Почему я не люблю заниматься со студентами?

Потому что как правило речь идёт о нескольких занятиях, а в этом особо смысла никакого нет.
Человек понимает тему, а дальше либо берётся за голову и начинает заниматься сам, либо нет. Но в таком случае, смысла продолжать занятия тоже нет, это ему никак не поможет.
В таком возрасте уже преобладает обычно сознательно самообучение.
Я бы порекомендовал подойти просто к лектору \ ведущему семинары, чтобы он объяснил. Либо обратиться к одногруппникам, которые всё поняли.
Другое дело, когда занятия идут со взрослыми, которые не учатся в вузе (потому что им сказали тему, и им надо её выучить), а когда они сами хотят её разобрать для развития. Либо для профессионального рост. Тогда да, есть смысла продолжительных занятий.

«Жить в кайф» или история от прокрастинации к саморазвитию

(прим. автора блога) Текст подготовлен автором Здесь он сохранён как мотивационное письмо для тех, кому «слишком легко учиться».

Сегодня речь не пойдет о сложных и не очень аспектах языков программирования или каком-то Rocket Sience. Сегодня я расскажу тебе короткую историю о том, как я встал на путь программиста. Это моя история и ее уже не изменишь, но если она поможет хотя бы одному человеку стать чуточку увереннее — значит она была рассказана не зря.


Пролог

Начнем с того, что я не увлекался программированием с раннего возраста, как многие читатели этой статьи. Мне, как и любому раздолбаю, всегда хотелось чего-то бунтарского. В детстве я обожал лазать по заброшкам и играть в компьютерные игры (что и доставляло мне не мало проблем с родителями).

Будучи в 9м классе, все, чего мне хотелось — поскорее избавиться от всевидящего родительского ока и наконец «жить в кайф». Но что это значит, это пресловутое «жить в кайф»? На тот момент мне представлялось это беспечной жизнью без забот, когда я мог бы играть в игры сутками напролет без упреков родителей. Моя подростковая натура не знала, кем хочет стать в будущем, но направление IT было близко по духу. При том, что я обожал фильмы про хакеров, это добавляло куражу.

Поэтому было решено идти в колледж. Из всего, что меня тогда наиболее интересовало и было в списке направлений, оказалось только программирование. Я подумал: «А что, буду больше проводить времени за компом, а комп = игры.»

Колледж

Первый курс я даже учился, но предметов, связанных с программированием, у нас было не больше, чем берез на северном полюсе. От полнейшего ощущения безнадежности я бросил все на втором курсе(меня чудом не отчислили за ГОДОВОЙ прогул). Ничему интересному нас не учили, там я познакомился с бюрократической машиной или она со мной и понял как правильно получать оценки. Из предметов, хотя бы косвенно связанных с программированием, у нас была «Архитектура ЭВМ», которой за 4 года было 2,5 пары, а также «Основы программирования», на котором мы писали 2х-строчные программки на BASIC. Отмечу, что после 2 курса я учился на отлично (с горячей родительской руки). Как же я негодовал и сотрясался, говоря: «Нас ничему не учат, как мы можем стать программистами? Все дело в системе образования, нам просто не повезло.»

Это доносилось из моих уст каждый день, каждому человеку, кто спрашивал меня об учебе.
По окончании колледжа, написав дипломную работу на тему СУБД и сотню строк на VBA, до меня понемногу начало доходить. Сам процесс написания диплома был в сотни раз ценнее, чем все 4 года учебы. Это было весьма странное чувство.

После выпуска меня даже мысли не посещали, что я когда-нибудь могу стать программистом. Я всегда думал, что это непосильная мне сфера с кучей головной боли. «Нужно быть гением, чтобы писать программы!», это было написано у меня на лице.

Университет

Затем начался университет. Поступив на направление «Программная автоматизация» у меня появилось еще больше поводов кричать об ужасной системе образования, ведь и там нас ничему не учили. Преподаватели шли по пути наименьшего сопротивления, и если ты мог набрать на клавиатуре 10 строчек кода с листика — ставили положительную оценку и удалялись по-барски пить кофе в преподавательскую.

Тут я хочу сказать, что начал испытывать неприкрытую ненависть к системе образования. Я думал, что мне должны дать знания. Зачем я сюда тогда пришел? А может это я настолько недалекий, что мой максимум это 20 тыс. в месяц и носки на новый год.
Программистом нынче быть модно, все восторгаются тобой, упоминают в разговоре, типа: «… и не забывай. Он программист, это само за себя говорит.»
От того, что я хотел, но не мог им стать, я корил себя постоянно. Потихоньку я начал смиряться со своим естеством и все меньше и меньше думал об этом.«Ничего, разве я когда нибудь отличался каким-то особым складом ума? Меня не хвалили в школе, ну и ладно, не всем суждено».

Во время учебы в университете я устроился на работу продавцом и жизнь у меня была относительно спокойная, а вожделенное «жить в кайф» так и не наступало. Игрушки уже так не будоражили ум, по заброшкам бегать не тянуло, и в душе появилась какая-то тоска. Как-то раз ко мне зашел покупатель, он был шикарно одет, у него была крутая машина. Я спросил, мол: «В чем секрет? Кем ты работаешь?»

Этот парень оказался программистом. Слово за слово, разговор завязался на тему программирования, я начал ныть свою старую песню про образование, и этот человек поставил точку на моей раздолбайской натуре.

«Ни один преподаватель не сможет научить тебя чему-то без твоего желания и самопожертвования. Учеба есть процесс самообучения, а преподаватели лишь ставят тебя на правильные рельсы и периодически смазывают колодки. Если тебе легко во время обучения, то знай — что-то точно идет не так. Ты пришел в университет за знаниями, так наберись смелости и забери их!», сказал он мне. Этот человек разжег во мне тот слабый еле тлеющий уголек, который уже почти погас.

До меня дошло, что все мое окружение, в том числе и я, просто разлагалось за ширмой неприкрытого черного юмора и сказок о несметных богатствах, которые нас ждут в будущем. Это не только моя проблема, но и проблема всей молодежи. Мы — поколение мечтателей, и многие из нас не умеют ничего кроме как мечтать о светлом и прекрасном. Идя по пути прокрастинации, мы быстро подбиваем стандарты под свой образ жизни. Вместо поездки в Турцию — поездка на дачу, нет денег переехать в понравившийся город — ничего, и в нашем селе тоже есть памятник Ленину, и авто уже не кажется такой развалюхой. Я понял почему «жить в кайф» до сих пор так и не наступило.

В тот же день я пришел домой и начал изучать основы программирования. Это оказалось настолько интересно, что ничто не могло утолить мою жадность, я хотел еще и еще. Ничто меня до сих пор так не увлекало, я занимался сутками напролет, в свободное и несвободное время. Структуры данных, алгоритмы, парадигмы программирования, паттерны (которых я тогда совершенно не понимал), все это вливалось в мою голову нескончаемым потоком. Я спал по 3 часа в день и мне снились алгоритмы сортировки, идеи различных архитектур ПО и просто прекрасная жизнь, где я могу наслаждаться своей работой, где я наконец-то буду «жить в кайф». Недостижимое Ultima Thule уже показалось за горизонтом и моя жизнь снова обрела смысл.

Проработав в магазине еще какое-то время, я стал замечать, что вся молодежь — такие же неуверенные в себе ребята. Они могли совершить над собой усилие, но предпочитали расслаблено довольствоваться имеющимся, намеренно отказываясь от своих не воплощенных в жизнь желаний.
Спустя пару лет я уже написал несколько по-настоящему полезных программ, хорошо вписался в несколько проектов разработчиком, получил опыт и еще сильнее зарядился на дальнейшее развитие.

Эпилог

Есть поверие, что если заниматься чем-то регулярно на протяжении определенного промежутка времени, то это «что-то» войдет в привычку. Самообучение — не исключение. Я научился учиться самостоятельно, находить решение своих задач без сторонней помощи, быстро добывать информацию и практически ее применять. Сейчас мне трудно не написать хотя бы одну строчку кода за день. Когда учишься программировать, твой разум перестраивается, начинаешь смотреть на мир под другим углом и иначе оцениваешь происходящее вокруг. Ты учишься декомпозировать сложные задачи на маленькие простые подзадачки. В твою голову приходят безумные мысли о том, как можно устроить что угодно, и это станет лучше работать. Возможно поэтому многие считают, что программисты «не от мира сего».

Сейчас меня взяли в крупную фирму, которая занимается разработкой автоматики и отказоустойчивых систем. Я чувствую страх, но вместе с ним я чувствую веру в себя и в свои силы. Жизнь дается один раз, и в конце я хочу знать, что внес свой вклад в этот мир. История, которую творит личность, гораздо важнее, чем сама личность.

Какое же наслаждение мне до сих пор приносят слова благодарности от людей, которые пользуются моим софтом. Для программиста нет ничего ценнее, чем гордость за свои проекты, ведь они являются воплощением наших усилий. Моя жизнь полна прекрасных моментов, «жить в кайф» пришло и на мою улицу, я стал с удовольствием просыпаться по утрам, начал заниматься своим здоровьем и по настоящему дышать полной грудью.

В этой статье я хочу сказать, что первая и самая главная инстанция образования — это сам обучающийся. В процессе самообучения кроется процесс самопознания, местами тернистый, но дающий свои плоды. Главное не сдаваться и верить, что рано или поздно то самое непреодолимо далекое «жить в кайф» наступит.

«Необучаемых детей не бывает» и о чём молчат учителя

Педсовет — это, конечно, отдельная песня. Заунывная песня бурлаков. Каждый раз, выходя после очередного многочасового заседания, я повторял одну и ту же фразу: «Пристрелите меня!» По-моему, это всё-таки талант, так провести совещание педагогических работников, что после него хотелось повеситься прям тут же, в кабинете.

Начнём с продолжительности. Три-четыре часа минимум. Что там можно столько обсуждать? Для меня самого это до сих пор загадка. Я всегда садился за последнюю парту, и поэтому мне было отлично видно, как с каждым часом учителя всё больше и больше напоминали школьников. Разговоры, записки, сдавленные смешки — всё как в обычном классе.

Вон преподавательницы ИЗО и технологии, совсем как пятиклассницы, поставили на край стола сумки, чтобы никто из выступающих не видел, как они заполняют журналы. На первом ряду учительница математики проверяет самостоятельные, физрук читает газету, географичка требует открыть окно, иначе она упадёт в обморок, но открыть нельзя, так как биологичке дует. Знакомо? А у доски завуч вещает об очередных нововведениях.

«Что придумали нового?» — именно с такой мыслью приходили на педсовет многие педагоги. Красной нитью во всех докладах проходила мысль: вы не справляетесь со своими прямыми обязанностями, поэтому вот вам ещё парочка.

Мало отличников, много троечников, в других школах результаты ЕГЭ лучше, учителя старшей школы, равняйтесь на преподавателей начальной, они во всём опережают вас, нет, повышения зарплаты не будет, вы и так получаете больше всех в районе. Особенно мне запомнились три педсовета.

Если очень захотеть

На первом директор выдала сакраментальную фразу, которую, как мне кажется, с радостью поддержат родители: «Необучаемых детей не бывает». И дальше последовало двадцатиминутное объяснение, почему мы не имеем права ставить двойки за четверть и что если ты ставишь ребёнку неудовлетворительную оценку, то ты, товарищ, тем самым расписываешься в своей полной профнепригодности. Аминь! Правда, по её же логике, у неё у самой были большие проблемы, так как двойки её ученики получали регулярно. Но что позволено генералу…

В той или иной вариации я слышал мантру про отсутствие необучаемых детей от многих педагогических работников. По странному совпадению все они занимали руководящие посты, кто-то возглавлял школу, другой — департамент образования района.

— Что? У Васи выходит двойка по математике? — делаем круглые глаза и недовольно кривим рот. — Как же вы это допустили? Ведь необучаемых детей не бывает

Как же замечательно это смотрится в теории. Сидит в классе тридцать детей с идеально пустыми головушками, и ты, как библейский сеятель, отправляешь в их сознание живительные семена теорем и правил. Поливаешь их целебной водичкой повторения, удобряешь домашней работой, и вуаля — стобалльник на ЕГЭ готов.

Наверное, приблизительно так это и работает в каких-нибудь школах, где ученики в пятом классе сдают экзамены, чтобы учиться именно в этом престижном учебном заведении. Утверждать не могу, но хочется верить.

«Если очень захотеть, можно в космос полететь!» Чем учитель хуже космонавта? Если педагог как следует постарается, то даже самый слабый и немотивированный школьник легко справится со всеми трудностями. Правда? Неправда!

Не подумайте, я не пытаюсь снять ответственность с учителей, и глупо было бы спорить, что от педагога действительно зависит очень многое. Многое, но не всё. Мои иллюзии о собственном всесилии разбились о суровую реальность буквально в первый год работы в школе.

Моя твоя не понимать

Середина ноября, урок истории в шестом классе. Неожиданно распахивается дверь, и в кабинет входит улыбающийся классный руководитель вместе с перепуганной девочкой с огромными карими глазами и длиннющими ресницами. «Наверное, новенькая», — подумал я и не ошибся. Девочка оказалась очень скромной, спокойной и тихой. Очень тихой. Я бы даже сказал, чересчур. Но разве это недостаток?

Наверное, большинство учителей согласится, что с такими детьми работать гораздо проще, чем с их гиперактивными сверстниками, у которых рот закрывается только во время сна. Она внимательно слушала объяснения, совершенно не отвлекалась, аккуратно переписывала схемы с доски, не бегала по коридорам на переменах, никогда не опаздывала на занятия. Идеальные тетрадки, новенькие учебники, красивый дневничок. Ну все задатки типичной отличницы. Одна проблема — девочка не умела говорить по-русски. Совсем.

Каким образом ребёнок, только что приехавший из Средней Азии и не знавший ни одного русского слова, оказался в шестом (!!!) классе — тайна за семью печатями! Но, так или иначе, вот она сидит за первой партой, внимательно на тебя смотрит и ни черта не понимает. И двойки за четверть у неё, как вы понимаете, быть не может, потому что необучаемых детей не бывает! И нет, я не передёргиваю, подобные ученики тоже включались администрацией в категорию тех, у кого как минимум (минимум!!!) должна быть тройка. А если по каким-то совершенно непонятным причинам эту оценку ты слепить не можешь (а попытки оценить таких школьников как раз таки процесс лепки и напоминали), тебе стоит задуматься об уровне своего профессионализма.

Это не был единичный случай. Периодически подобные дети сваливались на школу в середине учебного года, как бомбы из реактивного самолёта. И у всех была одна и та же, будто под копирку история: родители переехали из бывшей советской республики в Подмосковье, ребёнок никогда не говорил на русском, но не волнуйтесь, Павел Викторович, он очень быстро втянется, администрация поможет. А спустя два месяца тебя вызывают к завучу, чтобы выяснить, почему у Махмуда двойка за административный диктант.

— Даже не знаю… Может быть, потому, что мы изучаем причастия, а Махмуд не может даже в туалет отпроситься, потому что не знает подходящих слов? — развожу руками я.

— Павел Викторович, давайте обойдёмся без ваших шуточек.

Интересно, а кто здесь шутил?

ККто последний, тот и вода

В школе у всех, а особенно у администрации, очень короткая память. Очень. Прямо до безобразия. А ещё обязательно должен быть виновный, а так как, по мнению руководителей, ребёнок в 99,99% ни в чём не виноват, то, скорее всего, расхлёбывать кашу будешь именно ты. Даже если ты её и не заваривал, даже если за столом не сидел, а просто мимо кухни проходил. Неважно!

— Как вы это допустили?!

И вот тут очень важный момент: конечно, завуч с директором будут взывать к совести ученика, обвинять его во всех смертных грехах, пугать и топать ногами, но… Громадное но! Как только за безответственным лоботрясом захлопнется тяжёлая дверь, всех собак спустят на предметника, а если повезёт и настроение будет соответствующим, ещё и классному руководителю достанется. За компанию.

Когда придётся отчитываться за каждого двоечника и второгодника (а школе придётся, не переживайте), никто не будет слушать рассказы директора о Саше или Маше. Когда речь заходит о рейтингах и баллах, личности отдельных учеников вообще никого не интересуют.

Двоек быть не должно. Точка. А если они есть, то, значит, вы, Пётр Степанович, плохо справляетесь со своей ролью руководителя образовательного учреждения

И отлично всё это понимая, точно так же Пётр Степанович не будет слушать и своих работников. И дальше начинается замечательная народная игра «Горячая картошка». Кто последний Махмуду поставил оценку, тот и виноват. Лучше всего справляется с этой игрой начальная школа. О некоторых «звёздных» учениках преподаватели старшего звена наслышаны ещё до того, как школьники переходят в пятый класс. Все знают, что Вася — круглый двоечник, никогда не выполняет домашнюю работу, грубит учителям, дерётся с одноклассниками и делает три ошибки в своей фамилии.

По-хорошему, Васенька должен сидеть в первом классе и заново учить алфавит. Но оставить ребёнка на второй год в начальной школе — это вообще что-то из разряда фантастики, легче слона заставить станцевать польку в балетной пачке. Поэтому мы имеем то, что имеем, и наш Василий гордо плывёт по коридору старшей школы. Вася — пятиклассник! Поздравляем Василия и его родителей, искренне сочувствуем его новым учителям и классному руководителю.

Первую же контрольную наш герой пишет на кол, потому что за двадцать восемь ошибок в словарном диктанте из пятнадцати слов (эту цифру я не с потолка взял) ставить двойку — преступление. Такой же результат наш герой демонстрирует и на всех последующих самостоятельных. Что мы обсуждаем на совещании? Правильно! Почему старшая школа — такое дно, которое ничему не может научить ребёнка? И плевать мы хотели, что учитель начальной школы за четыре года не смог объяснить Васе, что такое подлежащее и сказуемое.

Это не камень в огород начальной школы, никто бы не смог. А вот Павел Викторович должен был решить все его проблемы за два месяца. «Не смог? Поставил двойку самому себе!» — подводит неутешительный итог директор.

Источник: https://mel.fm/otryvok/6785091-teacher_days?utm_medium=social&utm_campaign=pavel-astapov-rabotaet-uchitelem-v-shkole

Кругозор — это полная ерунда

«Ты понимаешь, он такой аттрактивный жадор, имманентный ауре», — говорила мне Ленка о своём новом парне. Ленка была меня старше, к тому же благородного происхождения — из семьи члена Союза композиторов Азербайджана. И работала редактором на ОРТ, ныне Первом. Не то чтобы я ни слова не поняла. Всё было понятно интонационно.

А что тут не понять: юноша изысканный, из хорошей семьи, вполне годный для замужества. Прошло лет 20, Ленка замуж так и не вышла, теперь занимается просвещением и окормлением фейсбучной публики, наставляя её на путь истинный. Многим понятно, что Елена Эдмундовна дура. Но к чему заводить учёные разговоры? Я не прочь и сама поговорить о всевозможных открытиях в научном смысле, но ведь на это есть другое время!

Они хотят свою образованность показать и всегда говорят о непонятном. Слава богу, прожили век без образования и вот уж третью статейку на хорошем ресурсе размещаем. А ежели мы, по-вашему, выходит необразованные, так зачем вы нас читаете? Шли бы к своим образованным (козырнём цитатой из Чехова).

Кругозор, сообщает нам «Википедия», это то же, что горизонт. А в переносном смысле это круг знаний и интересов человека (там же). Это то, что говорит о тебе и отчасти формирует круг твоего общения. И Елена Эдмундовна не будет с тобой дружить в фейсбуке, если ты не поддержишь на должном уровне разговор об аттрактивном жадоре. Я даже не знаю, как ты будешь с этим жить, дружок.

А вдруг у тебя есть дети лет шести-семи? Спроси прямо сейчас своё дитя, сможет ли он нарисовать тёте облучок. А то позор какой, весь фейсбук смеётся сегодня над весёлым рассказом тётеньки, зачем-то допущенной до детей. С сильными сокращениями воспроизведу:

«Однажды первоклашкам предложили на уроке чтения нарисовать иллюстрацию к стихотворению Пушкина:

Бразды пушистые взрывая

Летит кибитка удалая.

Ямщик сидит на облучке

В тулупе теплом, в кушачке.

И вот что получилось у детишек. Кибитка была изображена в виде летательного объекта. Русским ведь языком сказано: «летит». Значит, летит. Причём у некоторых детей аппарат этот имел кубическую форму. Видимо, из-за созвучия слов «кибитка» и «куб». И вот летит по небу эдакая ки (у)битка и что делает? Правильно — взрывает. Кого? Бразды пушистые. Что же такое бразды? Если пушистые, следовательно, звери такие.

А рядом, неподалёку от этого безобразия сидит некая загадочная личность и спокойно так за всем этим геноцидом наблюдает. Это ямщик. Причём изображён он, сидя на обруче (облучек — обручок, почти совсем одно и то же) и с лопатой в руках. Почему с лопатой? Ну как же — он же ямщик, чем же ещё ему ямы копать и браздов хоронить».

А теперь, дорогие мои, возьмите карандаш и нарисуйте облучок. И кибитку. Нет, не карету, не телегу, не лафет и не дилижанс. Бразды изобразите, умники. Ну ладно. Давайте поговорим тогда об особенностях биткоинов, хотя бы в общих чертах о криптовалютах, об умных контактах и пиринговых системах. Нарисуйте. Стыдитесь, сударь.

Хватит уже, проехали. Чтобы знать формулу спирта, необязательно год зубрить органическую химию, многие учёные люди запомнили её из произведений Венички Ерофеева. И никто в здравом уме и твёрдой памяти не назовёт вам год, когда аборигены съели Кука, если только он не зарабатывает этим знанием себе на хлеб. А также не могу припомнить ни одной строки Тредиаковского, хоть убей. И я навсегда забыла тангенсы и котангенсы, хотя они прикольные. Но зато Пифагоровы штаны во все стороны равны. Когда мне понадобится — я посмотрю в сети.

А что же я буду делать, если завтра война, если отключат электричество и интернет? Что-то мне подсказывает, что строчки Тредиаковского и тангенс с котангенсом в этом трагическом случае пригодятся мне меньше всего. Зато я изучала органическую кухню и могу приготовить десерт из гнилого чеснока (он в таком случае называется ферментированным). Мне кажется, в жизни без электричества и биткоинов я буду популярна и открою свою кондитерскую.

А вот в Финляндии котангенсы отменили. И в сингапурской системе тоже — её сейчас в Татарстане экспериментируют. Но это всё старые наработки по мотивам нашего солнца Выготского, сто лет уже им в обед. В Финляндии экспериментаторы, отменившие в школе все предметы, в конце года будут итоги подводить. А вот про сингапурскую систему уже много чего известно, она даёт много хороших математиков на душу населения, и Финляндия на это насмотрелась и тоже захотела. Там теперь все предметы междисциплинарные, дети изучают явления, процессы и феномены.

Например, кейс «Путешествие Колумба». Погружаемся в эпоху, читаем Рафаэля Сабатини и всё такое, изучаем карты, чертим корабли, учимся ориентироваться по звёздам, захватываем астрономию, немного физики, математики, навигацию и географию. Потом пошла ботаника, зоология, этнография, геология, история Америки. Можно и Эрика Рыжего захватить, особо одарённые дойдут до варягов с Рюриком. Кто увлечётся астрономией, кто геномом табака, картофеля и кукурузы, кто — историей араваков. А «Войну и мир» кто-то начнёт читать в кейсе «Битва при Аустерлице», кто-то как материал к «Партизанскому движению» или «Культура и быт русской дворянской усадьбы XIX века». В крайнем случае прочитают в кейсе «Лев Толстой». А парень, который в 10 классе конструирует компьютерную мышь для безруких (Сергей Халявин из Кушвы), посмотрит сериал Би-би-си «Война и мир», честно скажет об этом и пойдёт дальше размышлять над таблеткой от лейкоза. А если ему вдруг понадобится узнать, как выглядит облучок и что такое аттрактивный жадор, он между делом спросит это у Siri.

Тема новых образовательных форматов — это top of the top трендов (сравнимая только с изучением big data). Ушло время горизонта и кругозора. Они ограничивают мысль видимостью и предъявляют нам и нашим детям требования составителей кроссвордов. К черту кроссворды, сканворды и «Тёщин язык», к черту их составителей и лично Елену Эдмундовну. Фонд вдовы Джобса разрабатывает программы ухода от кругозора к знаниям и решениям, ширятся движения за освобождение детей от обязаловки и ненужных знаний, ибо голова не помойка. Сто тысяч фондов вкладываются в поиски новых средств от старых мозгов. Это мировой кризис — не только российский.

Но в России, конечно, он особенный. Дети, нарисуйте облучок