в армии США накопители не любили. Ходило вполне обоснованное мнение, что их софт какая-то очередная вавилонская ключница делала, и накопители периодически вешают всю систему. Поэтому операторы американских ЗРК на Ближнем Востоке их обычно не подключали, а вот в ЦАХАЛе всё сделали по инструкции.

Теперь вторая часть Марлезонского кодирования. Числа-то двоичные.
Точного представления десятичной дроби 0,1 в двоичном виде не существует — оно может быть только приблизительным.
Поэтому бодрые наследники древнего Вавилона из корпорации Raytheon вместо десятичного 0,1 загнали в систему двоичное число 0,00011001100110011001100. Оно немногим меньше требуемых 0,1 — примерно на одну десятимиллионную. Вот на это число радостно и умножили, полагая, что проблема решена.

Первые иракские «Скады» стартовали в сторону Израиля 18 января 1991 года. Израильские офицеры, однако, нашли время отсмотреть «логи». Уже 11 февраля от них в США прилетел первый «багрепорт»: после нескольких часов непрерывной работы ЗРК наблюдается необъяснимый дрейф параметров при переходе от режима обнаружения к сопровождению цели.
Радар при работе «на сопровождение» смотрит во вполне определенную узкую область пространства, где должна быть цель — так называемую «Range Gate Area», RGA. А ракета «Скада» быстрая, и надо чётко понимать, где она будет на следующем такте работы. Положение RGA определяется опережающим расчётом в зависимости от координат и скорости цели. А эта математика прямо завязана на точный отсчёт времени. А время у нас отсчитывается… ну, вы уже видели, как.

И с каждым часом отсчитывается всё косячнее. Израильтяне увидели, что границы окна, обсчитанные на этом косячном времени, начали ехать. Цель уже не посередине RGA, а ближе к краю, за 8 часов смещение процентов на 20 от центра окна.

Прикинули и поняли, что уже после 20 часов непрерывной работы цель вылезет за пределы окна, и тогда комплекс вообще перестанет брать цели на сопровождение, даже если видит их на обзоре. А значит, не сможет и обстрелять.

«Да ну, фигня, — отмахнулись генералы в Штатах. — У системы нормальный аптайм всего несколько часов. Зачем её вообще держать включённой постоянно? Ладно, по мере сил всё пропатчим и заапдейтим».
Надо заметить, что софтину ЗРК Patriot за тот нервный период с осени 1990 года перепатчивали уже аж шесть раз. Причем в пожарном порядке: надо было обучить аппарат противостоять иракским «Скадам» и «Аль-Хусейнам», и какая-то идиотская проблема многочасовой работы никого не волновала. Тем более, что накатывался один такой патч пару часов минимум, и всё это время комплекс должен стоять мёртвым куском железа. Кому это надо прямо во время войны?

Но 16 февраля патч таки написали и начали помаленьку ставить на комплексы. 21 февраля военное начальство, испытав нехорошее предчувствие в области собственных кресел, дополнительно разослало дежурную инструкцию для операторов ЗРК. Она состояла из одной фразы: не держите систему включённой «слишком долго», а то будут проблемы с захватом цели.

Но сколько это — «долго» — до разъяснений не снизошли.
Потом, после Дахрана, начальство оправдывалось, что полагало такое мудрое руководящее указание достаточным: догадаются, мол, сами. И вообще, война уже кончалась, все немного подрасслабились.

… Дежурная батарея «Альфа», принадлежавшая батальону, что прикрывал авиабазу Дахран, на вечер 25 февраля 1991 года имела аптайм больше четырёх суток. За этот период накопленная ошибка составляла уже 0,343 секунды. Для баллистической цели типа «Скада» это означало смещение центра RGA почти на 700 метров относительно реального положения ракеты. И это при габарите самого RGA около 300 метров. Проще говоря, собственный софт заставлял радар смотреть в гарантированно пустое пространство, и захват наблюдаемой в обзорном режиме цели не происходил. Ракета «Скад» своё дело сделала.

Анекдот про смену профессий

А вот эту историю ещё в 80-е передавали друг другу распечатанной на пишущей машинке.

До сих пор в Англии существует много курьезных обычаев и законов. Об одном из них наш рассказ.

Любая супружеская пара, прожив более четырех лет и не заимев детей, получает право за определенную плату пригласить государственного мужа для оказания помощи в таком трудном и деликатном семейном затруднении. И вот, оказавшись в таком трудном положении, одна супружеская пара решила воспользоваться своим правом.

Расстроенный супруг, уходя на работу, напомнил жене, что сегодня должен придти государственный муж и просил, чтобы она вела себя прилично. По чистой случайности, в том же доме счастливый отец многодетного семейства, жившего по соседству, пригласил на дом фотографа — специалиста по съемке детей. Будучи весьма рассеянным человеком, фотограф перепутал квартиры.

— Добрый день, мисс.

— Не надо слов, сэр, я все знаю.

— Ваш муж говорил вам, что я должен придти.

— Да, я готова.

— Ну, коль так, прежде чем приступить к делу, я хотел бы предложить

вашему вниманию все варианты, в которых мы будем работать.

— Я вас слушаю, сэр.

— Из наиболее эффектных способов, как показала практика, лучшими

являются следующие: стоя, лежа, в ванной.

— В ванной?

— Да, мэм. Не сомневайтесь в опыте, разрешите мне показать альбом с моими работами. Вот этого ребенка я сделал на крыше автобуса.

— Как, на крыше автобуса, при всем народе? О, боже!

— Да, мэм, такова прихоть матери. А вот этого ребенка я сделал в витрине универмага.

— В витрине? а глазах у всей публики?

— Что поделаешь, мэм? Его мать была кинозвездой, и ей это было необходимо для рекламы.

Он показал ей несколько работ с подобными комментариями. Закончив показ, фотограф достал два кусочка ваты и стал запихивать их в ноздри.

— Простите, мистер, зачем это?

— Не перевариваю запах жженой резины. Итак, начнем в ванной.

— Что ж, хорошо.

— Одну минуту, я должен взять штатив.

— Что, штатив? О боже! А это зачем?

— Понимаете-ли, мэм, аппарат настолько тяжелый, что в руках его трудно держать.

И после этого она упала в обморок. Испуганный и недоумевающий фотограф

выскочил из квартиры, прихватив свою аппаратуру.

А через некоторое время государственный муж на лестничной площадке столкнулся со счастливой матерью многодетной семьи, поджидавшей фотографа.

— Добрый день, мэм! Это вы сделали разовый вызов?

— Да, мистер.

— Я должен заметить, что несмотря на все мое мастерство и старание разового вызова, как правило, недостаточно, нужно оформить вызов на следующей неделе.

— Хорошо, последую вашему совету. Где же ваш аппарат?

— Мадам, вы самая остроумная женщина в лондоне. Конечно же со мной!

— Извините, пожалуйста, я не заметила. Обычно у людей вашей профессии он сразу бросается в глаза.

— Вы обижаете меня, мадам. Вот взгляните, мадам. Данные моего аппарата замерены у мэра. Я заверяю вас, он вполне работоспособен.

— Простите, мистер, я слабо разбираюсь в технике. Мой муж не раз

просил соседа — любителя помочь, но и вдвоем они ничего нужного не

добились.

— Как, мадам? Ведь любители нашей профессии преследуются по закону. Не пугайтесь, никакие любители не в состоянии конкурировать с сотрудниками нашей фирмы.

— Я вам благодарна и давайте приступим к делу. Если мне понравятся ваши старания, я буду постоянной вашей клиенткой.

— Hе волнуйтесь, мадам, у меня большой опыт. В списках моей клиентуры двести человек и ни одной жалобы.

— Я надеюсь на ваши старания. Начнем с ванной. Я уже приказала приказала

приготовить воды.

— Вы меня интригуете, мадам.

— А затем продолжим в детской комнате, на кресле, на паровозике.

— Как, мэм? Больше трех я не могу.

— Да, что вы, я слышу об этом впервые. У моей подруги мастер выполнил все заказы за один вызов. У нее было 15 позиций.

— Прошу прощения, но у вас неверные сведения. В нашей фирме таких специалистов нет. Даже если я откажусь от остальных вызовов, то и тогда я не смогу обеспечить больше 6 позиций. Но это предел моих возможностей

Кругозор — это полная ерунда

«Ты понимаешь, он такой аттрактивный жадор, имманентный ауре», — говорила мне Ленка о своём новом парне. Ленка была меня старше, к тому же благородного происхождения — из семьи члена Союза композиторов Азербайджана. И работала редактором на ОРТ, ныне Первом. Не то чтобы я ни слова не поняла. Всё было понятно интонационно.

А что тут не понять: юноша изысканный, из хорошей семьи, вполне годный для замужества. Прошло лет 20, Ленка замуж так и не вышла, теперь занимается просвещением и окормлением фейсбучной публики, наставляя её на путь истинный. Многим понятно, что Елена Эдмундовна дура. Но к чему заводить учёные разговоры? Я не прочь и сама поговорить о всевозможных открытиях в научном смысле, но ведь на это есть другое время!

Они хотят свою образованность показать и всегда говорят о непонятном. Слава богу, прожили век без образования и вот уж третью статейку на хорошем ресурсе размещаем. А ежели мы, по-вашему, выходит необразованные, так зачем вы нас читаете? Шли бы к своим образованным (козырнём цитатой из Чехова).

Кругозор, сообщает нам «Википедия», это то же, что горизонт. А в переносном смысле это круг знаний и интересов человека (там же). Это то, что говорит о тебе и отчасти формирует круг твоего общения. И Елена Эдмундовна не будет с тобой дружить в фейсбуке, если ты не поддержишь на должном уровне разговор об аттрактивном жадоре. Я даже не знаю, как ты будешь с этим жить, дружок.

А вдруг у тебя есть дети лет шести-семи? Спроси прямо сейчас своё дитя, сможет ли он нарисовать тёте облучок. А то позор какой, весь фейсбук смеётся сегодня над весёлым рассказом тётеньки, зачем-то допущенной до детей. С сильными сокращениями воспроизведу:

«Однажды первоклашкам предложили на уроке чтения нарисовать иллюстрацию к стихотворению Пушкина:

Бразды пушистые взрывая

Летит кибитка удалая.

Ямщик сидит на облучке

В тулупе теплом, в кушачке.

И вот что получилось у детишек. Кибитка была изображена в виде летательного объекта. Русским ведь языком сказано: «летит». Значит, летит. Причём у некоторых детей аппарат этот имел кубическую форму. Видимо, из-за созвучия слов «кибитка» и «куб». И вот летит по небу эдакая ки (у)битка и что делает? Правильно — взрывает. Кого? Бразды пушистые. Что же такое бразды? Если пушистые, следовательно, звери такие.

А рядом, неподалёку от этого безобразия сидит некая загадочная личность и спокойно так за всем этим геноцидом наблюдает. Это ямщик. Причём изображён он, сидя на обруче (облучек — обручок, почти совсем одно и то же) и с лопатой в руках. Почему с лопатой? Ну как же — он же ямщик, чем же ещё ему ямы копать и браздов хоронить».

А теперь, дорогие мои, возьмите карандаш и нарисуйте облучок. И кибитку. Нет, не карету, не телегу, не лафет и не дилижанс. Бразды изобразите, умники. Ну ладно. Давайте поговорим тогда об особенностях биткоинов, хотя бы в общих чертах о криптовалютах, об умных контактах и пиринговых системах. Нарисуйте. Стыдитесь, сударь.

Хватит уже, проехали. Чтобы знать формулу спирта, необязательно год зубрить органическую химию, многие учёные люди запомнили её из произведений Венички Ерофеева. И никто в здравом уме и твёрдой памяти не назовёт вам год, когда аборигены съели Кука, если только он не зарабатывает этим знанием себе на хлеб. А также не могу припомнить ни одной строки Тредиаковского, хоть убей. И я навсегда забыла тангенсы и котангенсы, хотя они прикольные. Но зато Пифагоровы штаны во все стороны равны. Когда мне понадобится — я посмотрю в сети.

А что же я буду делать, если завтра война, если отключат электричество и интернет? Что-то мне подсказывает, что строчки Тредиаковского и тангенс с котангенсом в этом трагическом случае пригодятся мне меньше всего. Зато я изучала органическую кухню и могу приготовить десерт из гнилого чеснока (он в таком случае называется ферментированным). Мне кажется, в жизни без электричества и биткоинов я буду популярна и открою свою кондитерскую.

А вот в Финляндии котангенсы отменили. И в сингапурской системе тоже — её сейчас в Татарстане экспериментируют. Но это всё старые наработки по мотивам нашего солнца Выготского, сто лет уже им в обед. В Финляндии экспериментаторы, отменившие в школе все предметы, в конце года будут итоги подводить. А вот про сингапурскую систему уже много чего известно, она даёт много хороших математиков на душу населения, и Финляндия на это насмотрелась и тоже захотела. Там теперь все предметы междисциплинарные, дети изучают явления, процессы и феномены.

Например, кейс «Путешествие Колумба». Погружаемся в эпоху, читаем Рафаэля Сабатини и всё такое, изучаем карты, чертим корабли, учимся ориентироваться по звёздам, захватываем астрономию, немного физики, математики, навигацию и географию. Потом пошла ботаника, зоология, этнография, геология, история Америки. Можно и Эрика Рыжего захватить, особо одарённые дойдут до варягов с Рюриком. Кто увлечётся астрономией, кто геномом табака, картофеля и кукурузы, кто — историей араваков. А «Войну и мир» кто-то начнёт читать в кейсе «Битва при Аустерлице», кто-то как материал к «Партизанскому движению» или «Культура и быт русской дворянской усадьбы XIX века». В крайнем случае прочитают в кейсе «Лев Толстой». А парень, который в 10 классе конструирует компьютерную мышь для безруких (Сергей Халявин из Кушвы), посмотрит сериал Би-би-си «Война и мир», честно скажет об этом и пойдёт дальше размышлять над таблеткой от лейкоза. А если ему вдруг понадобится узнать, как выглядит облучок и что такое аттрактивный жадор, он между делом спросит это у Siri.

Тема новых образовательных форматов — это top of the top трендов (сравнимая только с изучением big data). Ушло время горизонта и кругозора. Они ограничивают мысль видимостью и предъявляют нам и нашим детям требования составителей кроссвордов. К черту кроссворды, сканворды и «Тёщин язык», к черту их составителей и лично Елену Эдмундовну. Фонд вдовы Джобса разрабатывает программы ухода от кругозора к знаниям и решениям, ширятся движения за освобождение детей от обязаловки и ненужных знаний, ибо голова не помойка. Сто тысяч фондов вкладываются в поиски новых средств от старых мозгов. Это мировой кризис — не только российский.

Но в России, конечно, он особенный. Дети, нарисуйте облучок

На приёмe у пcихoтерапевта

— Я инфантильный.
— Это зрелое признание.
— Я боюсь брать на себя ответственность.
— Не каждый осмелится сознаться в своём страхе.
— Я не довожу до конца ни одного дела.
— Вы умеете переключаться, потеряв интерес.
— Даже с вами мы вряд ли дойдём до результата.
— Вы хорошо прогнозируете.
— Неужели я безнадёжен?
— Вы заметили, что привычки всегда приводят туда же.
— Таким уж меня сделали.
— Вы признаёте влияние других людей.
— А вы мне поможете?
— Вы умеете просить о помощи.
— Вы не ответили на вопрос!
— А ещё вы настойчивый.
— То есть нет?
— Вы готовы обострять конфликт.
— А за что я тогда плачу?
— Вложившись, вы требуете отдачу.
— И что?
— Вы за несколько минут беседы показали зрелость, мужество, требовательность, честность и наблюдательность.
— Но где всё это в жизни?
— Вы заметили противоречие.
— Да, если бы я проявлял эти качества, моя жизнь стала бы другой!
— Вы увидели, что ваша жизнь зависит от проявления ваших качеств.
— Это очевидно.
— И подтвердили это.
— Но как мне проявлять нужные качества чаще?
— Вы согласились, что они уже есть и проявляются.
— Так вы же сказали, что я их прямо здесь проявляю.
— И вы признали, что это так.
— Но вы так и не ответили, как проявлять качества чаще!
— Вы снова проявили настойчивость, не оставляя этот вопрос.
— И что?
— Вы умеете настаивать снова и снова.
— Но я и сдаюсь нередко!
— Вам доступны оба варианта.
— А нельзя сделать так, чтобы мне не приходилось выбирать?
— Вы готовы даже отказаться от свободы ради своих целей.
— Я просто не люблю трудностей.
— Вы разумный человек.
— Но это приводит к тому, что я бросаю дела на полпути!
— Вы умеете видеть взаимосвязи.
— Чтобы выбирать настойчивость, надо не бояться трудностей…
— Да, и вы это периодически делаете.
— Получается, я уже хожу на трудности?
— Вы начинаете признавать свою силу.
— Но я же слабый!
— И слабость.
— Но я не могу быть одновременно сильным и слабым!
— Вы близки к разгадке.
— Могу поочерёдно?
— Вы умеете не только спрашивать, но и находить ответы.
— А у меня со всеми качествами так?
— Похоже, вы уловили закономерность.
— Я бываю всяким, и надо чаще проявлять желаемые качества…
— Важное открытие.
— Но я так никогда и не избавлюсь от своих недостатков?
— Свободу выбора отбросить не удастся.
— Получается, она всегда при мне?
— Вы хорошо соображаете.
— И я сам выбираю, проявлять сейчас инфантилизм или зрелость?
— Каждую секунду.
— Но ведь это ответственность!
— Да, вы всю жизнь её несли и несёте.
— А как же характер?
— Вы только что поставили его под сомнение.
— Это качества, которые я проявляю на автомате?
— То, что вы доверили автопилоту.
— Но выбор есть всегда?
— Вы уже всё поняли.
— Это надо переварить.
— Вы снова проявили самостоятельность мышления.

Aнвар Бaкиpoв