Сплетни — это замечательно!

Многие люди считают, что сплетничать, — это ужасно, да и вообще очень низко. Но в то же время, сами этим постоянно занимаются, ну чего скрывать, каждый день! И всё же стыдливо прячут взгляд, когда их застают за этим занятием, или же если в компании вдруг кто-то внезапно замечает «Да вы же сплетничаете!»

Интернет-ресурсы по популярной психологии пестрят множеством статей о том, что сплетни это плохо, о том как этого избежать, да и вообще как перестать заниматься этим грязным делом. Да вы и сами можете вполне набрать запрос в интернете, например «почему сплетничать плохо».

Многие журналы и газеты раздают советы о том, как перестать сплетничать.
Но ведь это же так интересно!

Существует заблуждение, что:

…сплетни рождаются и царят там, где властвуют серая будничность, недовольство собственной жизнью, нередко страх, часто корыстолюбие, зависть, иногда даже мстительность.
https://zn.ua/SOCIETY/psihologiya_spleten.html

Если поспешить с выводом, то получится, что сплетни — это прерогатива неудачников, которые нечем заняться, вот они и придумывают всякие слухи, чтобы напакостить друг другу, подставить своего недруга, оклеветать своих врагов, да и всячески ухудшить жизнь человеку, которого недолюбливаешь.

На самом деле сплетни — родом из аристократических семей, из высшего света, того интеллигентного общества, где людям свойственно плести интриги, заниматься политикой, и всячески обсуждать друг друга. И не потому, что человеческая природа так низка, а как раз наоборот, потому что они уже добились высокого уровня, где им больше ничего не нужно. Все ресурсы у них есть, и чем им остаётся заниматься? Только лишь плести интриги и совершенствовать интеллектуальные способности.

Ну и что же в этом такого? Что тут плохого? Давайте разберёмся!

И чтобы понять, откуда происходят сплетни, придётся углубиться в далёкое прошлое, в детство нашей цивилизации, в колыбель наших предков.

Согласно одной из современных гипотез, человеческое мышление сложилось таким социальным, а ум человека так сильно вырос не потому, что обезьяна взяла палку, и не потому, что начала делать инструменты, а во многом лишь благодаря тому, что люди хитростью пытались выиграть друг у друга. Не силой, не угрозами, не прямой конфронтацией, не прямой и очевидной экономической конкуренцией, а именно скрытыми политическими талантами; и с переменным успехом, получая те или иные ресурсы, человеческое благосостояние улучшалось, а разум совершенствовался, когда человек, пытаясь манипулировать мнениями и действиями других людей учился управлять социальным сознанием.

Когда человек выиграл у природы, куда было ему направить всю эту энергию, и как дальше развиваться, если конкуренты закончились? Дальше развитие шло социальным путём. Люди обратили внимание друг на друга, и тут ускорилось социальное развитие разума. Вот здесь-то и появилось стремление к власти, не то примитивное стремление к доминированию, которое можно наблюдать у животных, а стремление именно управлять людьми.

Потому что когда у тебя есть какой-то материальный ресурс, и ты им обладаешь, то это очень просто и скучно: контролировать его очень просто, ограничив доступ к нему силой или другим защитным механизмом. Но как контролировать людей, которые не являются материальными ресурсами? Тут приходится развивать совершенно другой аспект, который называется «социальной манипуляцией».

Возвращаемся к теме сплетен. Почему люди сплетничают?

Тут важно действительно разделить основные задачи на две категории:

  1. Чтобы узнать\распространить информацию о третьих лицах, которая будет полезна им или другим.

2. Чтобы исказить информацию о человеке (группе людей), в своих целях, например, для развлечения.

В сущности, первая задача берёт за основу познавательную функцию. Люди совершенно искренно хотят узнать о других то, чего они не знают, и это их главный познавательный инстинкт. Кто бы мог подумать, что на этом этапе они могут случайно вступить в сложную игру интриг и манипуляций, со сложными социальными элементами.

Ведь первую, и очень полезную социальную задачу очень часто путают со второй, потому что со стороны их очень сложно друг от друга отличить, если в эту игру играют профессионалы.
А вот вторая задача имеет куда больше интересных моментов.

Как появляются слухи и вымысел?

Прежде всего есть базовые психологические причины, которые идут от человека, который распространяет слухи.

Во-первых, он может всего лишь заметить в другой личности проекцию самого себя, и после этого уже не отличит правду от вымысла, начиная наделять другую личность собственными свойствами. Это происходит бессознательно.

Во-вторых, человеку может нравиться сплетничать, потому что для него это всего лишь развлечение. Ему интересно следить за слухами, и он сам любит играть в эту игру, потому что это его любимое поле. Он производит слухи сознательно, часто добавляя какой-нибудь вымышленный факт, на который обращает внимание других. И после этого уже включается механизм социального переноса.

​В-третьих, самая рациональная причина (не имеющая ничего общего с эмоциональным состоянием или психикой, а с холодным расчётом разума).
Это тактическая инициатива, чтобы достичь нужного результата, например, опорочить конкурента, чтобы занять его место. Это может быть на низком социальном уровне (два секретаря), или на высоком (две корпорации). Но в сущности цель одна — занять более доминирующее положение на рынке, занизив ценность конкурента. Сюда же относятся многие политические игры.

Обмен сплетнями свидетельствует об определенном сходстве иерархических ценностей, потребностей или характеров общающихся людей. Своеобразный сигнал: «Мы одной крови — ты и я; я такой же, как и вы; я — свой!». Девочки-подростки сплетничают о новенькой однокласснице, а через некоторое время она уже и сама в этой группе, распускает слухи.

Чаще всего сплетня это единственный способ узнать что-то новое о человеке, который сам о себе не очень-то любит рассказывать, или всячески искажает информацию о себе, чтобы создавать нужное впечатление. В этом случае это похоже на особое приложение к официальной информации. То, что человек сам рассказывает о себе (в дружеском кругу или в интервью популярному журналу), это одно, сплетня же говорит о чем-то скрытом, так сказать обратной стороне медали. То есть, шанс уловить более правдивую информацию, куда выше, если вы обладаете нужными навыками общения, изъятия из уст других людей более релевантной информации о личностях.

И ровно поэтому люди по своей природе так плохо относятся к сплетням, потому что этот слух разошёлся со стороны наиболее социально влиятельных людей, ведь со стороны социальных манипуляторов сплетничать это плохо.
Разумеется, для них это очень плохо! Ведь если скрытые сведения о них разойдутся, то это ужасно навредит их репутации, и ухудшит социальное положение. Поэтому они всячески будут поддерживать миф о том, что сплетни это плохо, но при этом сами будут распространять слухи, чтобы запутать других людей, сбить следствие, так сказать, с нужного пути. Ведь чем больше разной информации, тем проще в итоге вообще не узнать ничего полезного, а в мире цифрового шума это приобретает очень серьёзные обороты.

Хочется напомнить историю о запретном плоде, и как он сладок; а по аналогии показать, как удобно поддерживать миф о слухах, поскольку в дело сразу же вступает механизм саморегуляции — само общественное мнение будет стабилизировать себя отрицательной обратной связью. Если слухов нет — то сплетни это интересно, но как только слухов слишком много — это плохо. Именно так работает этот социальный механизм.

Медицинские аспекты сплетен

Безусловно, сплетни — это плохо, однако нам удалось найти свидетельства того, что они играют важную роль в охране общественного порядка
— Робб Уиллер, социальный психолог

Исследование показало, что сплетни могут обладать терапевтическим эффектом. Сердечный ритм добровольцев, принявших участие в эксперименте, учащался, когда они видели, как кто-то ведет себя плохо, однако они чувствовали себя очень хорошо, когда могли передать информацию, «предупредив» других.

Подтекст любой сплетни — версия о том, что «уж мы-то лучше, чем они!» Это воодушевляет, дает чувство превосходства — пусть и иллюзорное. Сплетни развлекают, объединяют, обеспечивают взаимную поддержку и даже выводят из состояния депрессии.

И напоследок

Собственно, когда вы в следующий раз услышите что-то типа «А почему это вы сплетничаете?», помните, что протестовать против сплетен может либо человек, которому есть что скрывать, либо совершенно консервативный и некомпетентный в вопросах распространения информации.

Если же вы догадываетесь, что за слухами стоит чья-то выдумка, так и заявите прямо об этом, а не ограничивайте действия людей (а по факту запрет слухов и есть именно механизм ограничения), что ни к чему хорошему не приведёт, а может лишь обернуться для вас впоследствии проблемой.

Помните, мы живём в мире цифрового шума, а сплетни являются одной из попыток разобраться в ситуации. И запрещать себе сплетни (которые могут нести в себе много полезной информации, они же способны раскрывать мошенников и патологических лгунов), лишь потому, что кто-то из вашего окружения плохо к ним относится — значит ограничивать себя из-за шаблонов, которые сформировали социальные манипуляторы, они же ограничивают общественное мнение, позволяя им удерживаться там, где они не долго бы удержались, если бы вся информация о них была бы опубликована без изменений.

Слухи формируют общественное мнение. Сплетни дают жизнь той информации, которая бы никогда не увидела свет, если бы их не было. Надо понимать, что даже в век интернета, информация никогда не увидит свет, если прервать цепочку на этапе формирования. Сеть лишь ускоряет процесс передачи информации, позволяя обычных людям выступать в роли масс-медиа. А проверить слухи в наше время куда проще, ведь сейчас эра публичности.
И эта публичность становится необратима, да и является залогом нашей безопасности и развития общества в целом.

P.s.: Спасибо Майе за то, что она своим комментарием натолкнула меня на идею написать эту статью.

Автор: Виталий Виноградов

Ты и чужая безответственность

Падает белая пелена, затылок наливается кровью, горячий ком застревает в горле. Страшно потерять контроль, совсем слететь с петель и катушек. Так и хочется надавать лещей наглецу напротив. Опоздание, прогул, заваленные сроки. Ну почему кто-то может позволить себе бездельничать, а ты нет?

Переживания по поводу безответственности окружающих постоянно сводятся к подобным мыслям: «Почему этот человек бессовестно проканывается и ему так нормально?» Конечно, ты бы себя отмутузил мокрыми полотенцами за подобное разгильдяйство, но на лице ленивца наблюдаешь лишь блаженное спокойствие на фоне сгорающего дедлайна.

Изначально у ребенка нет внутреннего контролера, и он делает то, что ему кажется интересным и приятным: ест горстями грязь, смотрит жестокие мультики, прогуливает продленку. Думать ни о чем не нужно: родители обозначают нормы и правила, бьют по рукам или же доходчиво объясняют. Ребенок начинает подчинять себя предлагаемой системе координат и накладывать на нее окружающий мир.

Чем чаще ребенок получал «нет» на свои желания, которые вдобавок высмеивались или осуждались, тем сильнее в дальнейшем он готов отказываться от самого себя.

Незрелое сознание делает принципиальный выбор между личными ощущениями и ожиданиями окружающего мира. Насколько велика готовность задавливать свои желания, чтобы не быть отвергнутым? Например, ходить в художественную школу, чтоб родители не огорчались, или же всегда давать одноклассникам списывать, для того чтобы они тусовались с тобой на большой перемене. Из этой точки непроизвольного выбора формируются две противоположные картины мира. «Мои интересы важнее всего, я никому ничего не должен, меня любят и так» и «Я так стараюсь понравиться окружающим, что забываю про свои собственные потребности и надеюсь, что это оценят». Люди первого типа более расслаблены и с легкостью пренебрегают сроками, договоренностями и дедлайнами. Они внутри себя все себе разрешили, и чужое неудобство для них пустой звук. Люди второго типа трясутся за свое слово и плохо спят, так как тащат на себе невероятный груз быть собой.

Эгоистичность и попустительское отношение к общественному договору здорово облегчают жизнь тому, кто выбрал себя, а не всех остальных.

Тот, кто вырастил свою личность в угоду мира, никогда не смирится с тем, что кто-то может позволить себе не ходить на «нормальные работы», лезть вне очереди и носить не выглаженную одежду. Невозможность позволить себе выбирать собственные желания вызывает агрессию и глубокую обиду. Это своего рода зависть чужой внутренней свободе.

Зависть — только твоя проблема, а не того человека, который живет вне твоей картины мира. Да, он моет посуду перед едой, а не после. Ну и что?

Решать задачу на внутреннее освобождение нужно из взрослого состояния, без осуждения своей невротичной матери и ее педагогических неудач. Способ совладания с любым внутренним конфликтом всегда сводится к осознанию происходящего. Буквально проговаривать внутри себя: «Меня так бесят чужие опоздания, потому что в детстве меня за них ругали. Теперь я сам ругаю других и себя впридачу». Осознал, значит, отделил эмоции от причин. Дальше ты будешь ломать надоевшие паттерны поведения раз за разом. Не заправляешь кровать, опаздываешь на пять минут, ходишь на концерты по средам. А потом чужая свобода перестает вызывать тошноту и агрессию. Твои собственные желания вернулись к тебе и робко ждут за уже незапертой дверью.

 

Источник: ИОНА ГУСАЧЕНКО

Дилеры дофаминового знания

Возможно, Илон Маск, выпуская первоапрельский твит о своём банкротстве, думал, что он сейчас удачным троллингом торпедирует все дурные новости о компании Tesla.

Напомним: в последние недели график цены акций автопроизводителя практически пикировал. Из компании один за другим уходили высшие руководители (что считается в профессиональном микромире признаком грядущего краха). А в самом конце марта публику расстроила неприятная история с крушением беспилотного авто, в ходе которого погиб испытатель.

Великий инноватор, сфотографировавшись с картонкой «Полный банкрот», мог предполагать, что все поймут контекст: «раз он смеется, значит, все у него в порядке и не надо верить слухам». Однако нынешнее 1 апреля отметилось как раз рекордным количеством «сработавших фейков»: мало кто из популярных «лидеров общественного мнения» не попался на какой-нибудь розыгрыш и не начал его распространять совершенно всерьёз.

Поэтому акции «Теслы» после твита Маска немедленно упали ещё на 5%.

…Впрочем, как к нему ни относись — в понимании механизмов сверхсовременной психики масс Маску не откажешь. Предприниматель выждал день — и отбомбился по медиа-пространству ковровой серией бодрящих новостей.

О том, что производство Tesla 3 резко увеличилось.

О том, что Tesla начала продавать в Калифорнии солнечные крыши-батареи.

О том, что Tesla не «сжигает деньги», а «строит будущее» (целая пачка аналитических комментариев).

И тому подобное.

Итог — упавшие до годового минимума акции тут же подросли на 15%. Что заставляет подозревать: возможно, и «первоапрельское падение» было запланированным.

Заметим: никакие фундаментальные проблемы “Теслы” (пережигание миллиардов, срыв сроков, недопроизводство и бегство руководства) не исчезли. Просто сверху на груду мартовского знания о дурных новостях Маск накидал немного нового, актуального знания с позитивным зарядом.

При этом Маск и его империя грядущего, стоит напомнить — вообще явление в большой степени абстрактное, предназначенное для публики с интеллектуальными амбициями и ориентированной как бы на большое, масштабное, макро-будущее. Если бы количество фанатов данного предпринимателя в мире (и особенно в России) попытались впихнуть в реально имеющиеся «теслы», плотность вещества в них вызвала бы локальный гравитационный коллапс и рождение чёрных дыр. В отличие от фанатов покойного С. Джобса, которые по крайней мере были в шаговой доступности от его продукции — фанаты Маска любят его как некое чистое сверкающее знание.

И вот что тут по-настоящему интересно. Почти вся современная «индустрия актуального знания» по своей структуре и способу доставки в мозг потребителей строится точно так же, как маркетинг «Теслы».

В основе работы массы ресурсов, кормящихся на потребителе «умной информации» – лежит тот же самый принцип «дофаминовой петли», что и в основе работы соцсетей. Обычный человеческий неинтеллектуальный потребитель, подсев на них, теребит свой смартфон в предвкушении просмотров и лайков (ибо дофамин — это не «гормон удовольствия», а скорее «гормон предвкушения»).

Потребитель же интеллектуальный подсажен на предвкушение Знания, Дающего Преимущество. Эта жертва бессознательно уверена, что, потребляя бодрые поп-изложения последних открытий-достижений-технологий, она заносится в разряд элитных жителей планеты, превосходящих пресловутые 95%.

Реальные перспективы преимуществ, обещаемых конвейером Актуального Знания, смутны. То ли его потребитель первым полетит на Марс на BFR, то ли со скидкой получит доступ к киберимплантам мозга и суперкомпьютерам, то ли просто выживет в некоем странном апокалипсисе, который убьёт всех, не знающих о «семи самых главных гаджетах 2014 года» и «пяти потрясающих сенсациях палеонтологии».

Да-да, никакой отраслевой системности в индустрии Актуального Знания не просматривается. Она сгруппирована и упакована по принципу дамских журналов. Только вместо классических, вечно обновляемых и всегда одинаковых «Десяти ошибок, которые ты совершаешь в постели», – потребитель подсажен на Семь артхаусных фильмов 2017 года, которые нельзя не посмотреть; Восемь главных инди-групп, которые ты не слышал и будешь дурак, если не послушаешь; Шесть молодых журналистов, за которыми надо следить в 2018-м.

Это дофаминовое знание, которым бомбардируется потребитель, имеет принципиальное отличие от знания классического. Оно не ведёт своих жертв от разъяснения (и уяснения) базовых понятий к последним открытиям в уже понятой ими сфере. Оно, с одной стороны, удерживает их на стадии вечного профанства, а с другой — создает у них иллюзию безусловной осведомлённости о Главном и Последнем.

Результатом становятся граждане, впадающие в ажитацию по поводу открытия предполагаемой девятой планеты где-то в транснептуновых глубинах Солнечной Системы — но неспособные выстроить имеющиеся восемь планет по порядку. Граждане, становящиеся «моментальными экспертами» по ЯРД, гидрологии и пожарной безопасности в зависимости от текущих топовых новостей — но неспособные внятно пересказать круговорот воды в природе из школьного учебника природоведения.

Мы помним, как в конце 2011 — начале 2012 годов широкие толпы наших соотечественников стали поклонниками гауссовой функции. Безжалостен был бы сегодня социальный эксперимент по отлову тогдашних математиков с Болотной и опросу их на тему «ну-ка, расскажите, что такое математическая функция вообще».

Фактически индустрия Актуальных Знаний делает своих потребителей более уязвимыми перед манипуляциями, чем пресловутое «серое большинство». Поскольку последнее по меньшей мере представляет себе круг своей действительной осведомлённости. И не имеет накатанного психологического механизма, позволяющего ему верить в свою способность разом разобраться в вопросе любой сложности.

Именно этим, возможно, объясняется тот факт, что в сегодняшнем мире боевой пехотой всех массовых истерий и распространителями дичайших фейков являются именно несредние, сидящие на «умных ресурсах» лица, подсевшие на вечное предвкушение своих скорых преимуществ.

Источник: https://um.plus/2018/04/04/knowlegde/