Конец эпохи потребления

Цивилизация постепенно выходит из индустриальной эпохи в новую, которую многие называют по-разному: кто-то называет это — «информационной эпохой», кто-то — «эпохой высоких технологий», кто-то «новой эпохой мышления».

Но тем не менее, есть обобщённое название этого всего — постиндустриальность. Конечно, это название не описывает саму суть новой эпохи, но по крайней мере чертит границу между тем, что останется в прошлом и тем, что придёт следом.

Как и по аналогии с прошлыми эпохами, эта новая строится на определённой базе, которую подготовила под неё прошлая эпоха. Она заложила определённые стандарты и традиции, на которых основывалась жизнь старого поколения.

В случае с эпохой просвещения, она подготовила систему образования, которая обучала людей по новой технологии, что помогло сделать впоследствии образование массовым. Сейчас это образование уже утрачивает своё прошлое значение, людям нужно что-то иное. Но эта статья не про образование, она про ресурсы, которые остались нам в наследство от прошлой эпохи.

Речь идёт о мусоре. Старое поколение не умеет использовать ресурсы цивилизации, которые выработали себя. Всё это они называют мусором.
Если образуется конечный элемент технологической цепочки, который так и не поняли, куда реализовать и что с ним делать, это называют отходами производства.

Мусорный полигон в Омской области

Вот пример цитаты из курса по защите окружающей среды. 

Отходы — это ресурсы не на своём месте.

То есть по факту: любая вещь, которая находится не на своём месте — это хлам.

К примеру: в углу у вас скопилась куча мукулатуры, и вы не знаете, что с ней делать? Пока что это хлам. Как только придёт новый человек и увидит её, а потом скажет, что он будет делать оригами или папье-маше, то эта стопка бумаги сразу же становится ресурсом для его творчества. Или может к вам придёт заядлый путешественник и заинтересуется этой бумагой, потому что ему нужен розжиг для костра.

Или другой пример: у вас на балконе лежат доски. Разные доски, тонкие, длинные, кусочки фанеры и остатки разобранного стола. В этот момент это материал для столярных работ или хлам, который вы уже который год не можете выкинуть, чтобы освободить балкон?
А вот вашему другу Сергею, как раз необходимо сделать полки на стену, и ему эти доски как раз были бы очень кстати.

Что же нам со всем этим делать?

На самом деле у нас уже есть примерное понимание того, что нужно сделать с отработавшим себя мусором, который остаётся после использования ресурсов. Этому нас учат на экологии, во многих школах это преподаётся уже довольно давно. Знание о том, что мусор нужно перерабатывать закладывалось в нас ещё с советских времён.

Тогда была целая культура утилизации мукулатуры, цветных и чёрных металлов, а также стекла. Населению неплохо доплачивали за работу по сортировке и подготовке мусора к вторичному использованию!

Многие из нас ещё помнят те времена, когда можно было пойти и сдать бутылки практически в любой магазин, получить за это небольшие деньги. Пункты сдачи металлолома, где принимают цветной и чёрный металл, работают постоянно. Они и сейчас есть, просто их стало меньше. При желании можно найти пункты утилизации отработавших химических батареек. Макулатуру тоже можно сдать, просто сейчас этот процесс не так хорошо отлажен, как было в Советское время. Тогда в этот процесс активно привлекались школьники разных возрастов, устраивали целые конкурсы, вручали призы за выполнение плана по сдаче.

Но это было в прошлом, это было на государственном уровне, а часть системы утилизации мусора мы видим и сейчас. Но хотелось бы обратить внимание на то, что будет происходить в будущем. Когда мусора не станет совсем. Он просто не будет залёживаться на складах, а сразу же будет находить своего нового хозяина, который будет рад его использовать. Это, конечно, в идеале.

Точки реализации вторичных вещей

Уже сейчас пользуются спросом вещевые рынки — барахолки, на которых продают по смешной цене различные вещи, которые были в употреблении, и остались без своих прежних хозяев по разным причинам.

Многие сразу вспомнят старые добрые распродажи старых вещей, которые происходили в определённом месте, и продавцы приходили туда, показывали и продавали свой товар по типу ярмарки. Да, это было очень интересно. Но так было раньше, те времена прошли.

Сейчас распродажа вторичного рынка выходит на совершенно другой уровень. Теперь это не точечная структура, а что-то ближе к сетевой. Уже не конкретные точки в пространстве или платформы отвечают за связь с рынком, а целые сетевые структуры, атомарными элементами которых являются не компании, а сами люди.

Сеть расширилась, если раньше это были ресурсные хабы — которые сначала собирали товар, а потом занимались его реализацией, то сейчас процессы стали куда быстрее, люди могут приносить товары и точки успевают их обрабатывать сравнительно быстро, потому что у них уже есть отлаженная технология.

Виртуальные точки вторичного рынка

Нельзя не упомянуть сравнительно новую культуру, связанную со вторичным рынком, она появилась с развитием интернета — это интернет-платформы типа Авито, Юлы, Из рук в руки, Купи продай и ещё многие другие сервисы, предоставляющие одним пользователям возможность избавиться от ненужных им вещей, а другим приобрести необходимые ресурсы.

Если раньше подобные объявления висели в газетах, и приходилось довольно долго заниматься поиском необходимого тебе объявления, а потом ещё заниматься анализом полученной информации, то современные интернет-платформы позволяют свести эту работу к минимуму.

Практически полносвязаная сеть

Теперь ресурсная сеть охватывает куда больше людей, ведь благодаря таким сервисам появилось довольно много внутрисетевых взаимодействий, гораздо больше, чем раньше.

Конечно, без поддержки самих сервисов, эта сеть будет неработоспособна. Но если из системы по какой-то причине выпадет один образующий структурный элемент, то другой сервис вполне сможет его заменить, потому что механизмы работы у них практически идентичные. Произойдёт перераспределение нагрузки на конкретные элементы. И система будет снова стабильна.

Наследие индустриальной цивилизации

Хотелось бы также затронуть важную тему, которую часто не замечают, а именно: что мы будем делать с наследием индустриальной эпохи? После реструктуризации из технологических цепочек выпадают огромные помещения фабрик, заводов и цехов, которые становятся невостребованными. Также после миграции появляются заброшенные бывшие жилые объекты, в некоторых городах по ряду причин образуются целые пустеющие районы.

 Заброшенная городская фабрика

Дома, в которых перестают жить люди, со временем ветшают, а фабрики и заводы, в которых больше не идут технологические процессы, также разрушаются из-за погодных условий и активности маргинальных слоёв населения. Контролировать такие объекты коммерческим способом становится невозможно, а значит, возникает проблема невостребованной недвижимости.

Казалось бы, что за странный вопрос, помещения пустуют — использовать конечно. Но на государственном уровне этот вопрос решается очень слабо. У муниципальных структур полно своих административных завод, связанных с транспортом и поддержкой общественной жизни населения, а тут ещё и невостребованная недвижимость.

Решить этот вопрос предлагается другим путём: просквоттеры пытаются направить гражданскую активность и деятельность сообществ, у которых есть потребность в площадке, на активное взаимодействие с владельцами таких объектов. В результате этого процесса здания перестают быть никому не нужными, и появляются люди, которые начинают за ними следить.

Городские свалки и пустыри

Казалось бы, как внутреннее пространство города может оказаться ресурсом, ведь там вполне может быть пусто. С недвижимостью вопрос ещё более-менее понятен: по крайней мере это помещение, которое имеет закрытые границы и состоит из конкретных строительных материалов.

Так почему же городские пустыри, свалки и незаполненные пространства являются ресурсом, а также проблемой, которую надо решать горожанам?

В первую очередь потому, что эти пустыри, свалки и скверы находятся рядом с жилыми массивами. Там постоянно ходят люди, наблюдают эту картину день за днём. Пустыри несут в себе негатив, пустоту постоянно хочется заполнить чем-нибудь. Если городские инфраструктурные объекты (независимо от того, как они выглядят) создают впечатление целостной структуры, то пустыри создают ощущение того, что чего-то не хватает.

И горожане, проходя раз за разом мимо таких мест, чувствуют потребность в преобразовании пространства. Им не хватает объектов для создания целостной и эстетически приятной картины.

Этим вопросом занимается урбанистика. 

Урбанисты преобразуют городские пространства в комфортную среду, при помощи инициатив городских активистов, мотивации местных жителей, а также вводе образовательных программ для донесения информации о возможности развития городской инфраструктуры обычному населению.

Проблемы как ресурс будущего

Общество постиндустриальной эпохи ещё только осознаёт проблемы, которые мы получили в наследство от предыдущих поколений. Но нам нужно с ними работать, надо научиться их решать и строить комфортную среду, ведь для нас имеет значение то, в каких условиях мы живём.

Проблемы окружающие нас, как ни странно, тоже являются ресурсом. Мы можем осознать, что у нас имеется проблема, попытаться её решить. А можно продать эту проблему кому-нибудь, чтобы эту проблему решал другой человек. Или купить проблему у того, что не знает, что с этим делать, если мы точно понимаем, как она решается. Таким образом, проблема в итоге превращается в решённую задачу.

Игрофикация ресурсного образования

Самое интересное, что новое поколение игроков в компьютерные игры уже многие годы получает образование по вопросу об использовании ресурсов, которые нам достались в наследство от цивилизации.

Речь идёт о компьютерных играх, в которых затрагивается тематика «Постапокалипсиса». И в данном случае совершенно не важно, по какой причине произошёл кризис, но главное, что в них то, что этот момент кризиса находится в прошлом. В таких играх чаще всего есть какой-то довольно занимательный сюжет, но интереснее всего те игры, где есть механика сбора различных предметов с целью продажи/создания новых вещей.

Снимок из игры Fallout 4

Сама концепция того, что игрокам достаётся целый мир, в деталях проработанный дизайнерами и сценаристами, а также полная свобода действий в пределах игровой механики. Это заставляет игроков делать в симуляции те же вещи, которые можно было бы сделать и в реальности, по отношению

По сути игроки видят множество самых разных ресурсов, и сами решают, каким образом можно их использовать. Они собирают, коллекционируют предметы, потом собирают из них конструкционные элементы, делают декор. Механика предлагает людям комбинировать предметы в более сложные системы — игроки с удовольствием используют любую возможность создать из любых ресурсов хотя бы что-нибудь!

Снимок из мода для Minecraft — Industrial Craft

В таких играх включается момент творчества, игроки начинают развивать инженерное мышление, потому что требуются создать технологические циклы, ведь иногда даже сами инструменты являются продуктом.

Игроки также изучают экономику, играя в такие игры. Ведь через некоторое время сразу становится понятно, какие ресурсы ценятся, какие являются важными, а без которых — вообще не обойтись. Тут включается экономическая логика, людям становится интересно изучать экономическую составляющую таких игр, ведь нам всем хочется оптимизировать процесс, чтобы добывать ресурс было проще.

Кадр из игры Rust

Такие игры приобрели массовую популярность в последние несколько лет. Достаточно заглянуть в steam и убедиться, что сейчас высокой популярностью пользуются теги «выживание», «открытый мир», «постапокалипсис».

Тем самым, можно быть уверенным, что наше будущее в надёжных руках, ведь уже сейчас современные геймеры получают опыт использования ресурсов индустриальной эпохи в новом мире. В какой-то момент они окажутся именно в такой ситуации, когда кризис уже миновал, а проблемы предыдущей эпохи ещё остались.

 Вот тогда-то нам и пригодятся их навыки по работе с ресурсами, до которых сейчас, в эпоху потребления, практически никому нет дела.

Мысли о Доме Протопии

Я думаю, что пришло время рассказать о том, чем для меня является Дом Протопии.

Это выход из состояния статической неопределённоти, это возврат к активной социальной жизни, а также вдохновение в лице новых знакомств и познание удивительного нового формата отношений, который до сих пор не удавалось построить.

Раньше я мало задумывался о том, что ждёт нас в будущем, да и признаться честно, нередко процессно проживая настоящее, не видел (или не хотел видеть) дальше собственного носа. Но вот уже почти год как я познакомился с этим новым явлением, которое раньше было скрыто от меня за невидимой стеной из непрочных связей и закрытых отношений.

Я начинаю формировать новые полезные привычки, например экстраполяция социальных зависимостей и прогнозирование новых тенденций на основе анализа и диагностики существующей (и открытой!) информации. Всё это сильно вошло в мою жизнь благодаря Дому Протопии, которое не просто показало мне, что такой подход возможен, но и успешно применяется уже многие десятилетия.

Для меня появилась новая платформа для социальных экспериментов и также много новых полезных знакомств, с которыми удаётся быстро установить хороший контакт, что раньше было для меня больше загадкой, потому что я спотыкался о множество социальных барьеров и когнитивных искажений при общении, а потому не понимал, как нужно действовать дальше.

Теперь картинка складывается всё более ясная и прозрачная, становится понятнее и доступнее. Знакомство с используемыми инструментами показало мне, что в целом все эти методы мне уже довольно близки, а что-то похожее я и раньше использовал в своих исследованиях.

Также Дом Протопии позволяет сглаживать, а порой и вовсе упрощать сложные межличностные коммуникации, если порог вхождения для них слишком высок, благодаря внутреннему очень богатому ресурсу доверия и внутренней социальной связности.

Пожалуй добавлю ещё, что мои поиски пространства доверия продолжаются, но я вижу очень сильные ростки этого нового явления в сообществе Дома Протопии, и я вижу в этом очень большую ценность, в том числе и для общества в целом.

Умные дома современности и будущего

В прошлой статье были затронуты истоки возникновения автоматической бытовой техники, на примере массовой автоматизации быта 70-х годов в США.
Это продолжение предыдущей статьи, выполненной в форме обзора, но в этот раз мы заглянем в современные тенденции улучшения жизни человека на примере новейших умных домов.

В этой статье не будут рассмотрены всякие побочные системы из умных домов, типа системы активного пожаротушения, видеонаблюдения, различного контроля и сигнализации, поскольку они относятся к несколько другим категориям. Также сюда не подходят различные аудиосистемы используемые нерегулярно, и системы выдвижения мебели, повышающие комфорт. Эти решения скорее относятся к области автоматической эргономики. Нас интересуют непосредственно системы, уменьшающие временные затраты человека на обслуживание его потребностей.

Что же мы имеем теперь?

Собственно, та самая мультиварка, которая наконец-то оформлена из пароварки в полноценную и универсальную мультиварку, в таком виде, в котором мы её знаем, появилась в 1990 году.

Автоматические роботы-пылесосы. Появились в 2003 году, доступны в свободной продаже, по цене выше в полтора-два раза своих мощных ручных аналогов.

Различные системы умного дома

Автоматические регуляторы естественного освещения: есть два механизма работы. Механические, которые управляют задвижкой штор или жалюзи, появились довольно давно, в начале 80-х годов. Новейшие же системы, которые могут изменить прозрачность стекла при управлении током, пока ещё даже не доступны в продаже.

Внутренние и внешние системы управления искусственным освещением устроены ещё проще, система для выключения и включения света работает по принципу реле. Первые такие дешёвые и малогарабитные схемы появились в 40-х годах.
Но есть также схемы диммирования света, при котором свет плавно увеличивает яркость. Такие схемы кстати появились примерно в то же время с изобретением транзистора, а позже стали очень доступны.

Системы обогрева помещений, и «тёплый пол» в основе своей используют термодатчики, которые посылают сигнал контроллеру, управляющим нагревателями, пока температура не достигнет необходимых 20-22°С.
Первые современные системы электрического подогрева пола появились тогда же, в 40-х годах, но из-за сложности их установки спрос на них до сих пор довольно низок.

Что ждёт нас в будущем?

Нелегко предсказывать будущее, но всё же определённые тенденции видно и невооружённым взглядом.

Системы искусственного интеллекта, их внедрение в систему управления электробытовыми приборами, всего лишь вопрос времени.
Сейчас ИИ показывает себя хорошо в нейросетях, которые ищут изображения и изменяют их согласно выборке больших данных. Также существуют голосовые помощники, которые могут, используя голосовое управление, упрощать работу пользователя смартфоном или компьютером.
Amazon, Apple и Google уже выпускают первые продукты для управления домом с голосовым управлением. Интегрировать сюда систему распознавания лиц, жестов, мимики, и получится настоящий домашний ассистент, типа Джарвиса из «Железного человека»

Ничего удивительного в этом нет, но следующей вехой развития умных домов — это переход всех возможных устройств на автономную работу. То есть от проводных устройств к беспроводным. Первые бытовые устройства, которые показали свою возможность быть автономными — это роботы-пылесосы. Работают несколько часов, а потом самостоятельно отправляются на подзарядку. Это хорошая система, которая будет в будущем внедрена в большинство автоматических устройств. Исключения составят лишь мощные силовые устройства, которые необходим постоянный доступ к сети, им не хватит аккумуляторов для работы.

Кадр из фильма «Двухсотлетний человек»

Собственно, идеальным в этом плане я вижу футуристичного робота-домработника. Которого к тому же можно обучить новым «фишкам», изначально не предусмотренным программой. Тут вам и тот самый искусственый интеллект, и автономность с подзарядкой.
Вот разве что внешний вид у робота не обязан быть антропоморфный. В том смысле, что если вам не важно, как выглядит ваш робот, его совершенно не обязательно делать похожим на человека. Он вполне может быть роботом-собакой, или даже робот-осьминог. Или может быть робот-помощник, как рисуют нам дизайнеры игры Fallout?

Кстати, именно создатели игры Fallout 4 очень неплохо продемонстрировали, как может выглядеть умный дом будущего, если бы после 50-х годов не случилось изобретения транзитора (и другая альтернативная история).

Кадр из игры «Fallout 4»

Как бы то ни было, лет через тридцать это будущее будет уже вполне себе настоящим, стоит только подождать. А там уже и технологическая сингулярность не за горами.

Кстати, советую вам ознакомиться с серией «Россия 2077» под авторством художника Евгения Зубкова, которые он изобразил весьма метафорично:
https://vk.com/zeriven?w=wall-165239968_31

Перспективы машинописи

Очень полезная тема, хорошо, что автор явно задался этим вопросом. Отвечу по возможности на те вопросы, что я лично исследовал.

давайте попробуем дать прогноз существованию машинописи в будущем. просто серьезно, я не хочу заниматься всю жизнь, а потом РАЗ и все мысленно набирают. и что мне тогда делать ?

Заниматься чем? Повышением навыка? Разве это плохо? Некоторым это даже нравится, многие тут из этого целое хобби сделали — просто печатают тексты. Вот так они расслабляются, отвлекаются от работы (не связанной напрямую с печатью). С другой стороны, как известно, развитие навыка печати повышает и другие, не связанные напрямую с моторикой, способности. Например, концентрацию внимания. В целом это полезный навык, который даёт вам другие преимущества, и вряд ли вы будете когда-нибудь об этом жалеть.

был разговор про голосовой набор, про проекционную клаву

[b]Проекционная клавиатура[/b] — это просто более компактный аналог обычной клавиатуры.
[b]Минусы:[/b]
1. поверхность всё равно нужна
2. из-за длительности сигнала происходят задержки
3. можно нажимать только одну клавишу в ряд (камера считывает клавишу, если её видно)
4. нет обратной связи для пальцев (клавиши не отжимаются)
5. Ввиду вышеперечисленного невозможна высокая скорость печати
[b]Плюсы:[/b]
Легко взять с собой
[b]Голосовой набор. [/b]
Сейчас эта технология уже очень сильно развита, а я пытался использовать её ещё лет 10 назад. По сравнению с прошлым — в этой области произошли значительные успехи, а стало быть технология уже вполне пригодна. Можно записывать текст, состоящих из популярных и распространённых слов со скоростью выше 600 зн/мин, и это не обладая никакими навыками печати вообще. По-моему очевидно, что этот метод ввода текста оправдывает себя значительно.
[b]Плюсы:[/b]
1. Низкий базовый порог вхождения. (Не нужно проходить долгий курс обучения, необходимо просто скачать нужную программу.)
2. Высокая скорость ввода текста
3. В перспективе можно будет записывать диалоги и конференции (а также лекции и семинары) просто включая в фоновом режиме устройство.
[b]Минусы:[/b]
1. Этот метод ввода достаточно шумен по себе, подразумевает хорошую чёткость речи.
2. Не везде можно записать голосом (по причине конфиденциальности передаваемой информации)
3. От ошибок распознавания речи пока ещё никто не застрахован. Требуется редакция в большинстве случаев.

ну вот даже взять девайс, где две хернюшки одеваются на кисти и нужно просто имитировать набор. но а если я не владею слепой печатью ? что тогда ? сначала учиться на обычной клаве ? тупо. мне нужно видеть кнопки в любом случае. владею я или нет слепым набором. короче, из всех представленных концептов и не нашел реального конкурента. хотя я просто по статейкам полазил

Это так называемые «[b]Перчатки-клавиатура[/b]». Этому прототипу уже лет 20, но ни одна фирма ещё, если не изменяет мне память, не довела эту технологию до ума. Слишком много сложностей, которые возникают в механике передачи сигнала и определения нужной клавиши. Может быть в каких-то случаях это и было бы удобно, однако видимо сейчас ветер дует в другую сторону. (см. выше)

[b]Мысленный набор.[/b] Я даже не хочу рассуждать на эту тему, пока это на грани фантастики. Ну, поговорим об этом лет через 500.

И кстати, с чего решили, что сейчас клавиатуры не вымещаются? Вы смартфоны и планшеты давно видели? Это просто так, пример.
Вполне логичным выводом будет то, что машинопись всегда будет являться чем-то, что никогда не умрёт, пока существует печать и тексты. Как только мы научимся напрямую передавать какие-то мысли — интерпретировать образы при помощи пиктограмм, или ещё как-то, вот тогда это будет шагом в сторону. Но всё равно, и археология существует, и многим интересно изучать даже давно забытые языки. Значит, и машинопись никогда не умрёт. Всегда будут её ярые последователи.