Зачем нужен просквоттинг

Просквоттинг — это занятие заброшенных помещений с целью облагораживания городской среды, с добровольного разрешения, а иногда и с поддержкой владельца помещения. Просквоттинг не нарушает прав владельца — наоборот, это взаимовыгодное сотрудничество городских сообществ и владельцев заброшенных зданий, направленное на решение проблемы запустения зданий и ухудшения городской среды.

Во многих городах есть такие забытые места, с которыми муниципальные структуры не могут ничего сделать из-за прав собственности. Это заброшенные или недостроенные здания, а порой даже целые заброшенные кварталы. Забытые бывшими (или текущими) собственниками, они часто становятся пристанищем местных бомжей, алкоголиков, наркоманов и других маргиналов.

При этом заброшенность является проблемой и для собственника, который уже десятилетиями не может ничего сделать с подобной инфраструктурой — он тратит деньги на регулярный ремонт, обслуживание, платит налог на землю и имущество. Это здание является для него нерентабельным, поскольку выстроить коммерческую схему не представляется возможным. А значит, здание просто стареет, теряет свой исторический вид, ветшает и ломается от осадков и погодных условий.

Но если приведённые выше маргиналы частенько занимаются сквоттингом (то есть занятием помещения без ведома его владельца), то движение просквоттинга пытается построить законную и легальную схему взаимодействия с городской средой, выстроить мост в отношениях между государством и народом.

Просквоттеры предлагают возможность собственнику на законных условиях решить сразу множество проблем с таким имуществом. Это обустройство и ремонт внутреннего пространства здания. Они привлекают волонтёров, делают ремонт своими силами и следят за помещением.

Кто же эти просквоттеры и зачем они этим занимаются?

За этим скрывается вполне понятное явление, если посмотреть со стороны городских активистов. У большинства из них нет постоянной общественной площадки, в которой они могли бы организовывать свою деятельность, встречаться, общаться и отдыхать. Денег на организацию коммерческой деятельности, чтобы отбивать арендную плату, у них тоже немного, поэтому они ищут возможность найти любое такое общественное пространство, где они могли бы заниматься своей деятельностью.

В современном мире часто такими площадками становятся общественные кафе, арт-пространства и торговые центры, где они встречаются, общаются и работают. Это уже созданные государством или предпринимателями площадки. Но в данном случае идёт речь об инициативе «снизу», когда сами активисты предлагают создать такое пространство, предназначенное для тех же самых вещей.

Историческим примером просквоттинга является испанское пространство «Can Batllo». Сообщество городских активистов активно боролось, а затем стало сотрудничать с муниципальными властями города за возможность облагораживать городское пространство. Стоит заметить, что они боролись не против системы, а скорее трансформировали собственную жизнь в желательном направлении (включая, кстати, общение с государством).

Кан Бадьё расположено в огромной старой фабрике и создается силами волонтеров. Оно направлено на творческое развитие людей, посещающих площадку. До появления волонтерского движения это было заброшенное строение. После занятия помещения и переговоров с муниципалитетом, Кан Бадьё стало одним из центров общественной жизни города, тем самым изменив его облик.

В 2018 году в Москве сейчас тем же самым занимается инициативная группа «Дом Протопии». В первую очередь они, разумеется, ищут пространство для своей деятельности, но при этом также развивают методики новой экономики, в том числе и описанный выше.

Эта группа ставит себе задачу найти заброшенное здание и договориться с его собственником о просквоттинге. После чего сделать из этого здания общественную площадку, пригласить туда различные группы с интересными мероприятиями и мастерскими, оживить социальную среду вокруг этого места. Тем самым создать пример такого места и разработать методологию их создания, чтобы другие люди могли этим воспользоваться.

Сплетни — это замечательно!

Многие люди считают, что сплетничать, — это ужасно, да и вообще очень низко. Но в то же время, сами этим постоянно занимаются, ну чего скрывать, каждый день! И всё же стыдливо прячут взгляд, когда их застают за этим занятием, или же если в компании вдруг кто-то внезапно замечает «Да вы же сплетничаете!»

Интернет-ресурсы по популярной психологии пестрят множеством статей о том, что сплетни это плохо, о том как этого избежать, да и вообще как перестать заниматься этим грязным делом. Да вы и сами можете вполне набрать запрос в интернете, например «почему сплетничать плохо».

Многие журналы и газеты раздают советы о том, как перестать сплетничать.
Но ведь это же так интересно!

Существует заблуждение, что:

…сплетни рождаются и царят там, где властвуют серая будничность, недовольство собственной жизнью, нередко страх, часто корыстолюбие, зависть, иногда даже мстительность.
https://zn.ua/SOCIETY/psihologiya_spleten.html

Если поспешить с выводом, то получится, что сплетни — это прерогатива неудачников, которые нечем заняться, вот они и придумывают всякие слухи, чтобы напакостить друг другу, подставить своего недруга, оклеветать своих врагов, да и всячески ухудшить жизнь человеку, которого недолюбливаешь.

На самом деле сплетни — родом из аристократических семей, из высшего света, того интеллигентного общества, где людям свойственно плести интриги, заниматься политикой, и всячески обсуждать друг друга. И не потому, что человеческая природа так низка, а как раз наоборот, потому что они уже добились высокого уровня, где им больше ничего не нужно. Все ресурсы у них есть, и чем им остаётся заниматься? Только лишь плести интриги и совершенствовать интеллектуальные способности.

Ну и что же в этом такого? Что тут плохого? Давайте разберёмся!

И чтобы понять, откуда происходят сплетни, придётся углубиться в далёкое прошлое, в детство нашей цивилизации, в колыбель наших предков.

Согласно одной из современных гипотез, человеческое мышление сложилось таким социальным, а ум человека так сильно вырос не потому, что обезьяна взяла палку, и не потому, что начала делать инструменты, а во многом лишь благодаря тому, что люди хитростью пытались выиграть друг у друга. Не силой, не угрозами, не прямой конфронтацией, не прямой и очевидной экономической конкуренцией, а именно скрытыми политическими талантами; и с переменным успехом, получая те или иные ресурсы, человеческое благосостояние улучшалось, а разум совершенствовался, когда человек, пытаясь манипулировать мнениями и действиями других людей учился управлять социальным сознанием.

Когда человек выиграл у природы, куда было ему направить всю эту энергию, и как дальше развиваться, если конкуренты закончились? Дальше развитие шло социальным путём. Люди обратили внимание друг на друга, и тут ускорилось социальное развитие разума. Вот здесь-то и появилось стремление к власти, не то примитивное стремление к доминированию, которое можно наблюдать у животных, а стремление именно управлять людьми.

Потому что когда у тебя есть какой-то материальный ресурс, и ты им обладаешь, то это очень просто и скучно: контролировать его очень просто, ограничив доступ к нему силой или другим защитным механизмом. Но как контролировать людей, которые не являются материальными ресурсами? Тут приходится развивать совершенно другой аспект, который называется «социальной манипуляцией».

Возвращаемся к теме сплетен. Почему люди сплетничают?

Тут важно действительно разделить основные задачи на две категории:

  1. Чтобы узнать\распространить информацию о третьих лицах, которая будет полезна им или другим.

2. Чтобы исказить информацию о человеке (группе людей), в своих целях, например, для развлечения.

В сущности, первая задача берёт за основу познавательную функцию. Люди совершенно искренно хотят узнать о других то, чего они не знают, и это их главный познавательный инстинкт. Кто бы мог подумать, что на этом этапе они могут случайно вступить в сложную игру интриг и манипуляций, со сложными социальными элементами.

Ведь первую, и очень полезную социальную задачу очень часто путают со второй, потому что со стороны их очень сложно друг от друга отличить, если в эту игру играют профессионалы.
А вот вторая задача имеет куда больше интересных моментов.

Как появляются слухи и вымысел?

Прежде всего есть базовые психологические причины, которые идут от человека, который распространяет слухи.

Во-первых, он может всего лишь заметить в другой личности проекцию самого себя, и после этого уже не отличит правду от вымысла, начиная наделять другую личность собственными свойствами. Это происходит бессознательно.

Во-вторых, человеку может нравиться сплетничать, потому что для него это всего лишь развлечение. Ему интересно следить за слухами, и он сам любит играть в эту игру, потому что это его любимое поле. Он производит слухи сознательно, часто добавляя какой-нибудь вымышленный факт, на который обращает внимание других. И после этого уже включается механизм социального переноса.

​В-третьих, самая рациональная причина (не имеющая ничего общего с эмоциональным состоянием или психикой, а с холодным расчётом разума).
Это тактическая инициатива, чтобы достичь нужного результата, например, опорочить конкурента, чтобы занять его место. Это может быть на низком социальном уровне (два секретаря), или на высоком (две корпорации). Но в сущности цель одна — занять более доминирующее положение на рынке, занизив ценность конкурента. Сюда же относятся многие политические игры.

Обмен сплетнями свидетельствует об определенном сходстве иерархических ценностей, потребностей или характеров общающихся людей. Своеобразный сигнал: «Мы одной крови — ты и я; я такой же, как и вы; я — свой!». Девочки-подростки сплетничают о новенькой однокласснице, а через некоторое время она уже и сама в этой группе, распускает слухи.

Чаще всего сплетня это единственный способ узнать что-то новое о человеке, который сам о себе не очень-то любит рассказывать, или всячески искажает информацию о себе, чтобы создавать нужное впечатление. В этом случае это похоже на особое приложение к официальной информации. То, что человек сам рассказывает о себе (в дружеском кругу или в интервью популярному журналу), это одно, сплетня же говорит о чем-то скрытом, так сказать обратной стороне медали. То есть, шанс уловить более правдивую информацию, куда выше, если вы обладаете нужными навыками общения, изъятия из уст других людей более релевантной информации о личностях.

И ровно поэтому люди по своей природе так плохо относятся к сплетням, потому что этот слух разошёлся со стороны наиболее социально влиятельных людей, ведь со стороны социальных манипуляторов сплетничать это плохо.
Разумеется, для них это очень плохо! Ведь если скрытые сведения о них разойдутся, то это ужасно навредит их репутации, и ухудшит социальное положение. Поэтому они всячески будут поддерживать миф о том, что сплетни это плохо, но при этом сами будут распространять слухи, чтобы запутать других людей, сбить следствие, так сказать, с нужного пути. Ведь чем больше разной информации, тем проще в итоге вообще не узнать ничего полезного, а в мире цифрового шума это приобретает очень серьёзные обороты.

Хочется напомнить историю о запретном плоде, и как он сладок; а по аналогии показать, как удобно поддерживать миф о слухах, поскольку в дело сразу же вступает механизм саморегуляции — само общественное мнение будет стабилизировать себя отрицательной обратной связью. Если слухов нет — то сплетни это интересно, но как только слухов слишком много — это плохо. Именно так работает этот социальный механизм.

Медицинские аспекты сплетен

Безусловно, сплетни — это плохо, однако нам удалось найти свидетельства того, что они играют важную роль в охране общественного порядка
— Робб Уиллер, социальный психолог

Исследование показало, что сплетни могут обладать терапевтическим эффектом. Сердечный ритм добровольцев, принявших участие в эксперименте, учащался, когда они видели, как кто-то ведет себя плохо, однако они чувствовали себя очень хорошо, когда могли передать информацию, «предупредив» других.

Подтекст любой сплетни — версия о том, что «уж мы-то лучше, чем они!» Это воодушевляет, дает чувство превосходства — пусть и иллюзорное. Сплетни развлекают, объединяют, обеспечивают взаимную поддержку и даже выводят из состояния депрессии.

И напоследок

Собственно, когда вы в следующий раз услышите что-то типа «А почему это вы сплетничаете?», помните, что протестовать против сплетен может либо человек, которому есть что скрывать, либо совершенно консервативный и некомпетентный в вопросах распространения информации.

Если же вы догадываетесь, что за слухами стоит чья-то выдумка, так и заявите прямо об этом, а не ограничивайте действия людей (а по факту запрет слухов и есть именно механизм ограничения), что ни к чему хорошему не приведёт, а может лишь обернуться для вас впоследствии проблемой.

Помните, мы живём в мире цифрового шума, а сплетни являются одной из попыток разобраться в ситуации. И запрещать себе сплетни (которые могут нести в себе много полезной информации, они же способны раскрывать мошенников и патологических лгунов), лишь потому, что кто-то из вашего окружения плохо к ним относится — значит ограничивать себя из-за шаблонов, которые сформировали социальные манипуляторы, они же ограничивают общественное мнение, позволяя им удерживаться там, где они не долго бы удержались, если бы вся информация о них была бы опубликована без изменений.

Слухи формируют общественное мнение. Сплетни дают жизнь той информации, которая бы никогда не увидела свет, если бы их не было. Надо понимать, что даже в век интернета, информация никогда не увидит свет, если прервать цепочку на этапе формирования. Сеть лишь ускоряет процесс передачи информации, позволяя обычных людям выступать в роли масс-медиа. А проверить слухи в наше время куда проще, ведь сейчас эра публичности.
И эта публичность становится необратима, да и является залогом нашей безопасности и развития общества в целом.

P.s.: Спасибо Майе за то, что она своим комментарием натолкнула меня на идею написать эту статью.

Автор: Виталий Виноградов