О близости и сексе

Урoвень возбуждения oт близости и уровень сексуального возбуждения примерно одинаковы.

Но что делать с сексуальным возбуждением многие из нас знают, а вот как оставаться в близости — нет. Поэтому реализация потребности в духовной близости может быть выражена через сексуальность. Однако, получив сексуальное или эротическое удовлетворение, не наступает ощущение удовлетворенности и духовной сытости — потребность-то была не в эротизации отношений и не в сексе.

На мой взгляд, так происходит по ряду причин:

Во-первых нас нигде не учат распознавать свои чувства, особенно их тонкие грани. Более того, в некоторых сообществах чувствительность оценивается как слабость и это качество вообще может считаться стыдным. Особенно для мужчин. Что уменьшает шансы на развитие этого навыка, необходимого, на мой взгляд, для психологического благополучия.

Во-вторых, у нас очень развита секс-индустрия. Есть масса информации о сексе. Эта тема не так табуирована, как разговоры о чувствах и их гранях — разговаривать о сексе, при всей табуированности этой темы, сейчас гораздо привычнее, как мне кажется, чем о чувствах.
И, соответственно, когда возникает потребность в близости и нужно ее как-то реализовывать, но непонятно как, то отсутствие этого навыка вызывает такое напряжение, что «выстреливает» то, что похоже на близость и где понятно что делать. То есть возбуждение от близости распознается как сексуальное возбуждение.

Если постоянно подменять одно другим, то рано или поздно произойдет что-то типа дисбаланса. Например, если я хочу пить, но вместо этого ем, и делаю так тысячи раз, то мой организм рано или поздно даст сбой — я либо наберу лишний вес, либо наступит обезвоживание, либо еще какая дисфункция.

Соответственно живые и богатые всеми гранями отношения между двумя людьми возможны лишь тогда, когда оба ясно про себя чувствуют — чего в конкретный момент времени каждый из них хочет. Прямое и спокойное предъявление своих «хочу» и «не хочу» предполагает местами конфликт интересов. Но это совсем не значит, что слово «конфликт» означает «скандалы, интриги, расследования». Быть в конфликте не ранясь и не раня — это еще один навык, который достоин написания отдельного поста, а я пока на близости все же сфокусируюсь.

Так вот, близость. Собственно, что это такое?

Близость я понимаю как приближение двух людей из самой сердцевины существования. Когда двое встречаются из своего центрального сущностного опыта и могут безопасно в этом опыте оставаться. Проще говоря, встречаются без масок и защит.

Это очень захватывающее поначалу переживание, ибо в нем сосредоточены не только светлые чувства, но и собственная уязвимость.

Ведь когда так близко подходишь к кому-то, то если решат плюнуть, то достанут. А так как во многих из нас плевали в такие моменты, то сближение своей уязвимостью — на мой взгляд, очень смелый шаг.
Знаю, что некоторые после детских травм на него вообще не отваживаются. Проще уходить в цинизм, умничание, юмор, клоунаду, отвергать, убегать…в защиты, короче. Что бы не рисковать пережить снова тот опыт, когда тот, кто так нужен не просто отверг мое предложение или мой поступок, он отверг МЕНЯ, меня в моей сути, обвиняя попутно в какой-нибудь моей плохости.
Поэтому для того, что бы близость случилась, важно, что бы сформировалось доверие в отношениях.

И вот, встречаются двое влюбленных…нет, встречаются два любящих друг друга человека, и в какой-то момент их любовь начинает рваться наружу, не в силах оставаться прикрытой какой-нибудь болтовней на отвлеченные темы или еще каким-нибудь занятием и наступает момент, в котором обоих (или одного только) «накрывает» эта радость приближения и принятия в этом приближении, приправленная нежностью, любовью, радостью от того, что эта встреча случилась… И совершенно непонятно как это вот все выразить, как сообщить об этом партнеру, как этим поделиться, передать.

Собственно, в этот момент и происходит обычно подмена возбуждения от близости на сексуальное возбуждение.

Бывает и по другому — вместе с переживанием ценности этих отношений происходит переживание собственной плохости для этих отношений и, как следствие, бегство вообще из отношений, или из переживания ценности отношений.

А еще бывает, что симпатия и желание близости может происходить только через сексуальность. И вот, например, потребность дружить может крутиться вокруг сексуальности и воплощаться как общение под предлогом секса и близлежащих тем. Но это еще как-то социально приемлемо.

Гораздо больше тревоги это вызывает, если потребность в близости с однополым партнером интерпретируется самим же собой как гомосексуальность и вызывает стыд.

Еще более разрушительные последствия, когда интерпретация своей потребности в близости путается на корню с сексуальностью и человек впадает отравляющий и парализующий стыд при контакте с детьми. И ограничивает свои пересечения с детьми по максимуму, дабы обезопасить детей и себя от предполагаемой педофилии.

А как иначе?

Я не знаю как правильно и у меня нет рецептов, подходящих для всех.
Но из своего опыта и опыта своих коллег и клиентов, я знаю, что в близости можно просто осознанно оставаться, переживать ее. Это переживание может проявляться и слезами от трогательности происходящего, и проговариванием своих чувств партнеру, и проговариванием своих страхов, которые могут появляться в такие моменты. То есть это переживание может вызреть и перерасти в действие, в выражение этого переживания, разделение его с партнером, разделения этого опыта близости с партнером. И все.

Перечитала абзац, вроде просто все звучит, как обычно. Но не ве так просто, ибо нет вещи более хрупкой в отношениях, чем близость.
Близость подкрепляется ее разделением, принятием. Это значит, что в близости нет места «правильным» и соответствующим ситуации откликам на нее. Близость питается спонтанностью и искренностью. Что тоже не всегда может быть просто.

Ксения Аляева

О воспитании. Мысли автора блога.

Пост
Навеял меня о том, что я не могу удержать только в голове. Много хочется сказать, и я постараюсь коротко изложить то, что меня беспокоит.

Я — именно тот ребёнок, который рос при телевидении, конфетах и компьютере.
Да смотрел «Утиные истории», «Розовую пантеру» и другие мультики диснея по выходным и в будни, потому что родители были заняты, им некогда было сидеть с ребёнком. Позже, когда уже учился в школе, любил каналы СТС и ТНТ. И тот самый камеди клаб вовсе не научил меня материться. Нет, это сделали ребята в лагере, где я был в 9 лет. Но это увлечение быстро сошло на нет вместе с жаргоном, и теперь я отстаиваю со всей принципиальностью нормы русского языка.

Кроме того, детский сад меня никогда не интересовал как и общение с множеством ребят. Всегда предпочитал уединённые развлечения и «игры на двоих». Да и от того, что я любил сладости с детства — в этом нет ничего плохого. Ну и что с того, что меня не научили готовить их самостоятельно? Имея навыки кулинарии и нужное желание это всегда можно освоить, если есть время.

У меня есть два периода в детстве, которые делят жизнь на город и деревню. С одной стороны это природа и сельская жизнь, а с другой — городская, транспортная и много разных городских увлечений. Не скажу, что природа и единение с ней настолько важно, в городах тоже есть много зелёных зон, а уж в Москве их достаточно! Значение жизни на природе преувеличено, и дело тут даже не в экологии. Все эти разговоры о духовности, которой наполняется ребёнок, созерцая сельские пейзажи и местность — пусты. Я с точно таким же упоением люблю созерцать городские пейзажи, а мне они нравятся куда больше, поскольку отражают именно культуру людей, а не самобытность земли и растений.
Детям надо давать свободу, и я благодарен родителям, за то, что они часто давали мне возможность самореализовываться в совершенно разных направлениях. Но тут говорится о другом — о том, что нужно направлять ребёнка и учить тому, что родитель посчитает правильным.

Могу написать подобную статью, но как бы с полярным взглядом, но будет звучать она так же, поскольку она спекулирует ценностями автора, пропогандируя их. А вывод тут совершенно глупый. О том, что не следует доверять системе (которая создала множество учений о воспитании детей, на мой взгляд правильных по большей части), а следует изобретать свою, и никого не слушать. Не слушать опытных воспитателей-преподавателей, не читать учебников по детской психологии.

Ведь это так можно далеко зайти в попытках найти идеальную систему, которую автор предлагает построить по собственному желанию.

Каждый из рождается и воспитывается в существующей системе, и нет смысла пытаться её «свергнуть» или быть бунтарём вопреки всему. Надо брать лучшее из того, что она даёт и идти своей дорогой. А взрослеющему ребёнку в этом должны родители помогать, но мягкими советами и рекомендациями, не направляя жёстко, как будто это единственно верный путь. В конце концов люди вырастают в соответствии с их талантами и тем, что они научились за годы их взросления. Для них мир становится сложен ровно настолько, насколько позволяет их собственный мозг. Кому-то это дано понять, кому-то нет — вот самый главный момент во всей сути развития человека.

Невозможно «убить уникальность». Она проявит себя вне зависимости от воздействия, рано или поздно. Уж в наше время очень тяжело скрыть от ребёнка какую-то информацию, а уж тогда это лишь вопрос времени. Захочет развиваться — никто не сможет его остановить.
Даже если всё детство вы будете заниматься ремеслом и вырезать ложки из дерева. Если у него хватает талантов на большее — он проявит себя, это лишь вопрос времени.

Вывод хочется сделать следующий — используйте всё хорошее из старых учебников по воспитанию, и давайте свободу детям при любом удобном случае, если это не связано с опасностью. И всё, ваши дети вырастут такими, какими они должны стать.

Можно обращаться за помощью к детским психологам, но учтите, что компетентных специалистов не так уж и много, их ещё надо уметь найти.

На приёмe у пcихoтерапевта

— Я инфантильный.
— Это зрелое признание.
— Я боюсь брать на себя ответственность.
— Не каждый осмелится сознаться в своём страхе.
— Я не довожу до конца ни одного дела.
— Вы умеете переключаться, потеряв интерес.
— Даже с вами мы вряд ли дойдём до результата.
— Вы хорошо прогнозируете.
— Неужели я безнадёжен?
— Вы заметили, что привычки всегда приводят туда же.
— Таким уж меня сделали.
— Вы признаёте влияние других людей.
— А вы мне поможете?
— Вы умеете просить о помощи.
— Вы не ответили на вопрос!
— А ещё вы настойчивый.
— То есть нет?
— Вы готовы обострять конфликт.
— А за что я тогда плачу?
— Вложившись, вы требуете отдачу.
— И что?
— Вы за несколько минут беседы показали зрелость, мужество, требовательность, честность и наблюдательность.
— Но где всё это в жизни?
— Вы заметили противоречие.
— Да, если бы я проявлял эти качества, моя жизнь стала бы другой!
— Вы увидели, что ваша жизнь зависит от проявления ваших качеств.
— Это очевидно.
— И подтвердили это.
— Но как мне проявлять нужные качества чаще?
— Вы согласились, что они уже есть и проявляются.
— Так вы же сказали, что я их прямо здесь проявляю.
— И вы признали, что это так.
— Но вы так и не ответили, как проявлять качества чаще!
— Вы снова проявили настойчивость, не оставляя этот вопрос.
— И что?
— Вы умеете настаивать снова и снова.
— Но я и сдаюсь нередко!
— Вам доступны оба варианта.
— А нельзя сделать так, чтобы мне не приходилось выбирать?
— Вы готовы даже отказаться от свободы ради своих целей.
— Я просто не люблю трудностей.
— Вы разумный человек.
— Но это приводит к тому, что я бросаю дела на полпути!
— Вы умеете видеть взаимосвязи.
— Чтобы выбирать настойчивость, надо не бояться трудностей…
— Да, и вы это периодически делаете.
— Получается, я уже хожу на трудности?
— Вы начинаете признавать свою силу.
— Но я же слабый!
— И слабость.
— Но я не могу быть одновременно сильным и слабым!
— Вы близки к разгадке.
— Могу поочерёдно?
— Вы умеете не только спрашивать, но и находить ответы.
— А у меня со всеми качествами так?
— Похоже, вы уловили закономерность.
— Я бываю всяким, и надо чаще проявлять желаемые качества…
— Важное открытие.
— Но я так никогда и не избавлюсь от своих недостатков?
— Свободу выбора отбросить не удастся.
— Получается, она всегда при мне?
— Вы хорошо соображаете.
— И я сам выбираю, проявлять сейчас инфантилизм или зрелость?
— Каждую секунду.
— Но ведь это ответственность!
— Да, вы всю жизнь её несли и несёте.
— А как же характер?
— Вы только что поставили его под сомнение.
— Это качества, которые я проявляю на автомате?
— То, что вы доверили автопилоту.
— Но выбор есть всегда?
— Вы уже всё поняли.
— Это надо переварить.
— Вы снова проявили самостоятельность мышления.

Aнвар Бaкиpoв

Ущербная социальность

Человек, или указывающий на недостатки, или предлагающий что-то новое, тем самым уже помещает себя в слабую социальную позицию — он как бы первым рассинхронизировался с остальными людьми, и теперь эти люди могут просто не пойти ему навстречу, не прислушаться к нему, а то и осудить его, и он будет наказан десоциализацией; наоборот, всякое повторение, поддакивание, угождение друг другу по кругу только укрепляет социальные связи, но оно же ведёт неуклонно к застою, некритичности, глупости, гнусности, безумию

Получается, что человек не может спокойно выражать любовь к обществу (к другим людям) в виде внесения улучшений на благо общества, потому что всякое внесение улучшений ставит под сомнение его членство в этом обществе для остальных; то есть нельзя делать осмысленное добро, не рискуя при этом отношениями как таковыми — и наоборот, если хочешь укрепить отношения, то ни за что не делай никакого добра, лучше охраняй всё то плохое, что было до сих пор

Дальше — хуже! ладно указания на недостатки и внесение предложений… а если ты хочешь что-то эдакое внедрить: изготовить, построить — тебе нужны ресурсы, находящиеся у других людей (своих ресурсов тебе не хватает); тогда ты сначала поставил под сомнение свою социализацию, которую тебе легко могут отрубить остальные люди, и одновременно из этого положения ты просишь их же подчинить ресурсы твоей идее, т.е. фактически твоей воле — пусть это и на благо обществу, но это они ещё должны «отказаться от неверия» в твою пользу

Ресурсы, конечно, всегда контролируются слаженными группами людей, а значит, эти группы общаются внутри себя и с другими частями общества; и надо же, они имеют склонность так извращать принятую норму общения, чтобы затруднить само общение с ними о ресурсах извне, либо заставить учиться их стилю общения, а учиться придётся у них же

Например, так работают вредные привычки: если ввести в деловую культуру попойки, то многие умные люди со своими предложениями исчезнут далеко на подступах сами собой, потому что они просто не станут доносить свои идеи через попойки, в том числе потому что не признают в пьющих вменяемую сторону для переговоров

И вообще: любое извращение или безумие помогает группе, захватившей какой-нибудь ресурс (начиная просто с собственных услуг как группы людей), затруднить постороннее общение с нею — а дальше группе может искренне казаться, что снаружи никого дельного-то и нет, либо она может своим дефектом общения гордиться, а прочих людей презирать за отсутствие такого дефекта

Подчёркиваю: дефект общения не обязательно вводится умышленно (хотя часто вводится именно умышленно), он может возникнуть случайно и закрепиться: например, группа общающихся людей совершила ошибку, другие люди начали на эту ошибку указывать, а группа почувствовала в этом шанс завести собственную особенность — отталкивающую безуминку, закрывающую её от дополнительного общения с людьми, понимающими эту ошибку, да и наотрез отказалась ошибку признавать…

Очень часто (так часто, что чуть ли ни всегда) укрепление социальности оказывается противопоставлено всему хорошему, что может с этой же группой произойти! а поскольку всякая общность людей располагает и ресурсами, то укрепление социальности, как правило, ещё и «окупается» по крайней мере на коротких временах хотя бы лучшим удержанием тех ресурсов, что уже были

Яркими проявлениями этой беды являются и рынок, и государство: через рынок можно делать только то, что понравится публике, т.е. воплощение идей в рыночной парадигме зависит от крепости социальных связей, т.е. по определению не может менять людей в лучшую сторону; при сильном огосударствлении опять-таки не так истолкованное предложение может быть воспринято как попытка хищения ресурсов с самыми грустными для новатора последствиями; при этом и рынок, и государство, будучи крупнейшими социальными отношениями, способны оказывать сильнейшее воздействие на всё общество, и когда это воздействие принципиально чаще ухудшает, чем улучшает (а улучшателей десоциализирует) — беда

Но, главное, повторюсь: нельзя одновременно укреплять отношения и делать людям добро! можно быть признанным любящим, иметь крепкие социальные связи, если не улучшаешь, вредишь или закрываешь глаза на вред; да, улучшения иногда проходят и даже внедряются, но очень иногда, и это всегда рискованное приключение, а также обычно проходят всё равно не лучшие из возможных улучшений!

Так вот: в этом невозможно жить!

Я решительно отрицаю любовь к людям, которая не улучшает их! я решительно отрицаю социальность, основанную на угодливости и привычке! человек, который критикует и предлагает, должен окружаться вниманием и почётом, должен спокойно готовить свои предложения в лучах приятия людей, тогда как готовый мириться с недостатками моральный урод должен страдать от одиночества и бояться продемонстрировать свою терпимость публично!

У нас в самом сердце взаимоотношений СТРАШНАЯ ПРОБЛЕМА, из-за которой вообще может возникать такой бред, чтобы социальность, крепость отношений с людьми оказывалась в противопоставлении со стремлением улучшать общество! чтобы наркоманы, извращенцы и просто уголовные преступники (см. ленту новостей в любой день) имели крепкие социальные связи и потому широкий доступ к ресурсам, а их противоположности — атомизировались и от ресурсов отодвигались

Общество на уровне какого-то базового алгоритма общения подавляет тех, кто хочет его, общество, улучшать, и, наоборот, возвышает и вооружает тех, кто его, общество, грабит и портит — поменяем этот базовый алгоритм, начнётся совсем другой «разговор» с любыми другими проблемами!

Автор: Виктор Лещиков https://vk.com/izobreti_mne?w=wall-55547053_1135 

Слабые и сильные стороны

В очередной раз задал сам себе вопрос. Почему вежливость воспринимается как слабость?
Буквально несколько часов назад в супермаркете брал с полки хлеб. Разворачиваясь, случайно зацепил рюкзаком, стоящую за мной женщину — пенсионерку. Еще даже не успев полностью развернуться, как на автомате сказал — Извините.
В тот же момент на меня вылилось целое ведро словесных помоев. Общий смысл сказанного заключался в том, что молодежь охамела, лезут по головам и вообще скоты не благодарные (Все несколько грубее).
С перепугу, подвис от такого объема информации, и задал вопрос. ЧОБЛЯ?
Ответ мгновенный  — Ничего. И эта бабуля резко испаряется.
И вот тут начинаешь вспоминать все ситуации когда ведешь себя предельно тактично, то на тебя пытаются сесть и кататься.
Неоднократно замечал в общественном транспорте. Еду на работу в костюме и выбрит — значит есть вполне себе не маленький шанс что со спокойное совестью наедут требуя уступить место.
Но когда едешь с недельной щетиной, перегаром и одет — джинсы байка. То фиг кто даже подойдет.
Неужели у нас, что бы тебя не трогали, надо быть гопником быдланом? Неужели культурный, неконфликтный человечек обречен терпеть нападки?

 

Дело в том, что люди сильные и агрессивные обычно чрезмерно вежливы с незнакомцами. Это обычный эволюционный механизм, описанный еще профессором-этологом В. Дольником в книге «Непослушное дитя биосферы», где он анализировал, почему наиболее жестокие драки происходят во время брачного периода у слабых животных, в то время как животные, способные легко убить противника своего вида, обычно ограничивают ритуальные бои вежливыми бесконтактными танцами.

Вот голуби заклевывают конкурентов до крови, а змеи лишь стоят друг перед другом на хвостах, покачиваясь, но вовсе не стремясь вонзить в соперника свои ядовитые зубы. А все потому, что, веди себя змеи иначе, скоро бы на планете вообще не осталось змей, кроме ужиков. У нас – то же самое. Сильные и легко впадающие в ярость люди очень скоро выясняют, что в социуме умение вести себя приятно куда важнее умения отрывать противникам головы (а те, кто не выясняют, очень скоро оказываются либо в тюрьме, либо на кладбище).

Неумение контролировать свою агрессию будет виктимным поведением для такого человека. Поэтому большинство из них очень серьезно относится к ритуалам вежливости, часто чрезмерной.

Эта утрированная вежливость и кажущаяся флегматичность прежде всего призваны удерживать окружающих от поведения, которое может стать опасным для обоих участников конфликта («Я полагаю, благородный сэр, вы случайно плюнули на кончик моей шпаги, не намереваясь причинить мне оскорбление действием?»).

И крайне виктимным поведением будет неумение распознавать эту опасную вежливость и путать ее с уступчивостью и трусостью.

 

Источник: https://pikabu.ru/story/pochemu_vezhlivost_vosprinimaetsya_kak_slabost_6343482?cid=128245201

Кризис на производстве

Ожидаются убытки.
Директор по производству прочитал смету по расходам несколько раз. Он нахмурил брови, и рассеяно почесал затылок.

— Наталья Ивановна, насколько эти сведения точны? Ведь над анализом текущей финансовой ситуации работали наши лучшие эксперты?
— Конечно, Вячеслав Львович. Насколько я понимаю, здесь представлены наилучшие из возможных прогнозов. Так или иначе, при текущем производстве и падении спроса на нашу продукцию, нас ждут сплошные расходы, которые в ближайшем будущем не смогут окупиться. А наша финансовая ситуация такова, что мы не сможем позволить содержать целый штат сотрудников, и видимо придётся закрыть весь цех, иначе мы просто обанкротимся.
— Неужели всё настолько плохо?
— Это ещё не считая того, насколько сильно упала лояльность наших клиентов. С каждым днём информационная пропаганда спукает рейтинг продукции всё ниже и ниже. Даже самые надёжные клиенты со временем перестают с нами сотрудничать.
— И что же, единственным решением будет распустить весь производственный отдел?
— Наши эксперты сделали вывод, что это будет действительно верным решением.

Директор задумался. Он налил себе стакан минералки, подошёл к окну и сделал судорожный глоток. В последнее время дела шли действительно не самым лучшим образом, но он не мог ожидать, что всё настолько плохо. Он подумал о людях, с которыми он работал все эти годы, со многими у него сложились очень тёплые отношения. Работая бок о бок со своими людьми, как-то привыкаешь к ним. А теперь вся вот эта ситуация.

— Но как же наши сотрудники? Как им сообщить это, ведь это будет ужасным ударом для многих. Многие годы это была их единственная стабильная работа, вряд ли они смогут найти что-то похожее в ближайшее время.
— Мы предупредим их за пару недель, но в любом случае, им придётся так или иначе принять эту новость как данность. Иного выхода просто нет! Мы больше не можем содержать производство, доверие людей к нам подорвано, а наши товары каждый день выбрасываются на помойку. А всему виной тот скандал на производстве.
Вячеслав Львович вспомнил, как он ходил по цеху, как проверял результаты работы. Как помогал при наладке производства, как к нему приходили консультироваться технологи, зная, что он хороший специалист. У них сложились очень хорошие отношения. А теперь единственным решением остаётся — выгнать их с работы?
— Мда, ситуация действительно паршивая. Есть какие-нибудь идеи, как сделать увольнение как можно более безболезненным? Мы ведь не можем просто сказать им что-то вроде «мы закрываем весь ваш отдел, прощайте», ведь это наши ребята. Они делали хорошую работу, и по большому счёту они не виноваты в том, что произошло. Надо придумать какую-нибудь более мягкую формулировку. Обманывать, конечно, не стоит, ведь потом всё равно в итоге вылезет наружу, и это будет даже ещё хуже.
— Как насчёт того, чтобы сообщить им правду? Я имею в виду, сказать как оно есть, но как бы от обратно?

Директор про производству с гримасой отчаяния опустился в кресло: мысли о том, чтобы сказать всё так, как оно есть, приводили его в ужас.

— В смысле? Каким образом? Вся правда заключается в том, что мы собираемся выкинуть их на улицу! Мы разрушаем рабочие связи, уничтожаем годами налаженный техпроцесс и разделяем сплочённый коллектив! У них не будет достойной работы как минимум несколько месяцев, если они вообще смогут найти похожую работу. И как вы собираетесь преподнести эту информацию так, чтобы их это не задело?
— У наших психологов есть мысли на этот счёт. Необходимо избегать любых слов, которые могут иметь негативные трактовки. Скажем им, что наша фирма переживает не лучшие времена. И лучшим решением будет временно приостановить работу производства. То есть, цех будет по прежнему укомплектован, только его структура изменится. На этом моменте мы ещё держим планку, и с другой стороны нет необходимости их обманывать. Ведь действительно, по документам можно сделать так, чтобы цех остался лишь формально. Потом мы скажем, что планируем создать новый цех в скором времени, а потом предполагаем создать новую рабочую команду, а в текущей пока оставить лишь самых ответственных людей. Можно назвать конкретных людей: например, вас, Вячеслав Львович, вашего зама, и главного инженера. Потом уже в личном порядке разберёмся, что нам делать с оставшимимся. И хотя у нас пока нет реальных планов, и даже понимания будущего нашего цеха, мы должны оставить им надежду. Будто бы у них ещё есть шанс вернуться. Это произведёт на них самое благоприятное впечатление, они будут воспринимать это увольнение как отпуск. Да, возможно потом будет необходимо сделать более ясное и твёрдое признание, но это со временем. Тогда для них уже это не будет таким ударом.

Вячеслав Львович достал ручку, что-то написав в своём блокноте. Потом он стал нервно барабанить пальцами по столу. Наконец-то он решился задать вопрос.
— У нас точно нет другого выхода?
— К сожалению это так.
— Понимаю. Хорошо, пойду к секретарю оформлять документы.

Психология любви: коротко

Педагогическая психология выделяет в любви четыре уровня.

Первый уровень: «Мне нужна любовь». 

Это детский уровень. Младенцу нужны ласка, поцелуи, ребенку постарше – подарки. Он спрашивает у окружающих его: «Вы меня любите?» – и требует доказательств любви. На первом уровне мы задаем этот вопрос другим, затем «кому-то одному», который является для нас главной инстанцией.

Второй уровень: «Я могу любить». 

Это взрослый уровень. Происходит открытие своей способности испытывать чувства к другому человеку и, значит, изливать свою любовь вовне, и в особенности на своего избранника. Это чувство опьяняет сильнее, чем сознание, что кто-то любит вас. Чем сильнее вы любите, тем яснее понимаете, какую власть дает вам это чувство. Потребность любить станет необходимой, как наркотик.

Третий уровень: «Я люблю себя». 

Распространив свою любовь на других, человек узнает, что может любить и себя.

Преимущество этой стадии перед двумя предыдущими заключается в следующем: ты не зависишь от других. Тебе никто не нужен ни для того, чтобы получать любовь, ни для того, чтобы ее дарить. Следовательно, больше нет риска испытать разочарование или пережить предательство любящего или любимого существа. Любовь можно отмерять строго в соответствии с собственными потребностями, не прибегая к чужой помощи.

Четвертый уровень: «Любовь ко всему миру». 

Это безграничная любовь. Человек, научившийся получать и отдавать любовь и любить себя, распространяет любовь вокруг себя во все стороны. И точно так же получает ее.

В соответствии с личными пристрастиями, эта любовь может называться по-разному: Жизнь, Природа, Земля, Вселенная, Ки, Бог и т д.

Речь идет о понятии, которое, когда постигаешь его, расширяет горизонты сознания.

Эдмонд Уэллс. «Энциклопедия относительного и абсолютного знания», том V

Добро пожаловать во взрослую жизнь

Хотя тебя сюда никто не звал.
Ты как-то сам сюда пришёл, не особо думая о том, что тебя здесь ждёт.
И если вернуться в прошлое, лет этак на 20, где всё вокруг такое большое и непонятное, где бесконечные разговоры на повышенных тонах, конфликты родителей на кухне — это всё какая-то странная жизнь «взрослых», которая для тебя пока ещё бесконечно далеко.
А что теперь? Теперь ты вполне полноправный участник этих взрослых разговоров, взрослых тем, можешь высказывать своё мнение, да вот проблема: тебя как обычно никто не слушает. Можешь удивиться, как это так? Но факт остаётся фактом: слушают взрослых только дети, готовые воспринимать чужое мнение, отличное от своего, которого они до сих пор пока ещё не имеют. Они слушают окружающих с открытым ртом и с неокрепшей психикой.
Но вот беда: Как эти разговоры о «взрослых» вещах были для тебя далеки раньше, так и сейчас, ничего не изменилось. Это жизнь, в которой дети повзрослели, но мудрости «взрослого» как-то не получили. Ах да, все мы дети, просто мы увеличились и постарели.

Просто годы детские прошли…
Кукла Маша, кукла Даша,
Просто дети стали старше,
Просто-просто все мы подросли!

Кто-то зацикливается на бытовых проблемах, думая, что это самое важное, что у них есть в жизни. Ну а как иначе? Если в твоей жизни кроме работы и семьи ничего нет, вся бытовуха начинает рассматриваться под углом единственной свободной зоны в жизни, где можно развлечься, где можно проявить себя. Хоть каким-то образом. Хотя ты и остаёшься всё таким же закомплексованным ребёнком, который случайно сломал какую-то вещь, и ждёт со страхом, когда ему за это попадёт.
Принять свои комплексы как проблему, для таких людей — значит отказаться от своей идентичности. Вот только личность человека не складывается только из них. Можете мне не верить, однако именно тот факт, что люди многосторонние, очень разные, и делает наше общество таким интересным, Для изучения, для взаимодействия.

Ценностная база была нарушена, целостность такой личности можно подвергать сомнению сколько угодно. Ты показываешь им иной раз на те трещины в мировосприятии, а им всё равно, они лишь слегка замажут их для виду, и показывают тебе другую часть личности, всю изпещрённую морщинами и буграми. Видно, что на этой части человека с самого детства ведутся боевые действия, и понимаешь, что нужно как-то осторожнее обходиться с ней, пытаешься подстроиться под него, чтобы как-то не касаться этой стороны. Но вот беда: человек то и дело пытается повернуться к тебе именно этой больной стороной, и что делать в таком случае?
Спустить всё на тормозах — вот типичная эмоциональная реакция окружающих на такое.
Хотя совершенно обратный приём — «давить на больное», оказывается куда более действенным. Твои комплексы и проблемы всплывают, ты начинаешь их осознавать. Да, это болезненный процесс, и вызывает множество внутренних переживаний, но иначе никак. Личность не может стать целостной, пока не устранит все эти внутренние провалы и трещины, пока не залечит эти детские раны.

Конечно, куда проще закрыться, не обращать внимания на эти проблемы и реакцию окружающих. Заниматься «своим делом», окунуться с головой в работу, в семью, в любимое дело, или то, что люди называют смыслом своей жизни. Конечно, забота о внешних проблемах поглощает людей чуть более чем полностью, однако про себя любимого и внутренних проблемах они с удовольствием забывают. Потому что выйти из субъектной позиции оказывается совершенно не просто, и нужно приложить очень неплохие усилия, чтобы добиться хотя бы какого-то результата по отделению сознания от подсознания.
Однако же если взять за основу тот факт, что мы всё-таки можем взглянуть на себя со стороны, хотя бы глазами окружающих, и периодически проверять при помощи обратной связи, как именно во времени изменяется поведение субъекта А (то есть себя), то может оказаться, что объектный анализ, который мы так любим применять к другим, вполне применим и к себе.

Так ведь можно проанализировать свои слабые и сильные стороны, особенности поведения, образ в отношениях, а также как можно работать с этим человеком со стороны. И вот что самое интересное. Таким образом можно получить не только ключ к пониманию своей личности, но и дать его окружающим, чтобы можно было на иболее понятным способом объяснить, каким именно способом рекомендуется взаимодействовать с субъектом А.

Все мы люди разные: кому-то проще, когда есть прямое указание, кому-то требуется косвенная манипуляция, кто-то вообще не воспринимает любые формы приказа, но способен брать ответственность за свои действия. Это значит, что надо найти такую форму мотивации для человека, чтобы он действовал наиболее продуктивно, и без негативных последствий для его психики. Но это уже объектный подход, близкий к бихевиоризму.

Я предлагаю вам, дорогие читатели, задуматься об этом. О том, насколько непросто (с моральной точки зрения) руководителям приходится давать указания, регулярно повышать мотивацию сотрудников, проверять их трудоспособность различными способами. И я имею в виду действительно хороших начальников, которые заботятся не только о своей работе, а о том, как себя чувствуют люди вокруг них, насколько свободная атмосфера окружает их коллектив, ведь именно в таком случае люди чувствуют себя нужными, и востребованными, когда им не связывают руки постоянными должностными инструкциями, а дают свободу действий, в пределах их компетенций, разумеется.

Какие бывают типы игроков

Вчера я побывал на замечательном мероприятии — Игроконе.

Игроков на Игроконе я разделил на четыре категории.

Первая категория — это ролевики, любители хорошего отыгрыша, которые играют в настолки. Здесь собираются любители разных систем типа D&D, а также настольных боёвок и стратегий, типа WarHammer. Да, да, те самые детские солдатики, или куклы, если говорить об истоках этих игр. Но надо быть внимательным: если эти боёвки слишком зациклены на механике боя, то это уже в меньшей степени ролевая игра, тут уже получается спорт, в таком случае игрока следует отнести к следующей категории.
Кстати, именно первой категории игроков нужно меньше всего материалов, ведь основой для игры у них является фантазийный мир, которые они сами придумывают. Иногда достаточно всего лишь листка бумаги, а некоторые играют вообще без записей (хотя это уже действительно тяжело, держать всё в голове).

Вторая категория — это спортивные настольщики, в основном предпочитают карточные игры и разные технические с фишками. Собственно, представителей именно этой группы на фестивале было больше всего. Это основная целевая аудитория Игрокона, именно их необходимо приманить новенькой игрой с крутой механикой, показать игры, по возможности продать новую игру.


Именно этой категории требуется множество различных материалов, в том числе огромное количество разных карточек с разными описаниями. С воображением у них хуже, чем у первой категории, поэтому приходится ориентироваться на уже созданный кем-то контент.

Третья категория — это любители квестов, они же любители загадок. Их хлебом не корми — дай загадку разгадать. Любят разгадывать шифры, узнавать ответы на вопросы, которые в итоге принесут награду. Или нет — это им не важно, для них главное результат, что загадка была разгадана. Именно это чувство является для них приоритетным, а будет награда, или нет — всё это вторично. Собственно, это больше исследователи. Их было не очень много на Игроконе, поэтому квестовые столы стояли по большей части пустые.

Но кроме трёх групп разных игроков особняком тут стоят косплееры. Но всё таки я определю их в четвёртую категорию игроков, и вот почему. Они играют в социальную игру, хотя по идее должны играть на сцене. Это неполноценные актёры, потому что прежде всего это любители работать руками, творческие люди.

Изначально они художники и дизайнеры, либо просто техники, которые повторяют готовые шаблоны, просто потому что могут. И им это действительно нравится. Но вот актёры они посредственные, прежде всего потому что генезис у них в общем-то совершенно другой. Это мастера и мастерицы, которые делают костюмы, надевают их, и пытаются вжиться в роль. Они прежде всего работают над образом персонажа, как дизайнеры, а потом уже пытаются работать над самим персонажем, как личностью.

Вот только ролевики исходят из другой позиции. Они сначала вживаются в роль, а потом уже делают костюм, если того требуют правила. А порой у них отлично получается отыгрывать персонажей и без костюмов. Это можно назвать косплеем наоборот. Ролевики и косплееры могут дополнять друг друга, вот только природа у них разная. То есть для косплеера первичен дизайн, или эстетика, а вот для ролевика первична психология.

Чем примечателен косплей?

Ладно. Теперь расскажу про косплееров. Это довольно странные ребята. С одной стороны, костюм они надели, и в целом многие отдалённо даже похожи на каких-то персонажей, но… не одежда делает человека персонажем, а поведение, также стиль и манера речи. Так что вот с отыгрышем у них практически поголовно проблемы. Это вам не ролевики. Есть разница. Комиссия по оценке косплея ожидала от участников максимального соответствие персонажа тому миру, в котором он должен находиться. По идее здесь идёт не столько оценка костюма, однако актёрских способностей, потому что на сцене приходится сильно вживаться в роль. Ну, а получилось то, что получилось.

 

Что не так с юмором?

Кстати, я заметил, что есть тенденция последнее время превращать отыгрыши в шутки и стёб по типу КВН. Конечно, этого никто не запрещает ребятам , но мне кажется, что с юмором там уж немного переборщили. Многие сделали ставку на юмор, пытаясь складить откровенно никудышный отыгрыш. И не у всех это действительно получилось, зрители сидели в недоумении, пытаясь понять, то ли им оценивать степень юмора, то ли степень отыгрыша.

К  примеру, на игроконе была косплейщица, которая отыгрывала медсестру, страшную такую, обмотанную бинтами из фильма Silent Hill. И в конце она решила станцевать под забавную музыку. Выглядело это мягко говоря, не очень. Ну не сочетаются страшное и смешное. Почитайте про зловещую долину, и поймёте почему.

Я уже говорил тебе, что такое безумие?

Единственные персонажи, которые могут более-менее соединять и то и другое, это те, у кого в личности прописано некое безумие. Тогда они могут вытворять что хотят. Ну прежде всего на ум приходит Дедпул, разумеется. Он там и зажигал как мог. Это был каноничный весёлый Дедпул, с которым хочется пообщаться, толкнуть его по-дружески, подстебнуть, в общем, он вызывает доверие.

Чего не скажешь про странного симбиота «дедпул-фредди», которого косплеер слепил из двух совершенно разных персонажей нечто. И сделал это неграмотно, потому что соединять можно только персонажей дополняющих друг друга, так что непонятно, что это за персонаж такой получился. В общем, он вызывал только отторжение, от него хотелось держаться подальше, в отличие от весёлого и дружелюбного, хоть и безумца Дедпула.

Есть безумие мрачное, как у психопатов и серийных маньяков, персонажей из Alice: Madness Returns, или у клоуна Пеннивайза, а есть безумие забавное, эталоном которого для меня является Дедпул, хотя есть ещё один замечательный примерэто Ваас из Far Cry 3.

Возможно, стоит более подробно рассказать про первые три категории игроков, но об этом в следующий раз. Галерею по игрокону с фотографиями, которые удалось там сделать, я опубликую в ближайшее время.

Сплетни — это замечательно!

Многие люди считают, что сплетничать, — это ужасно, да и вообще очень низко. Но в то же время, сами этим постоянно занимаются, ну чего скрывать, каждый день! И всё же стыдливо прячут взгляд, когда их застают за этим занятием, или же если в компании вдруг кто-то внезапно замечает «Да вы же сплетничаете!»

Интернет-ресурсы по популярной психологии пестрят множеством статей о том, что сплетни это плохо, о том как этого избежать, да и вообще как перестать заниматься этим грязным делом. Да вы и сами можете вполне набрать запрос в интернете, например «почему сплетничать плохо».

Многие журналы и газеты раздают советы о том, как перестать сплетничать.
Но ведь это же так интересно!

Существует заблуждение, что:

…сплетни рождаются и царят там, где властвуют серая будничность, недовольство собственной жизнью, нередко страх, часто корыстолюбие, зависть, иногда даже мстительность.
https://zn.ua/SOCIETY/psihologiya_spleten.html

Если поспешить с выводом, то получится, что сплетни — это прерогатива неудачников, которые нечем заняться, вот они и придумывают всякие слухи, чтобы напакостить друг другу, подставить своего недруга, оклеветать своих врагов, да и всячески ухудшить жизнь человеку, которого недолюбливаешь.

На самом деле сплетни — родом из аристократических семей, из высшего света, того интеллигентного общества, где людям свойственно плести интриги, заниматься политикой, и всячески обсуждать друг друга. И не потому, что человеческая природа так низка, а как раз наоборот, потому что они уже добились высокого уровня, где им больше ничего не нужно. Все ресурсы у них есть, и чем им остаётся заниматься? Только лишь плести интриги и совершенствовать интеллектуальные способности.

Ну и что же в этом такого? Что тут плохого? Давайте разберёмся!

И чтобы понять, откуда происходят сплетни, придётся углубиться в далёкое прошлое, в детство нашей цивилизации, в колыбель наших предков.

Согласно одной из современных гипотез, человеческое мышление сложилось таким социальным, а ум человека так сильно вырос не потому, что обезьяна взяла палку, и не потому, что начала делать инструменты, а во многом лишь благодаря тому, что люди хитростью пытались выиграть друг у друга. Не силой, не угрозами, не прямой конфронтацией, не прямой и очевидной экономической конкуренцией, а именно скрытыми политическими талантами; и с переменным успехом, получая те или иные ресурсы, человеческое благосостояние улучшалось, а разум совершенствовался, когда человек, пытаясь манипулировать мнениями и действиями других людей учился управлять социальным сознанием.

Когда человек выиграл у природы, куда было ему направить всю эту энергию, и как дальше развиваться, если конкуренты закончились? Дальше развитие шло социальным путём. Люди обратили внимание друг на друга, и тут ускорилось социальное развитие разума. Вот здесь-то и появилось стремление к власти, не то примитивное стремление к доминированию, которое можно наблюдать у животных, а стремление именно управлять людьми.

Потому что когда у тебя есть какой-то материальный ресурс, и ты им обладаешь, то это очень просто и скучно: контролировать его очень просто, ограничив доступ к нему силой или другим защитным механизмом. Но как контролировать людей, которые не являются материальными ресурсами? Тут приходится развивать совершенно другой аспект, который называется «социальной манипуляцией».

Возвращаемся к теме сплетен. Почему люди сплетничают?

Тут важно действительно разделить основные задачи на две категории:

  1. Чтобы узнать\распространить информацию о третьих лицах, которая будет полезна им или другим.

2. Чтобы исказить информацию о человеке (группе людей), в своих целях, например, для развлечения.

В сущности, первая задача берёт за основу познавательную функцию. Люди совершенно искренно хотят узнать о других то, чего они не знают, и это их главный познавательный инстинкт. Кто бы мог подумать, что на этом этапе они могут случайно вступить в сложную игру интриг и манипуляций, со сложными социальными элементами.

Ведь первую, и очень полезную социальную задачу очень часто путают со второй, потому что со стороны их очень сложно друг от друга отличить, если в эту игру играют профессионалы.
А вот вторая задача имеет куда больше интересных моментов.

Как появляются слухи и вымысел?

Прежде всего есть базовые психологические причины, которые идут от человека, который распространяет слухи.

Во-первых, он может всего лишь заметить в другой личности проекцию самого себя, и после этого уже не отличит правду от вымысла, начиная наделять другую личность собственными свойствами. Это происходит бессознательно.

Во-вторых, человеку может нравиться сплетничать, потому что для него это всего лишь развлечение. Ему интересно следить за слухами, и он сам любит играть в эту игру, потому что это его любимое поле. Он производит слухи сознательно, часто добавляя какой-нибудь вымышленный факт, на который обращает внимание других. И после этого уже включается механизм социального переноса.

​В-третьих, самая рациональная причина (не имеющая ничего общего с эмоциональным состоянием или психикой, а с холодным расчётом разума).
Это тактическая инициатива, чтобы достичь нужного результата, например, опорочить конкурента, чтобы занять его место. Это может быть на низком социальном уровне (два секретаря), или на высоком (две корпорации). Но в сущности цель одна — занять более доминирующее положение на рынке, занизив ценность конкурента. Сюда же относятся многие политические игры.

Обмен сплетнями свидетельствует об определенном сходстве иерархических ценностей, потребностей или характеров общающихся людей. Своеобразный сигнал: «Мы одной крови — ты и я; я такой же, как и вы; я — свой!». Девочки-подростки сплетничают о новенькой однокласснице, а через некоторое время она уже и сама в этой группе, распускает слухи.

Чаще всего сплетня это единственный способ узнать что-то новое о человеке, который сам о себе не очень-то любит рассказывать, или всячески искажает информацию о себе, чтобы создавать нужное впечатление. В этом случае это похоже на особое приложение к официальной информации. То, что человек сам рассказывает о себе (в дружеском кругу или в интервью популярному журналу), это одно, сплетня же говорит о чем-то скрытом, так сказать обратной стороне медали. То есть, шанс уловить более правдивую информацию, куда выше, если вы обладаете нужными навыками общения, изъятия из уст других людей более релевантной информации о личностях.

И ровно поэтому люди по своей природе так плохо относятся к сплетням, потому что этот слух разошёлся со стороны наиболее социально влиятельных людей, ведь со стороны социальных манипуляторов сплетничать это плохо.
Разумеется, для них это очень плохо! Ведь если скрытые сведения о них разойдутся, то это ужасно навредит их репутации, и ухудшит социальное положение. Поэтому они всячески будут поддерживать миф о том, что сплетни это плохо, но при этом сами будут распространять слухи, чтобы запутать других людей, сбить следствие, так сказать, с нужного пути. Ведь чем больше разной информации, тем проще в итоге вообще не узнать ничего полезного, а в мире цифрового шума это приобретает очень серьёзные обороты.

Хочется напомнить историю о запретном плоде, и как он сладок; а по аналогии показать, как удобно поддерживать миф о слухах, поскольку в дело сразу же вступает механизм саморегуляции — само общественное мнение будет стабилизировать себя отрицательной обратной связью. Если слухов нет — то сплетни это интересно, но как только слухов слишком много — это плохо. Именно так работает этот социальный механизм.

Медицинские аспекты сплетен

Безусловно, сплетни — это плохо, однако нам удалось найти свидетельства того, что они играют важную роль в охране общественного порядка
— Робб Уиллер, социальный психолог

Исследование показало, что сплетни могут обладать терапевтическим эффектом. Сердечный ритм добровольцев, принявших участие в эксперименте, учащался, когда они видели, как кто-то ведет себя плохо, однако они чувствовали себя очень хорошо, когда могли передать информацию, «предупредив» других.

Подтекст любой сплетни — версия о том, что «уж мы-то лучше, чем они!» Это воодушевляет, дает чувство превосходства — пусть и иллюзорное. Сплетни развлекают, объединяют, обеспечивают взаимную поддержку и даже выводят из состояния депрессии.

И напоследок

Собственно, когда вы в следующий раз услышите что-то типа «А почему это вы сплетничаете?», помните, что протестовать против сплетен может либо человек, которому есть что скрывать, либо совершенно консервативный и некомпетентный в вопросах распространения информации.

Если же вы догадываетесь, что за слухами стоит чья-то выдумка, так и заявите прямо об этом, а не ограничивайте действия людей (а по факту запрет слухов и есть именно механизм ограничения), что ни к чему хорошему не приведёт, а может лишь обернуться для вас впоследствии проблемой.

Помните, мы живём в мире цифрового шума, а сплетни являются одной из попыток разобраться в ситуации. И запрещать себе сплетни (которые могут нести в себе много полезной информации, они же способны раскрывать мошенников и патологических лгунов), лишь потому, что кто-то из вашего окружения плохо к ним относится — значит ограничивать себя из-за шаблонов, которые сформировали социальные манипуляторы, они же ограничивают общественное мнение, позволяя им удерживаться там, где они не долго бы удержались, если бы вся информация о них была бы опубликована без изменений.

Слухи формируют общественное мнение. Сплетни дают жизнь той информации, которая бы никогда не увидела свет, если бы их не было. Надо понимать, что даже в век интернета, информация никогда не увидит свет, если прервать цепочку на этапе формирования. Сеть лишь ускоряет процесс передачи информации, позволяя обычных людям выступать в роли масс-медиа. А проверить слухи в наше время куда проще, ведь сейчас эра публичности.
И эта публичность становится необратима, да и является залогом нашей безопасности и развития общества в целом.

P.s.: Спасибо Майе за то, что она своим комментарием натолкнула меня на идею написать эту статью.

Автор: Виталий Виноградов