Мысли о Доме Протопии

Я думаю, что пришло время рассказать о том, чем для меня является Дом Протопии.

Это выход из состояния статической неопределённоти, это возврат к активной социальной жизни, а также вдохновение в лице новых знакомств и познание удивительного нового формата отношений, который до сих пор не удавалось построить.

Раньше я мало задумывался о том, что ждёт нас в будущем, да и признаться честно, нередко процессно проживая настоящее, не видел (или не хотел видеть) дальше собственного носа. Но вот уже почти год как я познакомился с этим новым явлением, которое раньше было скрыто от меня за невидимой стеной из непрочных связей и закрытых отношений.

Я начинаю формировать новые полезные привычки, например экстраполяция социальных зависимостей и прогнозирование новых тенденций на основе анализа и диагностики существующей (и открытой!) информации. Всё это сильно вошло в мою жизнь благодаря Дому Протопии, которое не просто показало мне, что такой подход возможен, но и успешно применяется уже многие десятилетия.

Для меня появилась новая платформа для социальных экспериментов и также много новых полезных знакомств, с которыми удаётся быстро установить хороший контакт, что раньше было для меня больше загадкой, потому что я спотыкался о множество социальных барьеров и когнитивных искажений при общении, а потому не понимал, как нужно действовать дальше.

Теперь картинка складывается всё более ясная и прозрачная, становится понятнее и доступнее. Знакомство с используемыми инструментами показало мне, что в целом все эти методы мне уже довольно близки, а что-то похожее я и раньше использовал в своих исследованиях.

Также Дом Протопии позволяет сглаживать, а порой и вовсе упрощать сложные межличностные коммуникации, если порог вхождения для них слишком высок, благодаря внутреннему очень богатому ресурсу доверия и внутренней социальной связности.

Пожалуй добавлю ещё, что мои поиски пространства доверия продолжаются, но я вижу очень сильные ростки этого нового явления в сообществе Дома Протопии, и я вижу в этом очень большую ценность, в том числе и для общества в целом.

Добро пожаловать во взрослую жизнь

Хотя тебя сюда никто не звал.
Ты как-то сам сюда пришёл, не особо думая о том, что тебя здесь ждёт.
И если вернуться в прошлое, лет этак на 20, где всё вокруг такое большое и непонятное, где бесконечные разговоры на повышенных тонах, конфликты родителей на кухне — это всё какая-то странная жизнь «взрослых», которая для тебя пока ещё бесконечно далеко.
А что теперь? Теперь ты вполне полноправный участник этих взрослых разговоров, взрослых тем, можешь высказывать своё мнение, да вот проблема: тебя как обычно никто не слушает. Можешь удивиться, как это так? Но факт остаётся фактом: слушают взрослых только дети, готовые воспринимать чужое мнение, отличное от своего, которого они до сих пор пока ещё не имеют. Они слушают окружающих с открытым ртом и с неокрепшей психикой.
Но вот беда: Как эти разговоры о «взрослых» вещах были для тебя далеки раньше, так и сейчас, ничего не изменилось. Это жизнь, в которой дети повзрослели, но мудрости «взрослого» как-то не получили. Ах да, все мы дети, просто мы увеличились и постарели.

Просто годы детские прошли…
Кукла Маша, кукла Даша,
Просто дети стали старше,
Просто-просто все мы подросли!

Кто-то зацикливается на бытовых проблемах, думая, что это самое важное, что у них есть в жизни. Ну а как иначе? Если в твоей жизни кроме работы и семьи ничего нет, вся бытовуха начинает рассматриваться под углом единственной свободной зоны в жизни, где можно развлечься, где можно проявить себя. Хоть каким-то образом. Хотя ты и остаёшься всё таким же закомплексованным ребёнком, который случайно сломал какую-то вещь, и ждёт со страхом, когда ему за это попадёт.
Принять свои комплексы как проблему, для таких людей — значит отказаться от своей идентичности. Вот только личность человека не складывается только из них. Можете мне не верить, однако именно тот факт, что люди многосторонние, очень разные, и делает наше общество таким интересным, Для изучения, для взаимодействия.

Ценностная база была нарушена, целостность такой личности можно подвергать сомнению сколько угодно. Ты показываешь им иной раз на те трещины в мировосприятии, а им всё равно, они лишь слегка замажут их для виду, и показывают тебе другую часть личности, всю изпещрённую морщинами и буграми. Видно, что на этой части человека с самого детства ведутся боевые действия, и понимаешь, что нужно как-то осторожнее обходиться с ней, пытаешься подстроиться под него, чтобы как-то не касаться этой стороны. Но вот беда: человек то и дело пытается повернуться к тебе именно этой больной стороной, и что делать в таком случае?
Спустить всё на тормозах — вот типичная эмоциональная реакция окружающих на такое.
Хотя совершенно обратный приём — «давить на больное», оказывается куда более действенным. Твои комплексы и проблемы всплывают, ты начинаешь их осознавать. Да, это болезненный процесс, и вызывает множество внутренних переживаний, но иначе никак. Личность не может стать целостной, пока не устранит все эти внутренние провалы и трещины, пока не залечит эти детские раны.

Конечно, куда проще закрыться, не обращать внимания на эти проблемы и реакцию окружающих. Заниматься «своим делом», окунуться с головой в работу, в семью, в любимое дело, или то, что люди называют смыслом своей жизни. Конечно, забота о внешних проблемах поглощает людей чуть более чем полностью, однако про себя любимого и внутренних проблемах они с удовольствием забывают. Потому что выйти из субъектной позиции оказывается совершенно не просто, и нужно приложить очень неплохие усилия, чтобы добиться хотя бы какого-то результата по отделению сознания от подсознания.
Однако же если взять за основу тот факт, что мы всё-таки можем взглянуть на себя со стороны, хотя бы глазами окружающих, и периодически проверять при помощи обратной связи, как именно во времени изменяется поведение субъекта А (то есть себя), то может оказаться, что объектный анализ, который мы так любим применять к другим, вполне применим и к себе.

Так ведь можно проанализировать свои слабые и сильные стороны, особенности поведения, образ в отношениях, а также как можно работать с этим человеком со стороны. И вот что самое интересное. Таким образом можно получить не только ключ к пониманию своей личности, но и дать его окружающим, чтобы можно было на иболее понятным способом объяснить, каким именно способом рекомендуется взаимодействовать с субъектом А.

Все мы люди разные: кому-то проще, когда есть прямое указание, кому-то требуется косвенная манипуляция, кто-то вообще не воспринимает любые формы приказа, но способен брать ответственность за свои действия. Это значит, что надо найти такую форму мотивации для человека, чтобы он действовал наиболее продуктивно, и без негативных последствий для его психики. Но это уже объектный подход, близкий к бихевиоризму.

Я предлагаю вам, дорогие читатели, задуматься об этом. О том, насколько непросто (с моральной точки зрения) руководителям приходится давать указания, регулярно повышать мотивацию сотрудников, проверять их трудоспособность различными способами. И я имею в виду действительно хороших начальников, которые заботятся не только о своей работе, а о том, как себя чувствуют люди вокруг них, насколько свободная атмосфера окружает их коллектив, ведь именно в таком случае люди чувствуют себя нужными, и востребованными, когда им не связывают руки постоянными должностными инструкциями, а дают свободу действий, в пределах их компетенций, разумеется.

Травмы поколений

AdMe.ru публикует для вас эту пронзительную и откровенную статью психолога Людмилы Петрановской, которая объясняет, почему наши родители и мы стали такими, какие есть. Невозможно оторваться до последней строчки.
Живет себе семья. Молодая совсем, только поженились, ждут ребеночка. Или только родили. А может, даже двоих успели. Любят, счастливы, полны надежд. И тут случается катастрофа. Маховики истории сдвинулись с места и пошли перемалывать народ. Чаще всего первыми в жернова попадают мужчины. Революции, войны, репрессии — первый удар по ним.
И вот уже молодая мать осталась одна. Ее удел — постоянная тревога, непосильный труд (нужно и работать, и ребенка растить), никаких особых радостей. Она вынуждена держать себя в руках, она не может толком отдаться горю. Изнутри раздирает боль, а выразить ее невозможно. И она каменеет. Ее лицо представляет застывшую маску, ей физически больно отвечать на улыбку ребенка, она минимизирует общение с ним.
Только вот ребенок не знает всей подноготной происходящего. Единственное объяснение, которое ему в принципе может прийти в голову: мама меня не любит, я ей мешаю, лучше бы меня не было. Пока мать рвет жилы, чтобы ребенок элементарно выжил, не умер от голода или болезни, он растет себе, уже травмированный. Не уверенный, что его любят, не уверенный, что он нужен.
Идут годы, очень трудные годы, и женщина научается жить без мужа. Конь в юбке. Баба с яйцами. Назовите как хотите, суть одна. Это человек, который нес-нес непосильную ношу, да и привык. Адаптировался. И по-другому уже просто не умеет.
Самое страшное в этой патологически измененной женщине — не грубость и не властность. Самое страшное — любовь, она может убить своей заботой. У меня была подружка в детстве, поздний ребенок матери, подростком пережившей блокаду. Она рассказывала, как ее кормили, зажав голову между голенями и вливая в рот бульон. Потому что ребенок больше не хотел и не мог, а мать и бабушка считали, что надо.
Но оставим в стороне крайние случаи. Просто женщина, просто мама. Просто горе. Просто ребенок, выросший с подозрением, что не нужен и нелюбим, хотя это неправда и ради него только и выжила мама и вытерпела все. И он растет, стараясь заслужить любовь, раз она ему не положена даром. Помогает. Ничего не требует.
Травма пошла на следующий виток.
Настанет время, и сам этот ребенок создаст семью, родит детей. Годах примерно так в 60-х. Кто-то так был «прокатан» железной матерью, что оказывался способен лишь воспроизводить ее стиль поведения.
Но рассмотрим вариант более благополучный. Ребенок был травмирован горем матери, но вовсе душу ему не отморозило. Впервые взяв на руки собственного ребенка, молодая мама вдруг понимает: вот тот, кто наконец-то полюбит ее по-настоящему, кому она действительно нужна. С этого момента ее жизнь обретает новый смысл. Она живет ради детей.
И только одно плохо — он растет. Стремительно растет, и что же потом? Мать настолько сильно страшится очередного одиночества, что у нее разум отшибает. «Я не могу уснуть, пока ты не придешь». Мне кажется, у нас в 60-70-е эту фразу чаще говорили мамы детям, а не наоборот.
Что происходит с ребенком? Он не может не откликнуться на страстный запрос его матери о любви. Но ведь есть и он сам, самостоятельная жизнь, свобода. И он уходит, унося с собой вину, а матери оставляя обиду. В ход идут скандалы, угрозы, давление. Как ни странно, это не худший вариант. Насилие порождает отпор и позволяет-таки отделиться, хоть и понеся потери.
Но что-то мы все о женщинах, а где же мужчины? Где отцы? Мальчики тоже мамами выращены. Слушаться привыкли. Сам мужчина не имеет никакой внятной модели ответственного отцовства. На их глазах множество отцов просто встали однажды утром и ушли — и больше не вернулись. Поэтому многие мужчины считали совершенно естественным, что, уходя из семьи, они переставали иметь к ней отношение, не общались с детьми, не помогали.
Ох, эти разводы 70-х — болезненные, жестокие. Мучительное разочарование двух недолюбленных детей. Они страшно боялись одиночества, но именно к нему шли, потому что кроме одиночества никогда ничего не видели.
В результате — обиды, душевные раны, еще больше разрушенное здоровье, женщины еще больше зацикливаются на детях, мужчины еще больше пьют. Вот в таком примерно антураже растут детки, третье уже поколение.
Но случилось и хорошее. В конце 60-х матери получили возможность сидеть с детьми до года. Они больше не считались при этом тунеядками. Вот кому бы памятник поставить, так автору этого нововведения. И еще случилось хорошее: отдельное жилье стало появляться. Хрущобы пресловутые. Хоть и слышно было все сквозь них, а все ж какая-никакая — автономия. Граница. Защита. Берлога. Шанс на восстановление.
Итак, третье поколение. «С нас причитается» — это, в общем, девиз третьего поколения. Поколения детей, вынужденно ставших родителями собственных родителей.
Символом поколения можно считать мальчика дядю Федора из смешного мультика. Смешной-то смешной, да не очень. Мальчик-то из всей семьи самый взрослый. А он еще и в школу не ходит, значит, семи нет. Уехал в деревню, живет там сам, но о родителях волнуется. Они только в обморок падают, капли сердечные пьют и руками беспомощно разводят.
Так все детство. А когда настала пора вырасти и оставить дом — муки невозможной сепарации и вина, вина, вина, пополам со злостью, и выбор очень веселый: отделись — и это убьет мамочку, или останься и умри как личность сам.
Впрочем, если ты останешься, тебе все время будут говорить, что нужно устраивать собственную жизнь и что ты все делаешь не так, нехорошо и неправильно, иначе уже давно была бы своя семья. При появлении любого кандидата он, естественно, оказывался бы никуда не годным, и против него начиналась бы долгая подспудная война до победного конца.
Третье поколение стало поколением тревоги, вины, гиперответственности. У всего этого были свои плюсы, именно эти люди сейчас успешны в самых разных областях, именно они умеют договариваться и учитывать разные точки зрения. Но внутреннему ребенку «поколения дяди Федора» не хватало детскости, беззаботности. Часто люди этого поколения отмечают у себя чувство, что они старше окружающих, даже пожилых людей.
Еще заметно сказываются последствия «слияния» с родителями, всего этого «жить жизнью ребенка». Многие вспоминают, что в детстве родители и/или бабушки не терпели закрытых дверей: «Ты что, что-то скрываешь?» В результате дети, выросшие в ситуации постоянного нарушения границ, потом блюдут эти границы сверхревностно. Редко ходят в гости и редко приглашают к себе. Напрягает ночевка в гостях, не знают соседей и не хотят знать.
А что с семьей? Большинство и сейчас еще в сложных отношения со своими родителями (или их памятью), у многих не получилось с прочным браком или получилось не с первой попытки, а только после отделения (внутреннего) от родителей.
Конечно, полученные и усвоенные в детстве установки про то, что мужики только и ждут, чтобы «поматросить и бросить», а бабы только и стремятся, что «подмять под себя», счастью в личной жизни не способствуют. Но появилась способность «выяснять отношения», слышать друг друга, договариваться.
Другой вариант сценария разворачивается, когда берет верх еще одна коварная установка гиперответственных: все должно быть ПРАВИЛЬНО! Наилучшим образом! И это — отдельная песня. Если поколение детей войны жило в уверенности, что они — прекрасные родители, каких поискать, и у их детей счастливое детство, то поколение гиперответственных почти поголовно поражено «родительским неврозом».
Мой сын — представитель следующего, пофигистичного, поколения. И он еще не самый яркий, так как его спасла непроходимая лень родителей. К сожалению, у многих с ленью оказалось слабовато. И родительствовали они со страшной силой и по полной программе. Результат невеселый, сейчас вал обращений с текстом: «Он ничего не хочет. Лежит на диване, не работает и не учится. Сидит, уставившись в компьютер. Ни за что не желает отвечать. На все попытки поговорить огрызается».
А чего ему хотеть, если за него уже все отхотели? За что ему отвечать, если рядом родители, которых хлебом не корми — дай поотвечать за кого-нибудь? Хорошо, если просто лежит на диване, а не наркотики принимает. Не покормить недельку, так, может, встанет. Если уже принимает — все хуже.
Но это поколение еще только входит в жизнь, не будем пока на него ярлыки вешать.
Жизнь покажет.
Автор: Петрановская Людмила

Источник: https://www.adme.ru/svoboda-psihologiya/travmy-pokolenij-1106360/?vksrc=vksrc1106360&vkcachebuster1211063609615956590 © AdMe.ru

«Ведическая» женственность

Если ты будешь девочкой, то партнер станет альфа-самцом

Анастасия Рубцова 23.07.2015, 13:47

«Внимательно следи за сильным, ублажай, демонстрируй покорность, осуждай всякого, кто против иерархии» — о том, почему в России так популярны «ведические школы жен» и другие тренинги пробуждения женственности, рассказывает психолог Анастасия Рубцова.

От редакции. Все большую популярность в России набирает идея развития «истинной женственности», противостоящая тому образу уверенной в себе, успешной, интеллектуальной, привлекательной и достаточно независимой женщины, к которому современные девушки стремятся во всем мире.

Появились тренинги развития женственности, призывающие «открыть в себе внутреннюю богиню», работающие по принципу сетевого маркетинга и заморочившие головы множеству печальных российских женщин.

Возникли «ведические жены», не читавшие древних индуистских текстов, но уверенные, что жить нужно по принципам домостроя с легким налетом псевдовосточной философии.

Основные постулаты «ведической женственности» сводятся к тому, что женщина бесконечно должна: быть скромной, носить только юбки, ублажать мужа, считая его мнение по любому вопросу заведомо верным, подавлять все свои эмоции и качества, считающиеся в традиционной культуре «мужскими» (инициатива, соревновательность и т.д.). Без устали вить гнездо и быть единственно ответственной за «домашний очаг», тайно манипулируя мужем, есть сладкое, чтобы всегда сохранять добрый нрав, и вообще — следовать своей «природе», под которой понимается покорность и еще раз покорность. Мы попросили психолога, много работающего с «ведическими» клиентками, рассказать о том, что на самом деле стоит за женским стремлением возродить домострой.

***
Часто задумываюсь: как же так выходит, что женщина в современной России все время унижена, причем как будто унижена добровольно? В семье. В работе. В материнстве. Хотя в начале ХХ века все на нашей части суши было как у людей — и сексуальная революция, и право женщин избирать и быть избранными, и Ахматова у нас была, и Лиля Брик, и иные всякие.

Откуда же через сто лет, когда кругом – не только в Европе, но и в Азии уже – равноправие, уважение к чужим чувствам, мужские декретные отпуска и прочая благодать, – из каких российских болот вылезает это мракобесие, ведические женщины, тренинги по пробуждению женственности и призывы «рожать детей прямо в борщ».

Так вот, мне кажется, все это от огромной путаницы, вранья и подмены понятий.

Некоторые храбро заявляют, что у нас, дескать, традиционное общество. Помилуйте. Психологически у нас общество лагерное. В таком обществе полезно либо быть агрессивным (или контролировать какой-то важный ресурс), либо врачом (врачей в лагерях очень уважают), либо быть хитрым и покорным. Борщи, дети и печенюшки в лагерях не нужны, они делают тебя уязвимым и рассеянным.

И тогда вся эта «школа ведических жен» – на самом деле не про детей и не про борщи, а про то, как выжить в России, если ты слаб и не врач.

Внимательно следи за сильным, ублажай, демонстрируй покорность, осуждай всякого, кто против иерархии. Не заикайся о своих правах, бойся показать свои амбиции. Тогда, может быть, выживешь.

Это логика жертвы, которой хочется думать, что она понимает правила – как выжить в хаосе, как умилостивить непредсказуемого насильника. Это, конечно, иллюзия, огромная иллюзия, но жертве она дорога. Иначе – полная беспомощность.

Но у «ведической женственности» есть и еще аспект.

Ведическая жена пытается принять не женскую роль, а детскую, отказаться как минимум от половины ответственности, которая сегодня полагается взрослому человеку.

Я не хочу работать и зарабатывать.
Я не хочу думать о деньгах.
Я просто девочка, я хочу домик и платьишко.

И за этим, конечно, всегда огромная страдальческая мольба человека, который не находит в себе сил справиться с диким, сложным и хаотичным миром, разобраться, как тут все устроено, как я сам устроен. Ну правда же, бывает такое, что сил нет.

И хорошо, если можно сказать «все, я в домике» — и пойти печь печенье. Можно напечь его в относительной безопасности, накопить сил, у нас ведь не каждый день кризис или война. Бывают и моменты звенящей тишины.

Главное, не застрять там, в домике, на десятилетия. Потому что отказ от взрослой ответственности – это всегда отказ видеть жизнь такой, какая она есть. А жизнь за это мстит сурово и неожиданно. Как ни запирай свой инфантильный теремок.

А еще иногда клиентки пересказывают мне ведические постулаты о том, что, если ты будешь девочкой-девочкой, партнеру ничего не останется, как стать мужиком-мужиком, альфа-самцом, добытчиком и защитником, решающим все твои проблемы. Он будет совершать подвиги, да-да, подвиги, и потом еще комплименты и цветы, и на руках носить.

Тут я всегда смеюсь и говорю, что это – идеализированный папа, каким он представляется трех-четырехлетней девочке. Но никак не партнер по браку.

Горечь в том, что девочки, легче всего попадающие в ловушку «ведической» женственности, не то что идеального папы, а вообще никакого папы не имели. Там, где оставлено было место для папы, – дикий пустырь с полынью и лопухами. И на этом пустыре произрастает невозможная фантазия: о том, кто никогда не устает и ни в чем не отказывает, о том, кто одновременно и завоеватель, и задушевный собеседник, и прекрасный отец. Хотя реальный мужчина чаще всего что-нибудь одно.

Ясно, что любому мужчине эти рыцарские латы будут велики. Тем более в России мужик объективно мелковат. Ладно бы ростом, но я про масштаб личности.

И на предложение влезть в рыцарские латы он может реагировать по-разному. Например, уйти в запой от осознания своей ничтожности, — ему и мама сколько говорила, что он никчемен. Или изо всех сил стараться соответствовать, ощущая себя маленьким мальчиком в папиных ботинках, и уйти в нервный срыв или панические атаки. Это мои клиенты, ага.

Или испытывать постоянную фоновую агрессию от необходимости быть кому-то «папочкой», хаметь от безнаказанности и превратиться в домашнего тирана.

Варианта «духовно вырасти» тут нет, потому что растем мы там, где нас видят настоящими, а не выдуманными героями.

И часто, ужасно часто под соусом этих ведических игр разыгрывается все та же инфантильная пьеса «кто из нас кому папа-мама». Любимая постановка вечных лагерных сирот, их детей и родителей.

Автор — психоаналитический психотерапевт, ведет частную практику. Мнение автора рубрики «Личный опыт» может не совпадать с позицией редакции.

Источник: http://www.gazeta.ru/lifestyle/style/2015/07/21_e_7651405.shtml

Любви недостаточно

На днях наткнулся в сети на статью о любви Марка Менсона, в которой он проводит интересные аналогии и пытается ответить на вопрос, достаточно ли любви для полного счастья или все-таки нет? Хочу поделиться с вами мыслями и ценными рекомендациями из этой статьи, которые помогут по-новому взглянуть на отношения мужчины и женщины. Так вот…

Вспомните песню Джона Леннона «All You Need Is Love». Написанная в 1967 году она тут же стала одним из гимнов движения хиппи, представители которого призывали вернуться к природе через любовь и отказ от насилия. «Занимайтесь любовью, а не войной!» – утверждали хиппи. Леннон пел о том, что все, что нам нужно – это любовь, хотя его собственные отношения с жизнью и женщинами были далеки от идеала.

Джон презирал женщин, хотя имел множество побед на любовном фронте. Поднимал руку на своих жен. Без стеснения хвастался перед первой женой своими бесконечными интрижками. Не отрицал однополую связь с менеджером группы Брайаном Эпстайном, которая прекратилась только со смертью последнего. И брак с экстравагантной японкой Йоко Оно не принес исцеления. Назвать его счастливым можно с большой натяжкой.

Песне Леннона автор противопоставляет менее известный сингл группы «Nine Inch Nails» из релиза «With Teeth» под названием «Love Is Not Enough», который исполняет Майкл Трент Резнор. Параллель в том, что Резнор был таким же неприкаянным, как Джон, известен своими шокирующими спектаклями и запрещенными видео, постоянно ходил по лезвию ножа, непрерывно находился в алкогольной и наркотической зависимости. Не смотря на это, Резнор сумел побороть пристрастие к наркотикам, женился, стал отцом двоих сыновей и сегодня турам и гастролям предпочитает работу в студии, которая позволяет ему находиться с семьей, быть отличным мужем и отцом.

Джон Леннон идеализировал любовь и всю жизнь оставался мудаком – взбалмошным, внешне циничным и неуверенным в себе мужчиной, который искал в женщине мать и любовницу в одном лице. Резнор считал, что любви недостаточно для счастья. Результат – настоящие мужские поступки и счастливая семья.

Что же получается? Любовь – красивая СКАЗКА на ночь для экзальтированных подростков или ЦЕЛЬ жизни для нормального человека?

Мы идеализируем любовь. Кино, книги, музыка – везде тема любви занимает ТОР-овые позиции. Мы воспринимаем любовь как панацею от всех бед. Страстно мечтаем о любви БОЛЬШОЙ И СВЕТЛОЙ… И расплачиваемся отношениями. Точнее их отсутствием.


Почему так происходит?

Думая как Леннон, возлагая всю ответственность на ЛЮБОВЬ, мы игнорируем фундаментальные ценности. То, без чего не может существовать никаких отношений вообще – уважение, смирение, способность принимать во внимание других людей, заботится о них. Зачем напрягаться, вникать в какие-то сложные материи, если можно просто любить?

Если же, как Резнор, считаем, что любви НЕ ДОСТАТОЧНО, мы отдаем себе отчет, что возвышенные эмоции должны опираться на более прочный фундамент.

Правда в том, что чем большего вы ждете от любви, чем большим готовы пожертвовать ради нее, тем чаще теряете отношения, которыми дорожите.

В своей статье М. Менсон вскрывает ТРИ горьких факта о любви.

Любовь ≠ Совместимость

Если коротко, то лучше, чем в поговорке не скажешь → Любовь зла, полюбишь и козла.
Полюбить можно кого угодно. Это вовсе не значит, что любимый человек станет для вас идеальным партнером по жизни. Любовь – процесс эмоциональный, совместимость – логический.
Жизнь изобилует примерами, когда любовь вспыхивает между людьми абсолютно разными, не подходящими друг другу. Окружение в один голос твердит, что они не пара, но не замечают этого только влюбленные… До поры до времени. А потом понять не могут, в какой момент все пошло не так. Все БЫЛО не так с самого начала. Просто любовь – это сердце. Совместимость – разум. К нему то, находясь in love, мы обращаемся реже всего, если вообще обращаемся.

Любовь не решает проблемы в отношениях

Вспомнил еще одну удачную поговорку → Милые бранятся – только тешатся.
Пока отношения свежи, пока опьяняет страсть, кажется, что любовь преодолеет все преграды. Влюбленные ругаются, а потом так же неистово мирятся. Вам кажется, раз вас с такой силой тянет друг к другу, переполняют эмоции, зашкаливает адреналин, значит, вы созданы друг для друга.
Ругаетесь по пустякам? Какое это имеет значение, если потом наступает сладостное примирение. Правда в том, что со временем эмоции утихнут, а проблемы останутся.

 

Любовь НЕ СТО́ИТ жертв

Поверить сложно, но это так.
Любовь – это непрекращающееся желание сделать счастливым другого человека. Мы готовы жертвовать своим временем, увлечениями, желаниями, чтобы доставить удовольствие любимому. Главное – не перешагнуть грань, за которой человек прекращает быть самим собой.
Ни за что нельзя жертвовать уважением, достоинством, собственными здоровыми амбициями, отказываться от заветной цели. Нельзя мириться с оскорбительным поведением, не дай Бог – с физическим насилием. Пытаясь удержать любимого человека такой ценой, мы постепенно теряем себя и свое лицо, превращаясь в пустую раковину.
Не нужно путать. Это красота требует жертв. Если жертв начинает требовать любовь, стоит усомниться, любовь ли это.


Что делать?

Как бы парадоксально не звучало вышесказанное, это так. Однако, не стоит отчаиваться. Автор не оставляет своих читателей наедине с вопросом «Что делать?»
Пребывая в эпицентре любви очень сложно трезво и отвлеченно взглянуть на отношения, увидеть в них недостатки, а разглядев, перестать их идеализировать. И все же это возможно.
Существует простой и эффективный тест на дружбу – THE FRIENDSHIP TEST.
Ни для кого не секрет, что для долгих и прочных отношений влюбленные должны быть настоящими друзьями, смотреть не в глаза друг другу, а в одну сторону. Но как понять, друг ты мне или не друг?
Многие смотрят на этот совет с ПОЗИТИВНОЙ точки зрения: вы сможете проводить время, открыто общаться, веселиться с вашим партнером так же, как вы это делаете с вашим лучшим другом.
Но люди также должны смотреть на это в НЕГАТИВЕ: терпели бы вы негативное отношение к вам партнера, если бы на его месте был друг? Например, вы бы позволили другу наорать на вас, унизить при других людях, разговаривать определенным тоном, диктовать условия.
Задайте такой вопрос себе и попытайтесь честно на него ответить. Как правило, даже те, кто состоят в самых нездоровых и зависимых отношениях, однозначно отвечают «нет».
Только представьте, что ваша знакомая живет вместе с вами в одной квартире. При этом не вносит свою долю за жилье, поскольку потеряла работу, просит, чтобы вы не только покупали продукты, но и готовили еду на двоих, вечно недовольна. Ведь, как она говорит: “У меня сложный период в жизни, ты должен понимать это, как мужчина”. Уверен, такая дружба протянет не дольше, чем актерская карьера Пэрис Хилтон.
Еще пример. Молодая женщина собиралась замуж. Она безумно любила своего будущего мужа, не смотря на то, что он постоянно находился на работе, не проявлял никакого интереса к планированию свадьбы и будущей совместной жизни, частенько зависал с друзьями, оставляя ее одну. Родные и друзья пытались вернуть ее с небес на землю, их волновало такое развитие событий, но она все же вышла замуж.
Через год эмоциональный подъем прошел, а реальность такова: муж постоянно занят своими делами, громит дом, пока жена на работе, сердится, если она вовремя не приготовит обед или ужин для него, упрекает жену в том, что та стала невнимательной, испорченной и высокомерной. Да, и все так же не считает нужным ввести ее в круг своих друзей.
Женщина попала в подобную ситуацию, потому что проигнорировала все три суровые истины, о которых говорилось выше. Она идеализировала любовь. Посчитала, что любовь – сигнал их совместимости, что со временем любовь решит все их проблемы, а какими-то вещами вполне можно пожертвовать ради отношений. Ничего этого не произошло. Через год она пришла к семье и к друзьям за советом, что она сделала не так, и как можно все исправить.
И правда в том, что НИКАК.
Почему же в романтических отношениях мы терпим то, чего бы никогда не терпели в дружеских? Все потому, что мы идеализируем любовь, ждем от возвышенного чувства того, что ему претворить в жизнь не по силам.


Помните – любовью можно насладиться в полной мере только тогда, когда в вашей жизни есть что-то более важное, чем любовь.

На протяжении жизни вы можете неоднократно влюбляться в самых разных людей. Полюбить человека, который положительно влияет на вас, и такого, который тянет вниз. Это могут быть конструктивные или нездоровые отношения. Можно влюбиться в молодости и в старости. Любовь не уникальна, не особенна и не дефицитна.
Другое дело самоуважение, достоинство, способность доверять. Потенциально полюбить можно множество раз. Вернуть утраченное достоинство, сломанный внутренний стержень, веру в себя, способность довериться любимому человеку очень сложно. А многим без специальной помощи сделать это так и не удается.
Любовь – великое чувство. Это прекраснейший эксперимент, ради которого стоит жить. Но как любой эксперимент он может быть удачным и неудачным. Любовь позволяет познать себя. Она может окрылить и сделать нас лучше, открыть грани, о которых мы даже не подозреваем. Но если безрассудно бросать на алтарь любви ВСЕ, мы потеряем СЕБЯ, а следом и любовь.


А теперь, как всегда, короткий вывод:

Любовь прекрасна, но эфемерна. Если у любви нет фундамента в виде уважения, дружбы, общих ценностей, принципов, целей, она обречена.
Любите себя, уважайте себя, никогда не делайте то, что вас напрягает, в надежде, что стерпится слюбится.
Жертвы во имя любви оправданы в том случае, если поступить иначе вы НЕ МОЖЕТЕ, если действуете бескорыстно, от всей души. Самое большое заблуждение жертвовать в надежде на поощрение (благодарность, подарки, еще большую любовь…).
Всегда помните, что в жизни нам нужно больше, чем любовь. Любовь прекрасна. Любовь необходима. Но любви не достаточно.


Источник: http://yaroslav-samoylov.com/psihologija-otnoshenij/odnoy-lyubvi-nedostatochno.html