Конец эпохи потребления

Цивилизация постепенно выходит из индустриальной эпохи в новую, которую многие называют по-разному: кто-то называет это — «информационной эпохой», кто-то — «эпохой высоких технологий», кто-то «новой эпохой мышления».

Но тем не менее, есть обобщённое название этого всего — постиндустриальность. Конечно, это название не описывает саму суть новой эпохи, но по крайней мере чертит границу между тем, что останется в прошлом и тем, что придёт следом.

Как и по аналогии с прошлыми эпохами, эта новая строится на определённой базе, которую подготовила под неё прошлая эпоха. Она заложила определённые стандарты и традиции, на которых основывалась жизнь старого поколения.

В случае с эпохой просвещения, она подготовила систему образования, которая обучала людей по новой технологии, что помогло сделать впоследствии образование массовым. Сейчас это образование уже утрачивает своё прошлое значение, людям нужно что-то иное. Но эта статья не про образование, она про ресурсы, которые остались нам в наследство от прошлой эпохи.

Речь идёт о мусоре. Старое поколение не умеет использовать ресурсы цивилизации, которые выработали себя. Всё это они называют мусором.
Если образуется конечный элемент технологической цепочки, который так и не поняли, куда реализовать и что с ним делать, это называют отходами производства.

Мусорный полигон в Омской области

Вот пример цитаты из курса по защите окружающей среды. 

Отходы — это ресурсы не на своём месте.

То есть по факту: любая вещь, которая находится не на своём месте — это хлам.

К примеру: в углу у вас скопилась куча мукулатуры, и вы не знаете, что с ней делать? Пока что это хлам. Как только придёт новый человек и увидит её, а потом скажет, что он будет делать оригами или папье-маше, то эта стопка бумаги сразу же становится ресурсом для его творчества. Или может к вам придёт заядлый путешественник и заинтересуется этой бумагой, потому что ему нужен розжиг для костра.

Или другой пример: у вас на балконе лежат доски. Разные доски, тонкие, длинные, кусочки фанеры и остатки разобранного стола. В этот момент это материал для столярных работ или хлам, который вы уже который год не можете выкинуть, чтобы освободить балкон?
А вот вашему другу Сергею, как раз необходимо сделать полки на стену, и ему эти доски как раз были бы очень кстати.

Что же нам со всем этим делать?

На самом деле у нас уже есть примерное понимание того, что нужно сделать с отработавшим себя мусором, который остаётся после использования ресурсов. Этому нас учат на экологии, во многих школах это преподаётся уже довольно давно. Знание о том, что мусор нужно перерабатывать закладывалось в нас ещё с советских времён.

Тогда была целая культура утилизации мукулатуры, цветных и чёрных металлов, а также стекла. Населению неплохо доплачивали за работу по сортировке и подготовке мусора к вторичному использованию!

Многие из нас ещё помнят те времена, когда можно было пойти и сдать бутылки практически в любой магазин, получить за это небольшие деньги. Пункты сдачи металлолома, где принимают цветной и чёрный металл, работают постоянно. Они и сейчас есть, просто их стало меньше. При желании можно найти пункты утилизации отработавших химических батареек. Макулатуру тоже можно сдать, просто сейчас этот процесс не так хорошо отлажен, как было в Советское время. Тогда в этот процесс активно привлекались школьники разных возрастов, устраивали целые конкурсы, вручали призы за выполнение плана по сдаче.

Но это было в прошлом, это было на государственном уровне, а часть системы утилизации мусора мы видим и сейчас. Но хотелось бы обратить внимание на то, что будет происходить в будущем. Когда мусора не станет совсем. Он просто не будет залёживаться на складах, а сразу же будет находить своего нового хозяина, который будет рад его использовать. Это, конечно, в идеале.

Точки реализации вторичных вещей

Уже сейчас пользуются спросом вещевые рынки — барахолки, на которых продают по смешной цене различные вещи, которые были в употреблении, и остались без своих прежних хозяев по разным причинам.

Многие сразу вспомнят старые добрые распродажи старых вещей, которые происходили в определённом месте, и продавцы приходили туда, показывали и продавали свой товар по типу ярмарки. Да, это было очень интересно. Но так было раньше, те времена прошли.

Сейчас распродажа вторичного рынка выходит на совершенно другой уровень. Теперь это не точечная структура, а что-то ближе к сетевой. Уже не конкретные точки в пространстве или платформы отвечают за связь с рынком, а целые сетевые структуры, атомарными элементами которых являются не компании, а сами люди.

Сеть расширилась, если раньше это были ресурсные хабы — которые сначала собирали товар, а потом занимались его реализацией, то сейчас процессы стали куда быстрее, люди могут приносить товары и точки успевают их обрабатывать сравнительно быстро, потому что у них уже есть отлаженная технология.

Виртуальные точки вторичного рынка

Нельзя не упомянуть сравнительно новую культуру, связанную со вторичным рынком, она появилась с развитием интернета — это интернет-платформы типа Авито, Юлы, Из рук в руки, Купи продай и ещё многие другие сервисы, предоставляющие одним пользователям возможность избавиться от ненужных им вещей, а другим приобрести необходимые ресурсы.

Если раньше подобные объявления висели в газетах, и приходилось довольно долго заниматься поиском необходимого тебе объявления, а потом ещё заниматься анализом полученной информации, то современные интернет-платформы позволяют свести эту работу к минимуму.

Практически полносвязаная сеть

Теперь ресурсная сеть охватывает куда больше людей, ведь благодаря таким сервисам появилось довольно много внутрисетевых взаимодействий, гораздо больше, чем раньше.

Конечно, без поддержки самих сервисов, эта сеть будет неработоспособна. Но если из системы по какой-то причине выпадет один образующий структурный элемент, то другой сервис вполне сможет его заменить, потому что механизмы работы у них практически идентичные. Произойдёт перераспределение нагрузки на конкретные элементы. И система будет снова стабильна.

Наследие индустриальной цивилизации

Хотелось бы также затронуть важную тему, которую часто не замечают, а именно: что мы будем делать с наследием индустриальной эпохи? После реструктуризации из технологических цепочек выпадают огромные помещения фабрик, заводов и цехов, которые становятся невостребованными. Также после миграции появляются заброшенные бывшие жилые объекты, в некоторых городах по ряду причин образуются целые пустеющие районы.

 Заброшенная городская фабрика

Дома, в которых перестают жить люди, со временем ветшают, а фабрики и заводы, в которых больше не идут технологические процессы, также разрушаются из-за погодных условий и активности маргинальных слоёв населения. Контролировать такие объекты коммерческим способом становится невозможно, а значит, возникает проблема невостребованной недвижимости.

Казалось бы, что за странный вопрос, помещения пустуют — использовать конечно. Но на государственном уровне этот вопрос решается очень слабо. У муниципальных структур полно своих административных завод, связанных с транспортом и поддержкой общественной жизни населения, а тут ещё и невостребованная недвижимость.

Решить этот вопрос предлагается другим путём: просквоттеры пытаются направить гражданскую активность и деятельность сообществ, у которых есть потребность в площадке, на активное взаимодействие с владельцами таких объектов. В результате этого процесса здания перестают быть никому не нужными, и появляются люди, которые начинают за ними следить.

Городские свалки и пустыри

Казалось бы, как внутреннее пространство города может оказаться ресурсом, ведь там вполне может быть пусто. С недвижимостью вопрос ещё более-менее понятен: по крайней мере это помещение, которое имеет закрытые границы и состоит из конкретных строительных материалов.

Так почему же городские пустыри, свалки и незаполненные пространства являются ресурсом, а также проблемой, которую надо решать горожанам?

В первую очередь потому, что эти пустыри, свалки и скверы находятся рядом с жилыми массивами. Там постоянно ходят люди, наблюдают эту картину день за днём. Пустыри несут в себе негатив, пустоту постоянно хочется заполнить чем-нибудь. Если городские инфраструктурные объекты (независимо от того, как они выглядят) создают впечатление целостной структуры, то пустыри создают ощущение того, что чего-то не хватает.

И горожане, проходя раз за разом мимо таких мест, чувствуют потребность в преобразовании пространства. Им не хватает объектов для создания целостной и эстетически приятной картины.

Этим вопросом занимается урбанистика. 

Урбанисты преобразуют городские пространства в комфортную среду, при помощи инициатив городских активистов, мотивации местных жителей, а также вводе образовательных программ для донесения информации о возможности развития городской инфраструктуры обычному населению.

Проблемы как ресурс будущего

Общество постиндустриальной эпохи ещё только осознаёт проблемы, которые мы получили в наследство от предыдущих поколений. Но нам нужно с ними работать, надо научиться их решать и строить комфортную среду, ведь для нас имеет значение то, в каких условиях мы живём.

Проблемы окружающие нас, как ни странно, тоже являются ресурсом. Мы можем осознать, что у нас имеется проблема, попытаться её решить. А можно продать эту проблему кому-нибудь, чтобы эту проблему решал другой человек. Или купить проблему у того, что не знает, что с этим делать, если мы точно понимаем, как она решается. Таким образом, проблема в итоге превращается в решённую задачу.

Игрофикация ресурсного образования

Самое интересное, что новое поколение игроков в компьютерные игры уже многие годы получает образование по вопросу об использовании ресурсов, которые нам достались в наследство от цивилизации.

Речь идёт о компьютерных играх, в которых затрагивается тематика «Постапокалипсиса». И в данном случае совершенно не важно, по какой причине произошёл кризис, но главное, что в них то, что этот момент кризиса находится в прошлом. В таких играх чаще всего есть какой-то довольно занимательный сюжет, но интереснее всего те игры, где есть механика сбора различных предметов с целью продажи/создания новых вещей.

Снимок из игры Fallout 4

Сама концепция того, что игрокам достаётся целый мир, в деталях проработанный дизайнерами и сценаристами, а также полная свобода действий в пределах игровой механики. Это заставляет игроков делать в симуляции те же вещи, которые можно было бы сделать и в реальности, по отношению

По сути игроки видят множество самых разных ресурсов, и сами решают, каким образом можно их использовать. Они собирают, коллекционируют предметы, потом собирают из них конструкционные элементы, делают декор. Механика предлагает людям комбинировать предметы в более сложные системы — игроки с удовольствием используют любую возможность создать из любых ресурсов хотя бы что-нибудь!

Снимок из мода для Minecraft — Industrial Craft

В таких играх включается момент творчества, игроки начинают развивать инженерное мышление, потому что требуются создать технологические циклы, ведь иногда даже сами инструменты являются продуктом.

Игроки также изучают экономику, играя в такие игры. Ведь через некоторое время сразу становится понятно, какие ресурсы ценятся, какие являются важными, а без которых — вообще не обойтись. Тут включается экономическая логика, людям становится интересно изучать экономическую составляющую таких игр, ведь нам всем хочется оптимизировать процесс, чтобы добывать ресурс было проще.

Кадр из игры Rust

Такие игры приобрели массовую популярность в последние несколько лет. Достаточно заглянуть в steam и убедиться, что сейчас высокой популярностью пользуются теги «выживание», «открытый мир», «постапокалипсис».

Тем самым, можно быть уверенным, что наше будущее в надёжных руках, ведь уже сейчас современные геймеры получают опыт использования ресурсов индустриальной эпохи в новом мире. В какой-то момент они окажутся именно в такой ситуации, когда кризис уже миновал, а проблемы предыдущей эпохи ещё остались.

 Вот тогда-то нам и пригодятся их навыки по работе с ресурсами, до которых сейчас, в эпоху потребления, практически никому нет дела.

Добро пожаловать во взрослую жизнь

Хотя тебя сюда никто не звал.
Ты как-то сам сюда пришёл, не особо думая о том, что тебя здесь ждёт.
И если вернуться в прошлое, лет этак на 20, где всё вокруг такое большое и непонятное, где бесконечные разговоры на повышенных тонах, конфликты родителей на кухне — это всё какая-то странная жизнь «взрослых», которая для тебя пока ещё бесконечно далеко.
А что теперь? Теперь ты вполне полноправный участник этих взрослых разговоров, взрослых тем, можешь высказывать своё мнение, да вот проблема: тебя как обычно никто не слушает. Можешь удивиться, как это так? Но факт остаётся фактом: слушают взрослых только дети, готовые воспринимать чужое мнение, отличное от своего, которого они до сих пор пока ещё не имеют. Они слушают окружающих с открытым ртом и с неокрепшей психикой.
Но вот беда: Как эти разговоры о «взрослых» вещах были для тебя далеки раньше, так и сейчас, ничего не изменилось. Это жизнь, в которой дети повзрослели, но мудрости «взрослого» как-то не получили. Ах да, все мы дети, просто мы увеличились и постарели.

Просто годы детские прошли…
Кукла Маша, кукла Даша,
Просто дети стали старше,
Просто-просто все мы подросли!

Кто-то зацикливается на бытовых проблемах, думая, что это самое важное, что у них есть в жизни. Ну а как иначе? Если в твоей жизни кроме работы и семьи ничего нет, вся бытовуха начинает рассматриваться под углом единственной свободной зоны в жизни, где можно развлечься, где можно проявить себя. Хоть каким-то образом. Хотя ты и остаёшься всё таким же закомплексованным ребёнком, который случайно сломал какую-то вещь, и ждёт со страхом, когда ему за это попадёт.
Принять свои комплексы как проблему, для таких людей — значит отказаться от своей идентичности. Вот только личность человека не складывается только из них. Можете мне не верить, однако именно тот факт, что люди многосторонние, очень разные, и делает наше общество таким интересным, Для изучения, для взаимодействия.

Ценностная база была нарушена, целостность такой личности можно подвергать сомнению сколько угодно. Ты показываешь им иной раз на те трещины в мировосприятии, а им всё равно, они лишь слегка замажут их для виду, и показывают тебе другую часть личности, всю изпещрённую морщинами и буграми. Видно, что на этой части человека с самого детства ведутся боевые действия, и понимаешь, что нужно как-то осторожнее обходиться с ней, пытаешься подстроиться под него, чтобы как-то не касаться этой стороны. Но вот беда: человек то и дело пытается повернуться к тебе именно этой больной стороной, и что делать в таком случае?
Спустить всё на тормозах — вот типичная эмоциональная реакция окружающих на такое.
Хотя совершенно обратный приём — «давить на больное», оказывается куда более действенным. Твои комплексы и проблемы всплывают, ты начинаешь их осознавать. Да, это болезненный процесс, и вызывает множество внутренних переживаний, но иначе никак. Личность не может стать целостной, пока не устранит все эти внутренние провалы и трещины, пока не залечит эти детские раны.

Конечно, куда проще закрыться, не обращать внимания на эти проблемы и реакцию окружающих. Заниматься «своим делом», окунуться с головой в работу, в семью, в любимое дело, или то, что люди называют смыслом своей жизни. Конечно, забота о внешних проблемах поглощает людей чуть более чем полностью, однако про себя любимого и внутренних проблемах они с удовольствием забывают. Потому что выйти из субъектной позиции оказывается совершенно не просто, и нужно приложить очень неплохие усилия, чтобы добиться хотя бы какого-то результата по отделению сознания от подсознания.
Однако же если взять за основу тот факт, что мы всё-таки можем взглянуть на себя со стороны, хотя бы глазами окружающих, и периодически проверять при помощи обратной связи, как именно во времени изменяется поведение субъекта А (то есть себя), то может оказаться, что объектный анализ, который мы так любим применять к другим, вполне применим и к себе.

Так ведь можно проанализировать свои слабые и сильные стороны, особенности поведения, образ в отношениях, а также как можно работать с этим человеком со стороны. И вот что самое интересное. Таким образом можно получить не только ключ к пониманию своей личности, но и дать его окружающим, чтобы можно было на иболее понятным способом объяснить, каким именно способом рекомендуется взаимодействовать с субъектом А.

Все мы люди разные: кому-то проще, когда есть прямое указание, кому-то требуется косвенная манипуляция, кто-то вообще не воспринимает любые формы приказа, но способен брать ответственность за свои действия. Это значит, что надо найти такую форму мотивации для человека, чтобы он действовал наиболее продуктивно, и без негативных последствий для его психики. Но это уже объектный подход, близкий к бихевиоризму.

Я предлагаю вам, дорогие читатели, задуматься об этом. О том, насколько непросто (с моральной точки зрения) руководителям приходится давать указания, регулярно повышать мотивацию сотрудников, проверять их трудоспособность различными способами. И я имею в виду действительно хороших начальников, которые заботятся не только о своей работе, а о том, как себя чувствуют люди вокруг них, насколько свободная атмосфера окружает их коллектив, ведь именно в таком случае люди чувствуют себя нужными, и востребованными, когда им не связывают руки постоянными должностными инструкциями, а дают свободу действий, в пределах их компетенций, разумеется.

Хрупкое тело человека

Берегите себя

Немецкий физик Гельмгольц, изучавший оптику глаза, как-то сказал: «Если бы оптическая мастерская прислала мне такой прибор, я бы вернул его для переделки».

Зрительный нерв подключен к светочувствительным клеткам сетчатки не сзади, а спереди(сверху). Свет проходит сначала через нервы, нервные клетки и только потом достигает светочувствительных элементов. Это позволяет сетчатке отслаиваться от стенки глазного яблока, что приводит к потере зрения. Гораздо разумнее было бы если бы зрительные нервы отходили от стенки глазного яблока, как, например, у кальмаров. Но такое строение глазау человека связано с тем, что нервная система всех хордовых формируется из нервной трубкии глаз просто не может иметь другого строения.

Грыжи поясничного диска, радикулиты, дорсопатии, варикозное расширение вен, выпадение матки, геморрой, сердечная недостаточность, ожирение, аппендицит, асфиксия пищевым комком, цинга, икота и многие другие патологии человека возникают из-за конструкторскихнедоработок.

Из школьного курса биологии мы знаем, что в процессе внутриутробного развития, зародыш человека (как и зародыш любого другого существа) проходит стадии развитияэволюционного — рыб и амфибий. Например икота — это древний рефлекс доставшийся намот головастиков и двоякодышащих. Сама икота у человека не имеет никакого приспособительного значения и вызывает только дискомфорт. Однако у головастиковглубокий вдох позволяет заглотить как можно больше воды, а последующий резкий выдох, сопровождающийся закрытием дыхательной щели, позволяет направить воду в жабры,в обход дыхательных путей. Этот рефлекс обеспечивает жаберное дыханиеу двоякодышащих.

Прямохождение освободила руки предка человека и заставило интенсивно развиваться его мозг. Но, вместе с тем, прямохождение вызвало перегрузку поясничных позвонков, что часто приводит к развитию дегенеративных изменений, грыжам межпозвоночных дисков, радикулитам и дорсопатиям в возрасте, в котором у человека только прошли юношеские прыщи и он начинает чувствовать себя венцом творения. Давление столба жидкости, высотойв человеческий рост, на клапаны вен нижних конечностей приводит к расширению верхнего сегмента вены. В расширенном сегменте клапан перестает выполнять свою функциюи давление столба жидкости передается на ниже лежащий сегмент вены и цикл повторяется.(сегмент — в данном случае, это участок вены от клапана до клапана). Так возникаетварикозная болезнь.
Аппендикулярный отросток является рудиментом органа, который у жвачных предков современного человека отвечал за переваривание клетчатки. Например, у коалы длина аппендикса составляет от 1 до 2 метров. У человека аппендикулярный отросток является серьезной хирургической проблемой, несмотря на то, что он стал выполнять функцию иммунного органа.

Желудочно-кишечный тракт млекопитающих пересекается с дыхательными путями,в результате мы не можем одновременно дышать и глотать, а кроме того существует опасность подавиться, плюс делает возможным возникновение ночного апноэ. Эволюционное объяснение этих проблем в том, что предки млекопитающих являлся один из видовкистепёрых рыб, которые заглатывали воздух, чтобы дышать.

Аневризма грудной аорты и гигантское левое предсердие (в далеко зашедших стадиях митральной недостаточности) могут быть причиной осиплости голоса. Это связаносо сдавлением возвратного гортанного нерва, который идет в составе блуждающего нервав грудной клетке и, затем, возвращается к гортани. Длинна возвратного нерва, например,у жирафа достигает 4х метров. Как мы знаем на личном опыте, чем сложнее прибор, тем чаще он ломается. Так зачем понадобилось создавать такую длинную структуру?Ведь расстояние от точки выхода нерва до, собственно, гортани не превышает 4-х сантиметров? Дело в том, что органы, которые иннервирует блуждающий нерв сформировался из 6-ой жаберной дуги рыб и в процессе эволюции были разнесены на значительноерасстояние. Все мы знаем, что у рыб нет шеи.

Основной причиной снижения сердечного выброса, а значит и доставки крови к органам(например почкам) у предков человека была травма, сопровождающаяся кровопотерей. Почки реагировали на это задержкой солей и жидкости для восполнения объема циркулирующей крови. Сейчас основной причиной снижения сердечного выброса являетсяне кровопотеря, а инфаркт миокарда. Когда отмирает кусок сердечной мышцы сердце перестает должным образом выполнять свою насосную функцию. Снижение сердечного выброса, как и миллионы лет назад, приводит к компенсаторной задержке жидкостив организме. Жидкость задерживается в большом и малом круге кровообращения. Возникают отеки легочной ткани, печени, ног. Появляется клиника сердечной недостаточности. Поэтому основным способом борьбы с сердечной недостаточностью является прием мочегонных препаратов.

Одной из гипотез ожирения, сформированной антропологом Джеймсом Нилом была концепция «экономного генотипа». Суть ее заключалась в том, что предки современного человека, будучи охотниками и собирателями, жили в условиях чередующихся тучных и голодныхпериодов. В период изобилия человек накапливал пищу в виде жировых отложений, чтобы потом, в голодное время, дотянуть на них до следующей удачной охоты. Этот механизмотлично работает в условиях бумов и спадов, но дает прискорбные сбои в случае, когда высококалорийная пища доступна круглые сутки и круглый год в супермаркетах. Сердечно-сосудистые заболевания и сахарный диабет второго типа, как следствие ожирения, тоже являются последствиями этого эволюционного механизма.

Природа сконструировала человека c расчетом на то,что он будет двигаться непрерывно —искать корешки, охотится на белок, убегать от хищных рептилий. Слово «работа» потеряло значение «тяжелый физический труд» только последние 50 лет максимум. Во времяфизической активности открывается большое количество капилляров в мышцах, площадь поверхности эндотелия (клеток внутренней оболочки сосудов), омываемой кровью увеличивается в сотни раз. Именно на границе крови и эндотелия, при физической работе, возникает напряжение сдвига, которое приводит к выработке азота двухвалентного (NO)и других биологически активных и полезных субстанций. Именно NO расширяет сосуды, снижает давление, улучшает реологические свойства крови, наполняет пещеристые тела кровью, уменьшает агрессивное воздействие свободных радикалов и холестерина на стенкисосудов, а главное приостанавливает запрограммированные в клетках процессы старения.С точки зрения эволюции должны пройти миллионы лет, чтобы возник механизм, позволяющий вырабатывать NO от взаимодействия ягодичной области с поверхностью кресла. Пока жеединственным вариантом остается физическая активность.

Сидячая работа, несвойственная предкам современного человека приводит к застою кровив малом тазу. Вены малого таза расширяются, их стенка воспаляется, а воспаление, какмы знаем, может привести к тромбозу (триада Вирхова). Эти процессы называются геморроем. Геморроем в исконном значении. Геморрой является профессиональным заболеванием водителей, людей, которые большую часть жизни проводят в положении сидя. Кстати, по одной из версий, Наполеон проиграл битву при Ватерлоу из-за тромбозагемороидального узла, который не дал ему крепко сосредоточиться. Вот так эволюционный изъян одного человека решил исход грандиозного сражения и изменил политическую карту мира.

Все эти несовершенства строения и конструкторские недоработки связаны с тем, что антрополог Нил Шубин назвал «внутренней рыбой». Внутренняя рыба — это понятие, которое объясняет наше несовершенство тем, что человек возник не как готовый проект, созданный для сидячей работы и корпоративных мероприятий, а как одно из звеньев непрерывной эволюционной цепочки в которой рыбы вышли на сушу и завоевали новую среду обитания.

Если на «запорожец» поставить двигатель от болида формулы 1, он все равно не сможетразвить скорость, о которой мечтают юные стритрейсеры. Конструкция запорожца такова, чтона скорости 200 км он просто развалится, огорчив всех участников дорожного движения.

Если мы сумеем избавится от антропоцентрической ереси и осознать себя промежуточным этапом сложного процесса, в котором человек, при всех его достоинствах, не являетсявенцом творения; в котором человек — это просто попытка рыбы выйти из воды и походить на задних плавниках, растянувшаяся на миллионы лет, то, быть может, мы научимся ценить и беречь наше хрупкое тельце, а, заодно, и других участников этой эстафеты независимо от пола, размера и вида.

Зачем нам брак?

Я не большая фанатка замужества.

Я считаю, что брак помещает талантливых мечтателей, которые способны изменить мир, внутрь общепринятого института, где они затем тратят огромное количество времени, эмоций, «магии» и ценной энергии в попытках быть «хорошим» гражданином и жить согласно иллюзии идеальной семьи, которую так успешно внедряют в наши головы. Кроме того, брак преуспел в создании фатального чувства собственности по отношению к другой душе просто потому, что когда-то он или она сказали «да», надели нам на палец кольцо и расписались в документе, гласящем, что нас никогда не бросят. (Вы когда-нибудь замечали, как безумно все это выглядит?)

Один из самых больших обманов, жертвой которого мы можем стать, — идея, что нам нужен кто-то еще в жизни, чтобы быть цельным. Мы ждем пришествия Мистера или Миссис, чтобы наконец-то начать нашу жизнь и быть по-настоящему счастливыми.

Я живу со своим мужчиной на протяжении 15 лет, и мы по-прежнему очень-очень нравимся друг другу. Во многом это получилось благодаря тому, что каждый из нас остается в одиночестве, создавая свет, помогая друг другу в достижении наших личных целей. Мы невероятно разные, но ни один из нас не борется за право изменить другого. Мы уважаем и ценим друг друга такими, какие мы есть. Мы не нуждаемся друг в друге. Мы наслаждаемся друг другом. Это большая разница. Самые неромантичные слова на свете «ты дополняешь меня» — мне буквально хочется закричать, когда я слышу их на свадьбах. Я хочу дополнять сама себя.

Вращайтесь вокруг своей оси, пока не достигнете гармонии с собой и не сможете создавать магию в одиночку. Тогда вы, если захотите, привлечете кого-то, кто будет вращаться рядом с вами. В результате мир получит две прекрасные души, которые вращаются отдельно, но в полной гармонии … вот где происходит волшебство!

Что насчет детей?

Я не верю, что мы все были предназначены для того, чтобы иметь детей и создавать семью, как это навязывает нам культура. Как только вы приняли решение завести детей, тогда, да, полезно найти человека, который с радостью будет готов помочь вам подарить будущему ребенку лучшую жизнь из возможных. Это не значит, что оба должны жить под одной крышей, но значит, что вы полны решимости работать вместе ради необходимой детям поддержки, чтобы они выросли здоровыми, уверенными и эмоционально стабильными членами общества.

Если вы женились, потому что так хотели…Чудесно! Просто убедитесь, что ваши ожидания остаются реалистичными, будьте открытыми и честными в том, что вы чувствуете. Ситуация нездоровая, если в долгоиграющих отношениях кто-то ощущает себя в ловушке и несчастным. Вот почему у нас так много травм, связанных с отношениями, которые не сложились, — мать, отец, первая любовь и т. д. Сказочный образ того, как любовь должна выглядеть, оказался вымышленным, и мы были разгромлены.

Не женитесь на родственных душах.

Билли (мой мужчина) — очень хороший друг. Он считает, что я чудесная, удивительная и невероятно привлекательная. Он всегда готов помочь и поддержать меня, и последнее он сделает в любом случае. Он прекрасный отец и товарищ. Мы идеально подходим друг другу во всех отношениях. Мы подчеркиваем лучшее в нас почти всегда. Мы не цепляемся друг за друга и можем остаться в одиночестве, даже несмотря на то что предпочли бы быть вместе. Наши отношения легкие и сводят на нет всякое дерьмо. Билли нежный, спокойный… абсолютно чудесный, и я люблю его, но он не моя родственная душа, как обычно это понимают, — мистическая, древняя связь из прошлых жизней. Вместе мы создали совершенно уникальный союз, смысл которого тоже исключительный в своем роде.

Кто такие родственные души? Они существуют? Каждый из нас ответит на этот вопрос исходя из своих собственных убеждений. Лично я верю, что родственные души — это люди, которые идеально сочетаются с нами, чтобы помочь нам вырасти. Но они не обязаны быть нашими любовниками. Осознание этого очень важно для нас. В нашей культуре мы, кажется, боремся с пониманием глубоких отношений, которые несексуальны или неромантичны, но имеют великую цель. Любая тесная связь между двумя людьми априори романтична, правда? Нет. В этом диком мире существует бесчисленное количество связей.

И я верю, что родственные души существуют и появляются в нашей жизни тогда, когда это больше всего необходимо. Они приходят, чтобы подтолкнуть нас, бросить нам вызов, подобно зеркалу, показать нам наши недостатки, разбудить нас и заставить идти вперед. И, если честно, нам лучше не жениться на таких личностях. Потому что тогда мы увязнем в создании идеального брака (черт знает, что бы это значило) и забудем, для чего наши души были соединены с самого начала.

Мы все слишком легко забываем, что наша работа — помогать развиваться друг другу так быстро, как это возможно, не мучить друг друга в этих странных ролях, которые муж и жена вынуждены играть. Потому что кто знает, как это выглядит для каждого из нас.

Есть такая идея, что человек должен удовлетворить все наши потребности. И, в общем-то, она и обеспечивает нам все страдания и разочарования. Вместо этого почему бы нам сначала не подумать о том, ради чего мы хотим создать отношения с другим человеком и какова их цель. Тогда Вселенная пошлет нам идеальный выбор для этой цели. И если цель — отличный секс и путешествия по всему миру, то вы получите совершенно другого человека, отличного от того, какого бы вы могли получить, создав семью. Если вы сомневаетесь, просто поверьте мне на слово. Четкое осознание наших желаний — это первый шаг к возможности создать самый волшебный союз.

Послушайте, вообще-то, я не эксперт, и я, конечно, сама пока не справилась со всем, о чем говорю. Я знаю одну вещь наверняка, и реальность такова, что то, что я делаю, работает. Как много счастливых пар вы знаете? Хорошо. Как много среди них тех, кто вместе больше, чем несколько лет, и завел детей? Им должно быть не просто комфортно вместе, речь идет о настоящем счастье. Это все заставляет задуматься о том, что мы где-то ошибаемся. Мы постоянно в поисках сумасшедшей, дикой, пылкой любви всей нашей жизни, чтобы оставаться с ней любой ценой, пока смерть не разлучит нас. Возможно, и это просто предположение, нам следует искать что-то совершенно противоположное.

Давайте перепишем нормальность.

Давайте взломаем родительство, дружбу, любовь, партнерство, связи, союзы родственных душ, ЖИЗНЬ и брак такими, какими мы их привыкли видеть, и создадим то, что будет работать, что подходит нашим сердцам и душам, без страхов и опасений нарушить норму.

Потому что, если никто не сказал вам это раньше, понятие нормы сильно переоценивают.

Источник: http://www.adme.ru/svoboda-psihologiya/zhenitsya-ne-obyazatelno-797310/?vksrc=vksr%F1797310 © AdMe.ru

Просветление Гаутамы Будды

Теперь расскажем о великом учителе, совершившем революцию в религиозной жизни Азии. Это был Гаутама Будда, проповедовавший жителям индийского города Бенареса примерно в то самое время, когда Исаия пророчествовал в Вавилоне, а Гераклит размышлял о природе вещей в Эфесе. Все они жили в VI веке до н. э., но не знали друг о друге.
VI век до н. э. — один из самых замечательных в истории человечества. Повсюду — в том числе и в Китае — человеческий ум исполнился новым дерзанием, пробудился от традиций древних царств, жреческих культов, кровавых жертвоприношений и задался глубинными вопросами жизни. После двадцати тысяч лет детства человечество вступило в эпоху созревания.
Древнейшая история Индии до сих пор почти неизвестна. Около 2000 лет до н. э. где-то на северо-востоке арийские народы спустились с гор и как завоеватели принесли свой язык и традиции. Они говорили на санскрите, разновидности арийского языка. У покоренных народов была более развитая цивилизация, но им не удалось отстоять своих владений по Инду и Гангу. В отличие от греков и персов, завоеватели с ними почти не смешивались. Из далекого прошлого Индии туманно проступает общество, разделенное на части, не имевшие свободного общения между собой (совместная еда, браки, смешанные сообщества). Деление на касты продолжалось и во всей последующей истории Индии: в отличие от свободно смешивающихся европейских или монгольских общин Индия представляет собой сообщество сообществ.
Сиддхартха Гаутама происходил из аристократического рода, который правил небольшим княжеством в отрогах Гималайских гор. В девятнадцать лет он женился на своей красавице кузине. Жизнь его протекала в развлечениях среди солнечных садов, рощ и рисовых полей. И вдруг на него напало какое-то беспокойство и неудовлетворение — тревога высокого ума, ищущего для себя достойной деятельности. Он почувствовал, что вовсе не живет настоящей жизнью, а лишь пребывает на затянувшемся празднике.
И вошло в него понимание смерти и болезней, бренности всякого земного счастья. Он встретил одного бродячего аскета, которых уже тогда в Индии было много. Эти люди вели суровую жизнь, предаваясь созерцанию и религиозным спорам. Считалось, что они ищут глубинного понимания действительности, и Гаутамой овладело страстное желание последовать за ними.
По преданию, он обдумывал это желание, когда его известили о том, что жена родила ему сына-первенца. «Вот еще один узел, который придется разорвать!» — сказал Гаутама.
Он возвратился в свою деревню, где его встретили радостные сородичи и устроили большой праздник с танцами в честь нового узла для Гаутамы. Ночью он проснулся от страшной тяжести на сердце, «как человек, у которого загорелся дом». Гаутама решил оставить свою счастливую, но бессмысленную жизнь. Неслышно войдя в комнату жены, он увидел при свете лампы, что она сладко спит среди цветов с младенцем на руках. Его охватило страстное желание в первый и последний раз обнять сына, но страх разбудить жену удержал его. Он повернулся, вышел из дома в яркий лунный свет, сел на лошадь и отправился в бескрайний мир.
Долго ехал он этой ночью, а утром был уже за пределами земель своего рода. Остановившись у песчаной реки, Гаутама срезал ниспадавшие ему до плеч волосы, снял украшения и вместе с мечом и лошадью отослал их домой. Ему встретился человек в лохмотьях, и Гаутама поменялся с ним одеждой. Теперь, освободившись от мирских связей, можно было продолжить поиски мудрости. Гаутама направился на юг, к отрогам гор Виндхья, где в пещерах обитали отшельники и учителя, которые ходили в город за своим скудным пропитанием и возвещали людям слово истины. Гаутама изучил всю философию своего века, но его проницательный ум не удовлетворился ее ответами.
Индийское миросозерцание склонялось к тому, что силу и знание можно достичь лишь через крайний аскетизм: постами, отказом от сна, причинением себе боли. Гаутама решил испытать все это. Вместе с пятью учениками он удалился в джунгли, где предался голоду и самоистязаниям. Слава его распространилась, «подобно рокоту огромного колокола под небесным сводом», но это не принесло ему чувства обретенной истины. Однажды во время прогулки, стараясь сосредоточиться, несмотря на одолевавшую его слабость, он впал в бессознательное состояние, а когда очнулся, вдруг ясно понял полную абсурдность подобных способов.
Он попросил обычной еды и отказался продолжать умерщвление плоти, отчего все его ученики пришли в ужас. Гаутама понял, что истина постигается нормальным мозгом и здоровым телом. Подобные идеи были совершенно чужды стране и эпохе. Опечаленные ученики ушли в Бенарес, оставив его скитаться в одиночестве.
Когда ум бьется над разрешением какой-нибудь сложной и запутанной проблемы, он, сам того не замечая, шаг за шагом движется вперед. А потом внезапно приходит просветление и чувство победы. Так случилось и с Гаутамой. Однажды он сел под большим деревом у реки, чтобы поесть, и вдруг у него возникло ясное понимание смысла жизни. Как говорят, он просидел весь день и всю ночь, погруженный в глубокую задумчивость. Потом поднялся, чтобы поведать о своем просветлении всему миру.
Гаутама отправился в Бенарес, где разыскал своих учеников и обратил их на путь обретенной им истины. В Оленьем парке они сделали себе хижины и устроили нечто вроде школы, куда приходили многие ищущие мудрости.
Исходная точка нового учения заключалась в том самом вопросе, который возник у Гаутамы в дни мирского благополучия: «Почему во мне нет полного счастья?» Вопрос этот направлен внутрь себя и коренным образом отличается и от направленного вовне стремления Фалеса или Гераклита познать Вселенную, и от тех нравственных обязательств, которые пророки налагали на миропонимание иудеев. Индийский учитель хотел познать внутренний мир и разрушить собственное «я» человека. По его словам, страдание происходит от желаний, и пока не победишь их, жизнь будет мятущейся, а конец печальным. Есть три разновидности желаний, и все они суть зло. Первое — желания чревоугодия и чувственности, второе — стремление к личному эгоистическому бессмертию, третье — желания успеха и признания, жадность и тому подобное. Чтобы избежать бед и страданий, все желания необходимо преодолеть. Когда «я» исчезнет, придет безмятежность души — Нирвана, величайшее из возможных благ.
Таково его учение, изощренное и метафизическое по своей сути и куда более трудное для понимания по сравнению со стремлением греков видеть все ясно и правильно или еврейскими заповедями страшиться Бога и идти праведным путем. Это учение оказалось недоступным даже для учеников Гаутамы, и неудивительно, что как только исчезло влияние его личности, оно было извращено и огрублено. В Индии широко распространилась вера в то, что через определенные промежутки времени на землю нисходит сама Мудрость и воплощается в каком-то избранном человеке, которого называют Буддой. Ученики Гаутамы провозгласили его последним из Будд, хотя неизвестно, принял ли он это имя. Вскоре после смерти Гаутамы вокруг него стали слагаться фантастические легенды. Человеческому сердцу чудо ближе, чем нравственный подвиг, и поэтому Гаутама Будда превратился в великого чудотворца.

   И все-таки он принес людям великую пользу. Для большинства Нирвана была слишком возвышенна и утонченна, а их стремление к мифотворчеству оказалось притягательнее простых фактов жизни Гаутамы, но они смогли уловить хотя бы немногое из того, что Гаутама называл восьмеричным путем, Благородной дорогой жизни. Главным были правильное мышление, правильные цели, правильные слова и правильная жизнь. Это пробуждало самосознание, призывало к великодушию и самоотречению.

Источник: Герберт Уэльс  — «Краткая всемирная история».

Быт прошлый и современный

Сравнивать современную жизнь можно с чем угодно: с жизнью среднестатистического американца или бытом каменного века. Можно вообще не сравнивать, дело ваше. Но бывает, кажется, будто проблемы облепили со всех сторон и черная полоса длится целую вечность. Вот в такие моменты очень полезно почитать эту статью, взять себя в руки и порадоваться жизни. Но только тому, кто действительно хочет, чтобы ему полегчало. *** Мой супервизор говорит, что я теплая и заботливая. Потому что она не слышит моих устных комментариев к постам про женское предназначение, естественные роды, отказ от прививок и «в деревне все были здоровые». Да, раньше не было рака. Потому что его не диагностировали. Человек умирал, и все. Не было проблем с аллергией на прививки. Дети умирали от дифтерии пачками, и все. Не было проблем с контрацепцией. Люди просто рожали и выносили детей на мороз, морили голодом. После открытия Америки половина Европы вымерла от сифилиса, а половина индейцев — от гриппа. В Англии во времена Генриха, того самого, что с Анной Болейн, простой грипп выкосил половину Лондона. Не было проблем с сильными женщинами. У женщин просто не было паспортов, прав, возможностей, их избивали и насиловали — и это не считалось проблемой или преступлением. И никакой проблемы с оргазмами не было — не было оргазмов. И с внематочными беременностями и постродовой депрессией проблем не было. Внематочная беременность (или замершая) была только одна. Женщина умирала — и все. И депрессии у женщин не было. Была тяжелая работа. Те, кто не умирал от родов, в сорок чаще всего были с опущением матки — от постоянной тяжелой работы. Бандажей тоже не было. Всем, кто хочет красивых платьев и балов, рекомендую читать мемуары Екатерины Второй. Да-да, жены наследника престола, а затем — императрицы. Там про ветряную оспу, женские проблемы, трудности быта и многое другое у знати. Да-да, у тех людей, которые обладали всеми благами той цивилизации. У меня в процессе чтения было впечатление, что я сейчас живу не просто роскошнее, а во много раз роскошнее императрицы. Моя прабабка и первая жена моего деда умерли в родах, половина братьев и сестер моего отца умерли от инфекций, которые сейчас кажутся сказочными страшилками. И это не глухое средневековье, а двадцатый век. Ну и, вообще, кому хочется острых ощущений — можно взять в библиотеке женскую энциклопедию восьмидесятых и почитать про женскую гигиену. Да что там — сто лет назад мои легкие роды убили бы либо меня, либо дочь. Просто потому, что легкими они были благодаря медицине. Когда меня спрашивают, в каком времени я хотела бы жить, ответ — сейчас. Я не знаю, что будет в будущем, но сейчас у меня есть джинсы, кроссовки, дезодорант, моя личная недвижимость, загранпаспорт, контактные линзы, средства гигиены и контрацепции, возможность работать и учиться в любой стране. Я могу развестись просто потому, что не хочу жить с этим человеком. Я могу водить машину. Я могу купить травмат или шокер, а также научиться драться, чтобы защищать себя и своих близких, и, да, есть шанс, что за превышение самообороны меня посадят. Зато не закидают камнями и не сбросят со скалы как опозоренную. В этом обществе еще куча проблем, но по сравнению с тем, что было, это офигенно. И желающие отмотать назад просто не понимают, куда они попадут. Я понимаю. И я знаю, какая титаническая работа была проделана, чтобы сделать хотя бы то, что есть сейчас. И я счастлива жить здесь и сейчас. Автор: Адриана Имж Источник: http://www.adme.ru/svoboda-psihologiya/a-ranshe-baby-v-pole-rozhali-i-nichego-955260/ © AdMe.ru

Математик и гуманитарий

— Привет, что делаешь?
— Да вот, задачки решаю из журнала.
— Ну ты даёшь! Не ожидал от тебя.
— Чего не ожидал?
— Что ты опустишься до задачек. Вроде умный ведь, а веришь во всякую ерунду.
— Извини, не понимаю. Что ты называешь ерундой?
— Да всю эту вашу математику. Ведь очевидно же, что фигня полная.
— Как ты можешь так говорить? Математика — царица наук…
— Вот только давай без этого пафоса, да? Математика — вообще не наука, а одно сплошное нагромождение дурацких законов и правил.
— Что?!
— Ой, ну не делай такие большие глаза, ты же сам знаешь, что я прав. Нет, я не спорю, таблица умножения — великая вещь, она сыграла немалую роль в становлении культуры и истории человечества. Но теперь-то это всё уже неактуально! И потом, зачем было всё усложнять? В природе не существует никаких интегралов или логарифмов, это всё выдумки математиков.
— Погоди. Математики ничего не выдумывали, они открывали новые законы взаимодействия чисел, пользуясь проверенным инструментарием…
— Ну да, конечно! И ты этому веришь? Ты что, сам не видишь, какую чушь они постоянно несут? Тебе привести пример?
— Да уж, будь добр.
— Да пожалуйста! Теорема Пифагора.
— Ну и что в ней не так?
— Да всё не так! «Пифагоровы штаны на все стороны равны», понимаете ли. А ты в курсе, что греки во времена Пифагора не носили штанов? Как Пифагор мог вообще рассуждать о том, о чём не имел никакого понятия?
— Погоди. При чём тут штаны?
— Ну они же вроде бы Пифагоровы? Или нет? Ты признаёшь, что у Пифагора не было штанов?
— Ну, вообще-то, конечно, не было…
— Ага, значит, уже в самом названии теоремы явное несоответствие! Как после этого можно относиться серьёзно к тому, что там говорится?
— Минутку. Пифагор ничего не говорил о штанах…
— Ты это признаёшь, да?
— Да… Так вот, можно я продолжу? Пифагор ничего не говорил о штанах, и не надо ему приписывать чужие глупости…
— Ага, ты сам согласен, что это всё глупости!
— Да не говорил я такого!
— Только что сказал. Ты сам себе противоречишь.
— Так. Стоп. Что говорится в теореме Пифагора?
— Что все штаны равны.
— Блин, да ты вообще читал эту теорему?!
— Я знаю.
— Откуда?
— Я читал.
— Что ты читал?!
— Лобачевского.
*пауза*
— Прости, а какое отношение имеет Лобачевский к Пифагору?
— Ну, Лобачевский же тоже математик, и он вроде бы даже более крутой авторитет, чем Пифагор, скажешь нет?
*вздох*
— Ну и что же сказал Лобачевский о теореме Пифагора?
— Что штаны равны. Но это же чушь! Как такие штаны вообще можно носить? И к тому же, Пифагор вообще не носил штанов!
— Лобачевский так сказал?!
*секундная пауза, с уверенностью*
— Да!
— Покажи мне, где это написано.
— Нет, ну там это не написано так прямо…
— Как называется книга?
— Да это не книга, это статья в газете. Про то, что Лобачевский на самом деле был агент германской разведки… ну, это к делу не относится. Всё равно он наверняка так говорил. Он же тоже математик, значит они с Пифагором заодно.
— Пифагор ничего не говорил про штаны.
— Ну да! О том и речь. Фигня это всё.
— Давай по порядку. Откуда ты лично знаешь, о чём говорится в теореме Пифагора?
— Ой, ну брось! Это же все знают. Любого спроси, тебе сразу ответят.
— Пифагоровы штаны — это не штаны…
— А, ну конечно! Это аллегория! Знаешь, сколько раз я уже такое слышал?
— Теорема Пифагора гласит, что сумма квадратов катетов равна квадрату гипотенузы. И ВСЁ!
— А где штаны?
— Да не было у Пифагора никаких штанов!!!
— Ну вот видишь, я тебе о том и толкую. Фигня вся ваша математика.
— А вот и не фигня! Смотри сам. Вот треугольник. Вот гипотенуза. Вот катеты…
— А почему вдруг именно это катеты, а это гипотенуза? Может, наоборот?
— Нет. Катетами называются две стороны, образующие прямой угол.
— Ну вот тебе ещё один прямой угол.
— Он не прямой.
— А какой же он, кривой?
— Нет, он острый.
— Так и этот тоже острый.
— Он не острый, он прямой.
— Знаешь, не морочь мне голову! Ты просто называешь вещи как тебе удобно, лишь бы подогнать результат под желаемый.
— Две короткие стороны прямоугольного треугольника — это катеты. Длинная сторона — гипотенуза.
— А, кто короче — тот катет? И гипотенуза, значит, уже не катит? Ты сам-то послушай себя со стороны, какой ты бред несёшь. На дворе 21 век, расцвет демократии, а у тебя средневековье какое-то. Стороны у него, видишь ли, неравны…
— Прямоугольного треугольника с равными сторонами не существует…
— А ты уверен? Давай я тебе нарисую. Вот, смотри. Прямоугольный? Прямоугольный. И все стороны равны!
— Ты нарисовал квадрат.
— Ну и что?
— Квадрат — не треугольник.
— А, ну конечно! Как только он нас не устраивает, сразу «не треугольник»! Не морочь мне голову. Считай сам: один угол, два угла, три угла.
— Четыре.
— Ну и что?
— Это квадрат.
— А квадрат что, не треугольник? Он хуже, да? Только потому, что я его нарисовал? Три угла есть? Есть, и даже вот один запасной. Ну и нефиг тут, понимаешь…
— Ладно, оставим эту тему.
— Ага, уже сдаёшься? Нечего возразить? Ты признаёшь, что математика — фигня?
— Нет, не признаю.
— Ну вот, опять снова-здорово! Я же тебе только что всё подробно доказал! Если в основе всей вашей геометрии лежит учение Пифагора, а оно, извиняюсь, полная чушь… то о чём вообще можно дальше рассуждать?
— Учение Пифагора — не чушь…
— Ну как же! А то я не слышал про школу пифагорейцев! Они, если хочешь знать, предавались оргиям!
— При чём тут…
— А Пифагор вообще был педик! Он сам сказал, что Платон ему друг.
— Пифагор?!
— А ты не знал? Да они вообще все педики были. И на голову трёхнутые. Один в бочке спал, другой голышом по городу бегал…
— В бочке спал Диоген, но он был философ, а не математик…
— А, ну конечно! Если кто-то в бочку полез, то уже и не математик! Зачем нам лишний позор? Знаем, знаем, проходили. А вот ты объясни мне, почему всякие педики, которые жили три тыщи лет назад и бегали без штанов, должны быть для меня авторитетом? С какой стати я должен принимать их точку зрения?
— Ладно, оставь…
— Да нет, ты послушай! Я тебя, в конце концов, тоже слушал. Вот эти ваши вычисления, подсчёты… Считать вы все умеете! А спроси у вас что-нибудь по существу, тут же сразу: «это частное, это переменная, а это два неизвестных». А ты мне в о-о-о-общем скажи, без частностей! И без всяких там неизвестных, непознанных, экзистенциальных… Меня от этого тошнит, понимаешь?
— Понимаю.
— Ну вот объясни мне, почему дважды два всегда четыре? Кто это придумал? И почему я обязан принимать это как данность и не имею права сомневаться?
— Да сомневайся сколько хочешь…
— Нет, ты мне объясни! Только без этих ваших штучек, а нормально, по-человечески, чтобы понятно было.
— Дважды два равно четырём, потому что два раза по два будет четыре.
— Масло масляное. Что ты мне нового сказал?
— Дважды два — это два, умноженное на два. Возьми два и два и сложи их…
— Так сложить или умножить?
— Это одно и то же…
— Оба-на! Выходит, если я сложу и умножу семь и восемь, тоже получится одно и то же?
— Нет.
— А почему?
— Потому что семь плюс восемь не равняется…
— А если я девять умножу на два, получится четыре?
— Нет.
— А почему? Два умножал — получилось, а с девяткой вдруг облом?
— Да. Дважды девять — восемнадцать.
— А дважды семь?
— Четырнадцать.
— А дважды пять?
— Десять.
— То есть, четыре получается только в одном частном случае?
— Именно так.
— А теперь подумай сам. Ты говоришь, что существуют некие жёсткие законы и правила умножения. О каких законах тут вообще может идти речь, если в каждом конкретном случае получается другой результат?!
— Это не совсем так. Иногда результат может совпадать. Например, дважды шесть равняется двенадцати. И четырежды три — тоже…
— Ещё хуже! Два, шесть, три четыре — вообще ничего общего! Ты сам видишь, что результат никак не зависит от исходных данных. Принимается одно и то же решение в двух кардинально различных ситуациях! И это при том, что одна и та же двойка, которую мы берём постоянно и ни на что не меняем, со всеми числами всегда даёт разный ответ. Где, спрашивается, логика?
— Но это же как раз логично!
— Для тебя — может быть. Вы, математики, всегда верите во всякую запредельную хрень. А меня эти ваши выкладки не убеждают. И знаешь почему?
— Почему?
— Потому что я знаю, зачем нужна на самом деле ваша математика. Она ведь вся к чему сводится? «У Кати в кармане одно яблоко, а у Миши пять. Сколько яблок должен отдать Миша Кате, чтобы яблок у них стало поровну?» И знаешь, что я тебе скажу? Миша никому ничего не должен отдавать! У Кати одно яблоко есть — и хватит. Мало ей? Пусть идёт вкалывать, и сама себе честно заработает хоть на яблоки, хоть на груши, хоть на ананасы в шампанском. А если кто-то хочет не работать, а только задачки решать — пусть сидит со своим одним яблоком и не выпендривается!

Источник неизвестен