«Жить в кайф» или история от прокрастинации к саморазвитию

(прим. автора блога) Текст подготовлен автором Здесь он сохранён как мотивационное письмо для тех, кому «слишком легко учиться».

Сегодня речь не пойдет о сложных и не очень аспектах языков программирования или каком-то Rocket Sience. Сегодня я расскажу тебе короткую историю о том, как я встал на путь программиста. Это моя история и ее уже не изменишь, но если она поможет хотя бы одному человеку стать чуточку увереннее — значит она была рассказана не зря.


Пролог

Начнем с того, что я не увлекался программированием с раннего возраста, как многие читатели этой статьи. Мне, как и любому раздолбаю, всегда хотелось чего-то бунтарского. В детстве я обожал лазать по заброшкам и играть в компьютерные игры (что и доставляло мне не мало проблем с родителями).

Будучи в 9м классе, все, чего мне хотелось — поскорее избавиться от всевидящего родительского ока и наконец «жить в кайф». Но что это значит, это пресловутое «жить в кайф»? На тот момент мне представлялось это беспечной жизнью без забот, когда я мог бы играть в игры сутками напролет без упреков родителей. Моя подростковая натура не знала, кем хочет стать в будущем, но направление IT было близко по духу. При том, что я обожал фильмы про хакеров, это добавляло куражу.

Поэтому было решено идти в колледж. Из всего, что меня тогда наиболее интересовало и было в списке направлений, оказалось только программирование. Я подумал: «А что, буду больше проводить времени за компом, а комп = игры.»

Колледж

Первый курс я даже учился, но предметов, связанных с программированием, у нас было не больше, чем берез на северном полюсе. От полнейшего ощущения безнадежности я бросил все на втором курсе(меня чудом не отчислили за ГОДОВОЙ прогул). Ничему интересному нас не учили, там я познакомился с бюрократической машиной или она со мной и понял как правильно получать оценки. Из предметов, хотя бы косвенно связанных с программированием, у нас была «Архитектура ЭВМ», которой за 4 года было 2,5 пары, а также «Основы программирования», на котором мы писали 2х-строчные программки на BASIC. Отмечу, что после 2 курса я учился на отлично (с горячей родительской руки). Как же я негодовал и сотрясался, говоря: «Нас ничему не учат, как мы можем стать программистами? Все дело в системе образования, нам просто не повезло.»

Это доносилось из моих уст каждый день, каждому человеку, кто спрашивал меня об учебе.
По окончании колледжа, написав дипломную работу на тему СУБД и сотню строк на VBA, до меня понемногу начало доходить. Сам процесс написания диплома был в сотни раз ценнее, чем все 4 года учебы. Это было весьма странное чувство.

После выпуска меня даже мысли не посещали, что я когда-нибудь могу стать программистом. Я всегда думал, что это непосильная мне сфера с кучей головной боли. «Нужно быть гением, чтобы писать программы!», это было написано у меня на лице.

Университет

Затем начался университет. Поступив на направление «Программная автоматизация» у меня появилось еще больше поводов кричать об ужасной системе образования, ведь и там нас ничему не учили. Преподаватели шли по пути наименьшего сопротивления, и если ты мог набрать на клавиатуре 10 строчек кода с листика — ставили положительную оценку и удалялись по-барски пить кофе в преподавательскую.

Тут я хочу сказать, что начал испытывать неприкрытую ненависть к системе образования. Я думал, что мне должны дать знания. Зачем я сюда тогда пришел? А может это я настолько недалекий, что мой максимум это 20 тыс. в месяц и носки на новый год.
Программистом нынче быть модно, все восторгаются тобой, упоминают в разговоре, типа: «… и не забывай. Он программист, это само за себя говорит.»
От того, что я хотел, но не мог им стать, я корил себя постоянно. Потихоньку я начал смиряться со своим естеством и все меньше и меньше думал об этом.«Ничего, разве я когда нибудь отличался каким-то особым складом ума? Меня не хвалили в школе, ну и ладно, не всем суждено».

Во время учебы в университете я устроился на работу продавцом и жизнь у меня была относительно спокойная, а вожделенное «жить в кайф» так и не наступало. Игрушки уже так не будоражили ум, по заброшкам бегать не тянуло, и в душе появилась какая-то тоска. Как-то раз ко мне зашел покупатель, он был шикарно одет, у него была крутая машина. Я спросил, мол: «В чем секрет? Кем ты работаешь?»

Этот парень оказался программистом. Слово за слово, разговор завязался на тему программирования, я начал ныть свою старую песню про образование, и этот человек поставил точку на моей раздолбайской натуре.

«Ни один преподаватель не сможет научить тебя чему-то без твоего желания и самопожертвования. Учеба есть процесс самообучения, а преподаватели лишь ставят тебя на правильные рельсы и периодически смазывают колодки. Если тебе легко во время обучения, то знай — что-то точно идет не так. Ты пришел в университет за знаниями, так наберись смелости и забери их!», сказал он мне. Этот человек разжег во мне тот слабый еле тлеющий уголек, который уже почти погас.

До меня дошло, что все мое окружение, в том числе и я, просто разлагалось за ширмой неприкрытого черного юмора и сказок о несметных богатствах, которые нас ждут в будущем. Это не только моя проблема, но и проблема всей молодежи. Мы — поколение мечтателей, и многие из нас не умеют ничего кроме как мечтать о светлом и прекрасном. Идя по пути прокрастинации, мы быстро подбиваем стандарты под свой образ жизни. Вместо поездки в Турцию — поездка на дачу, нет денег переехать в понравившийся город — ничего, и в нашем селе тоже есть памятник Ленину, и авто уже не кажется такой развалюхой. Я понял почему «жить в кайф» до сих пор так и не наступило.

В тот же день я пришел домой и начал изучать основы программирования. Это оказалось настолько интересно, что ничто не могло утолить мою жадность, я хотел еще и еще. Ничто меня до сих пор так не увлекало, я занимался сутками напролет, в свободное и несвободное время. Структуры данных, алгоритмы, парадигмы программирования, паттерны (которых я тогда совершенно не понимал), все это вливалось в мою голову нескончаемым потоком. Я спал по 3 часа в день и мне снились алгоритмы сортировки, идеи различных архитектур ПО и просто прекрасная жизнь, где я могу наслаждаться своей работой, где я наконец-то буду «жить в кайф». Недостижимое Ultima Thule уже показалось за горизонтом и моя жизнь снова обрела смысл.

Проработав в магазине еще какое-то время, я стал замечать, что вся молодежь — такие же неуверенные в себе ребята. Они могли совершить над собой усилие, но предпочитали расслаблено довольствоваться имеющимся, намеренно отказываясь от своих не воплощенных в жизнь желаний.
Спустя пару лет я уже написал несколько по-настоящему полезных программ, хорошо вписался в несколько проектов разработчиком, получил опыт и еще сильнее зарядился на дальнейшее развитие.

Эпилог

Есть поверие, что если заниматься чем-то регулярно на протяжении определенного промежутка времени, то это «что-то» войдет в привычку. Самообучение — не исключение. Я научился учиться самостоятельно, находить решение своих задач без сторонней помощи, быстро добывать информацию и практически ее применять. Сейчас мне трудно не написать хотя бы одну строчку кода за день. Когда учишься программировать, твой разум перестраивается, начинаешь смотреть на мир под другим углом и иначе оцениваешь происходящее вокруг. Ты учишься декомпозировать сложные задачи на маленькие простые подзадачки. В твою голову приходят безумные мысли о том, как можно устроить что угодно, и это станет лучше работать. Возможно поэтому многие считают, что программисты «не от мира сего».

Сейчас меня взяли в крупную фирму, которая занимается разработкой автоматики и отказоустойчивых систем. Я чувствую страх, но вместе с ним я чувствую веру в себя и в свои силы. Жизнь дается один раз, и в конце я хочу знать, что внес свой вклад в этот мир. История, которую творит личность, гораздо важнее, чем сама личность.

Какое же наслаждение мне до сих пор приносят слова благодарности от людей, которые пользуются моим софтом. Для программиста нет ничего ценнее, чем гордость за свои проекты, ведь они являются воплощением наших усилий. Моя жизнь полна прекрасных моментов, «жить в кайф» пришло и на мою улицу, я стал с удовольствием просыпаться по утрам, начал заниматься своим здоровьем и по настоящему дышать полной грудью.

В этой статье я хочу сказать, что первая и самая главная инстанция образования — это сам обучающийся. В процессе самообучения кроется процесс самопознания, местами тернистый, но дающий свои плоды. Главное не сдаваться и верить, что рано или поздно то самое непреодолимо далекое «жить в кайф» наступит.

Дилеры дофаминового знания

Возможно, Илон Маск, выпуская первоапрельский твит о своём банкротстве, думал, что он сейчас удачным троллингом торпедирует все дурные новости о компании Tesla.

Напомним: в последние недели график цены акций автопроизводителя практически пикировал. Из компании один за другим уходили высшие руководители (что считается в профессиональном микромире признаком грядущего краха). А в самом конце марта публику расстроила неприятная история с крушением беспилотного авто, в ходе которого погиб испытатель.

Великий инноватор, сфотографировавшись с картонкой «Полный банкрот», мог предполагать, что все поймут контекст: «раз он смеется, значит, все у него в порядке и не надо верить слухам». Однако нынешнее 1 апреля отметилось как раз рекордным количеством «сработавших фейков»: мало кто из популярных «лидеров общественного мнения» не попался на какой-нибудь розыгрыш и не начал его распространять совершенно всерьёз.

Поэтому акции «Теслы» после твита Маска немедленно упали ещё на 5%.

…Впрочем, как к нему ни относись — в понимании механизмов сверхсовременной психики масс Маску не откажешь. Предприниматель выждал день — и отбомбился по медиа-пространству ковровой серией бодрящих новостей.

О том, что производство Tesla 3 резко увеличилось.

О том, что Tesla начала продавать в Калифорнии солнечные крыши-батареи.

О том, что Tesla не «сжигает деньги», а «строит будущее» (целая пачка аналитических комментариев).

И тому подобное.

Итог — упавшие до годового минимума акции тут же подросли на 15%. Что заставляет подозревать: возможно, и «первоапрельское падение» было запланированным.

Заметим: никакие фундаментальные проблемы “Теслы” (пережигание миллиардов, срыв сроков, недопроизводство и бегство руководства) не исчезли. Просто сверху на груду мартовского знания о дурных новостях Маск накидал немного нового, актуального знания с позитивным зарядом.

При этом Маск и его империя грядущего, стоит напомнить — вообще явление в большой степени абстрактное, предназначенное для публики с интеллектуальными амбициями и ориентированной как бы на большое, масштабное, макро-будущее. Если бы количество фанатов данного предпринимателя в мире (и особенно в России) попытались впихнуть в реально имеющиеся «теслы», плотность вещества в них вызвала бы локальный гравитационный коллапс и рождение чёрных дыр. В отличие от фанатов покойного С. Джобса, которые по крайней мере были в шаговой доступности от его продукции — фанаты Маска любят его как некое чистое сверкающее знание.

И вот что тут по-настоящему интересно. Почти вся современная «индустрия актуального знания» по своей структуре и способу доставки в мозг потребителей строится точно так же, как маркетинг «Теслы».

В основе работы массы ресурсов, кормящихся на потребителе «умной информации» – лежит тот же самый принцип «дофаминовой петли», что и в основе работы соцсетей. Обычный человеческий неинтеллектуальный потребитель, подсев на них, теребит свой смартфон в предвкушении просмотров и лайков (ибо дофамин — это не «гормон удовольствия», а скорее «гормон предвкушения»).

Потребитель же интеллектуальный подсажен на предвкушение Знания, Дающего Преимущество. Эта жертва бессознательно уверена, что, потребляя бодрые поп-изложения последних открытий-достижений-технологий, она заносится в разряд элитных жителей планеты, превосходящих пресловутые 95%.

Реальные перспективы преимуществ, обещаемых конвейером Актуального Знания, смутны. То ли его потребитель первым полетит на Марс на BFR, то ли со скидкой получит доступ к киберимплантам мозга и суперкомпьютерам, то ли просто выживет в некоем странном апокалипсисе, который убьёт всех, не знающих о «семи самых главных гаджетах 2014 года» и «пяти потрясающих сенсациях палеонтологии».

Да-да, никакой отраслевой системности в индустрии Актуального Знания не просматривается. Она сгруппирована и упакована по принципу дамских журналов. Только вместо классических, вечно обновляемых и всегда одинаковых «Десяти ошибок, которые ты совершаешь в постели», – потребитель подсажен на Семь артхаусных фильмов 2017 года, которые нельзя не посмотреть; Восемь главных инди-групп, которые ты не слышал и будешь дурак, если не послушаешь; Шесть молодых журналистов, за которыми надо следить в 2018-м.

Это дофаминовое знание, которым бомбардируется потребитель, имеет принципиальное отличие от знания классического. Оно не ведёт своих жертв от разъяснения (и уяснения) базовых понятий к последним открытиям в уже понятой ими сфере. Оно, с одной стороны, удерживает их на стадии вечного профанства, а с другой — создает у них иллюзию безусловной осведомлённости о Главном и Последнем.

Результатом становятся граждане, впадающие в ажитацию по поводу открытия предполагаемой девятой планеты где-то в транснептуновых глубинах Солнечной Системы — но неспособные выстроить имеющиеся восемь планет по порядку. Граждане, становящиеся «моментальными экспертами» по ЯРД, гидрологии и пожарной безопасности в зависимости от текущих топовых новостей — но неспособные внятно пересказать круговорот воды в природе из школьного учебника природоведения.

Мы помним, как в конце 2011 — начале 2012 годов широкие толпы наших соотечественников стали поклонниками гауссовой функции. Безжалостен был бы сегодня социальный эксперимент по отлову тогдашних математиков с Болотной и опросу их на тему «ну-ка, расскажите, что такое математическая функция вообще».

Фактически индустрия Актуальных Знаний делает своих потребителей более уязвимыми перед манипуляциями, чем пресловутое «серое большинство». Поскольку последнее по меньшей мере представляет себе круг своей действительной осведомлённости. И не имеет накатанного психологического механизма, позволяющего ему верить в свою способность разом разобраться в вопросе любой сложности.

Именно этим, возможно, объясняется тот факт, что в сегодняшнем мире боевой пехотой всех массовых истерий и распространителями дичайших фейков являются именно несредние, сидящие на «умных ресурсах» лица, подсевшие на вечное предвкушение своих скорых преимуществ.

Источник: https://um.plus/2018/04/04/knowlegde/

«Отсидеть» 15 лет или зачем мы тратим жизнь на школу и вуз

Учеба в разгаре: тысячи школьников и студентов мотают очередной год за партами. Сроки и нагрузки разные в зависимости от строгости режима. Детям впаяли по 11 лет, после чего они под угрозой армии и родителей придут с повинной в универы, где проведут еще минимум четыре года. Через 15 лет выйдет, наконец, человек на свободу и выкинет большую часть тех знаний, над которыми все это время страдал. Оценки, которые еще недавно были едва ли не смыслом жизни, девальвируются, как рубль на фоне дешевеющей нефти. И после всего этого он сам отправит детей сначала в школу, потом в отечественный университет. Дань традициям, цена которой — 15 лет жизни ребенка.


Спросите у любого взрослого, как часто он пользуется тем, чему его научили в школе или университете. Пусть посчитает логарифм, производную возьмет, умножит или поделит в столбик хотя бы — даже эти операции у большинства выпускников вызывают трудности. Но ведь учили, сдавали. Где оно все?

Научить ребенка читать, писать и считать — задача родителей, а не школы. Даже если этим занималась бы исключительно школа, процесс не должен занимать так много времени. Нам говорят, что изучение математики развивает абстрактное и логическое мышление. Если так, то гении точных наук должны быть мастерами ораторского искусства. Ведь чем умнее человек, тем более веские у него аргументы и тем больше у него слушателей и почитателей. Так и до депутатского мандата недалеко.

В реальном мире речь некоторых гигантов мысли, преподающих ту же математику, звучит бессвязно и невыразительно. А проходимцы, которые в науках не блистали, становятся первоклассными мастерами демагогии, чьи логические цепочки заморочат самого прокачанного технаря.

Почему именно точные науки, по мнению большинства, якобы развивают абстрактное мышление? А как же музыка, литература, рисование? Художник в режиме реального времени просчитывает массу параметров: пропорции, расстояния, тени, силу нажима карандаша, глубину цвета, при этом не упуская из виду мысленный рисунок. Музыкант должен одновременно видеть внутренним взором аккорды, ноты и паузы, контролировать силу нажима на инструмент, синхронизировать мелодию с текстом и выдерживать при этом стиль. Как думаете, а почему писатель так долго сочинял свой роман, при этом беспробудно пьянствуя?

Вот в чем разница между нами: ты тренируешься в гимнастике, а я тренируюсь во всем.
— Сократ из фильма «Мирный воин»

То же можно сказать не только о логике и абстрактном мышлении, но и в принципе об умении думать. Точные науки, бесспорно, заставляют котелок работать. Но не только они! В жизни есть масса проблем, требующих анализа и поиска решений, которые не относятся ни к физике, ни к математике. Тренироваться в гибкости ума можно, и не занимаясь вычислениями. И при этом добиться даже больших результатов.

Мы не ищем легких путей!

Допустим, вы захотели научиться отжиматься от пола 100 раз. Ваш друг, который это умеет, дает вам совет: «Вставай в семь утра. Ешь больше мяса и яиц, пей больше воды. Старайся бегать хотя бы через день. Купи гантели и занимайся по полчаса в день. Перед сном визуализируй отжимания». С тем же успехом можно посоветовать будущему переводчику английского сначала выучить китайский, а будущему автомобилисту — освоить мотоцикл. Данный феномен носит название гало-эффект. Нассим Талеб описывает его так:

Гало-эффект — это когда люди ошибочно полагают, что тот, кто здорово катается на лыжах, будет столь же здорово руководить гончарной мастерской или отделом банка, или что хороший шахматист и в жизни просчитывает все ходы наперед.

А вот что об этом говорит писатель Александр Никонов: «Дурак — понятие функциональное. Иными словами, можно быть умницей в одном и полным дураком в другом». Быть смелым в одном и трусом в другом. За партой быть в своей тарелке, но у доски сгорать от стыда. На ринге драться как прирожденный борец, а в клубе плясать неловко, как срамная курица. Недаром ведь говорят — если хочешь побороть страх, делай то, чего боишься. Никаких обходных путей.

Если хочешь чему-то научиться, делай это. Хочешь рисовать — рисуй. Играть на гитаре — играй! Говорить на испанском — за дело. С этой точки зрения хваленое абстрактное мышление и логика, которые якобы развивает школьная математика, годятся разве что для школьной математики. То есть мы решаем квадратные уравнения с параметрами для того, чтобы решать квадратные уравнения с параметрами — ни больше, ни меньше. Как Портос, который «дерется просто потому, что дерется».

Стояние у школьной доски не подготовит к проведению презентации, решение задачи по алгебре не поможет посчитать KPI сотрудника, а задача про поезд, выезжающий из пункта А в пункт Б не особо поможет в логистике. К трудовой деятельности школа нас не готовит, зачем же мы в нее ходим?

Почему родители отдают ребенка в школу

В школе нас вроде бы учат решать задачи, которые будут на вступительных. Странно, что после этого все одинадцатиклассники поголовно записываются на подготовительные курсы (факультет довузовской подготовки — ред.). Но допустим, поступил ты в университет, отучился 4-6 лет, пошел устраиваться на работу. Опыта нет? Проваливай, каналья. При этом, по специальности идут работать редкие люди. По-хорошему, надо бы со своими науками так в институте и остаться, продолжить их изучение (или начать преподавать), как и подобает научному сотруднику. Но мы ведь в офис хотим.

В результате даже выпускники факультетов информатики черпают большую часть знаний на стороне, начиная работать в IT не благодаря, а вопреки. Единственный плюс, который они получают — корочки технических вузов и самоуважение за того, что прошли этот ад.

Практически все, что может дать школа и универ — тесты-контрольные, зачеты-экзамены и абстрактные знания, не применимы в реальной жизни (кроме тех случаев, когда человек идет в науку).

«В школе/универе нас учат учиться» — популярная в народе глупость, которая служит для оправдания потраченных не пойми на что лет жизни. Никогда наши институты не брали на себя функцию «научить учиться». Научить студента думать? Может быть. Заставить учиться? Пожалуй. Дать знания? Допустим. Но не научить учиться. Иначе в школьном или вузовском курсе были бы дисциплины вроде «теория учебы» или «прикладная логика».

Хьюстон, у нас проблема

Школа и университет, хоть и являются значительным этапом жизни человека, выполняют совсем не те функции, которые заявлены на упаковке. Что можно ожидать от забитых системой детей и нищих учителей, которых регулярно драконят из районо, то заставляя проводить театр под названием «открытый урок», то устраивая никому не нужные срезы знаний и переаттестации педсостава? А сколько пролито слез и попорчено нервов из-за самостоятельных, контрольных, экзаменов, которые к реальной жизни не имеют никакого отношения. Или нервы на экзаменах научили вас не нервничать на работе?

Наши школы и университеты не только проводят «уравниловку» по интересам детей, но и впустую расходуют человеческий потенциал. Насколько было бы интереснее ходить в школу, где решались бы задачи из реального мира!

Например:

— Труд — подключить новую розетку, собрать стол на продажу, научиться сваривать трубы

— Математика — научиться считать в уме объемы фигур, проценты, сдачу в магазине

— Физика — построить экспериментальную модель самолета на радиоуправлении

— Литература — организовать выпуск школьного еженедельника

— Музыка — придумать композицию или написать кавер на песню любимой группы

— Право — придумать закон или петицию, который бы собрал >25 000 подписей

— Рисование — разработать фирменный стиль класса

В университеты толпами идут те, кому стоило бы пойти в ПТУ или колледж. В итоге наши вузы — не пойми что. С одной стороны — готовят теоретиков с широким кругозором, с другой — эти теоретики на следующий же день после получения диплома все забывают и идут обивать пороги компаний, где нужны люди с совсем иными знаниями и навыками. А сами компании потакают инерционному консерватизму, требуя диплом о высшем образовании.

В чем не хотят признаваться родители

Система образования в нашей стране — это повинность с выкачиванием денег. В вуз не сунешься без аттестата. Поэтому родители оказываются перед выбором — либо полностью встроить ребенка в эту систему, либо оставить его за бортом, сделав аутсайдером.

Школа и институт — это не только режимные объекты, где дают сомнительной свежести знания, заправленные бесконечными тестами ради тестов, но и способ сплавить ребенка из дому. Кинуть в мир — пусть варится в группе случайных людей и играет в «получи оценку» или «не стань изгоем», лишь бы по улицам не шлялся.

В итоге все участники процесса из Минобразования остаются при деле и получают свою пайку из бюджета. Учителя драконят учеников, нахлебники из районо драконят учителей. Дети же учатся приспосабливаться и заниматься нелюбимым делом. Прозрение приходит лишь на первом собеседовании, где оказывается, что никому не интересны их оценки. Даже про специальность не спросят. Ради чего тогда весь этот цирк?

Источник: https://ain.ua/2015/10/11/otsidet-15-let-ili-zachem-my-tratim-zhizn-na-shkolu-i-vuz