Кризис на производстве

Ожидаются убытки.
Директор по производству прочитал смету по расходам несколько раз. Он нахмурил брови, и рассеяно почесал затылок.

— Наталья Ивановна, насколько эти сведения точны? Ведь над анализом текущей финансовой ситуации работали наши лучшие эксперты?
— Конечно, Вячеслав Львович. Насколько я понимаю, здесь представлены наилучшие из возможных прогнозов. Так или иначе, при текущем производстве и падении спроса на нашу продукцию, нас ждут сплошные расходы, которые в ближайшем будущем не смогут окупиться. А наша финансовая ситуация такова, что мы не сможем позволить содержать целый штат сотрудников, и видимо придётся закрыть весь цех, иначе мы просто обанкротимся.
— Неужели всё настолько плохо?
— Это ещё не считая того, насколько сильно упала лояльность наших клиентов. С каждым днём информационная пропаганда спукает рейтинг продукции всё ниже и ниже. Даже самые надёжные клиенты со временем перестают с нами сотрудничать.
— И что же, единственным решением будет распустить весь производственный отдел?
— Наши эксперты сделали вывод, что это будет действительно верным решением.

Директор задумался. Он налил себе стакан минералки, подошёл к окну и сделал судорожный глоток. В последнее время дела шли действительно не самым лучшим образом, но он не мог ожидать, что всё настолько плохо. Он подумал о людях, с которыми он работал все эти годы, со многими у него сложились очень тёплые отношения. Работая бок о бок со своими людьми, как-то привыкаешь к ним. А теперь вся вот эта ситуация.

— Но как же наши сотрудники? Как им сообщить это, ведь это будет ужасным ударом для многих. Многие годы это была их единственная стабильная работа, вряд ли они смогут найти что-то похожее в ближайшее время.
— Мы предупредим их за пару недель, но в любом случае, им придётся так или иначе принять эту новость как данность. Иного выхода просто нет! Мы больше не можем содержать производство, доверие людей к нам подорвано, а наши товары каждый день выбрасываются на помойку. А всему виной тот скандал на производстве.
Вячеслав Львович вспомнил, как он ходил по цеху, как проверял результаты работы. Как помогал при наладке производства, как к нему приходили консультироваться технологи, зная, что он хороший специалист. У них сложились очень хорошие отношения. А теперь единственным решением остаётся — выгнать их с работы?
— Мда, ситуация действительно паршивая. Есть какие-нибудь идеи, как сделать увольнение как можно более безболезненным? Мы ведь не можем просто сказать им что-то вроде «мы закрываем весь ваш отдел, прощайте», ведь это наши ребята. Они делали хорошую работу, и по большому счёту они не виноваты в том, что произошло. Надо придумать какую-нибудь более мягкую формулировку. Обманывать, конечно, не стоит, ведь потом всё равно в итоге вылезет наружу, и это будет даже ещё хуже.
— Как насчёт того, чтобы сообщить им правду? Я имею в виду, сказать как оно есть, но как бы от обратно?

Директор про производству с гримасой отчаяния опустился в кресло: мысли о том, чтобы сказать всё так, как оно есть, приводили его в ужас.

— В смысле? Каким образом? Вся правда заключается в том, что мы собираемся выкинуть их на улицу! Мы разрушаем рабочие связи, уничтожаем годами налаженный техпроцесс и разделяем сплочённый коллектив! У них не будет достойной работы как минимум несколько месяцев, если они вообще смогут найти похожую работу. И как вы собираетесь преподнести эту информацию так, чтобы их это не задело?
— У наших психологов есть мысли на этот счёт. Необходимо избегать любых слов, которые могут иметь негативные трактовки. Скажем им, что наша фирма переживает не лучшие времена. И лучшим решением будет временно приостановить работу производства. То есть, цех будет по прежнему укомплектован, только его структура изменится. На этом моменте мы ещё держим планку, и с другой стороны нет необходимости их обманывать. Ведь действительно, по документам можно сделать так, чтобы цех остался лишь формально. Потом мы скажем, что планируем создать новый цех в скором времени, а потом предполагаем создать новую рабочую команду, а в текущей пока оставить лишь самых ответственных людей. Можно назвать конкретных людей: например, вас, Вячеслав Львович, вашего зама, и главного инженера. Потом уже в личном порядке разберёмся, что нам делать с оставшимимся. И хотя у нас пока нет реальных планов, и даже понимания будущего нашего цеха, мы должны оставить им надежду. Будто бы у них ещё есть шанс вернуться. Это произведёт на них самое благоприятное впечатление, они будут воспринимать это увольнение как отпуск. Да, возможно потом будет необходимо сделать более ясное и твёрдое признание, но это со временем. Тогда для них уже это не будет таким ударом.

Вячеслав Львович достал ручку, что-то написав в своём блокноте. Потом он стал нервно барабанить пальцами по столу. Наконец-то он решился задать вопрос.
— У нас точно нет другого выхода?
— К сожалению это так.
— Понимаю. Хорошо, пойду к секретарю оформлять документы.

Ответственность за работу

Когда нет денег, кайф пропадает

Почему на самом деле вы не можете найти работу — эксперты рассказали, как самоопределиться

Спойлер: потому что боитесь брать ответственность за свою жизнь. Основная причина, по которой люди не могут решиться на важные изменения в своей жизни, находят множественные отговорки, почему «нет», — даже не лень, как считают многие, а страх. Психологи говорят, что, взяв на себя ответственность за свою жизнь, человек может достичь невероятных успехов. Но до тех пор, пока вы доверяете астрологам и гадалкам, считаете, что мало зарабатываете из-за того, что босс жадный, глобальных перемен не предвидится. ​

Когда нет денег, кайф пропадает  

​Служба исследований Зарплата.ру провела опрос соискателей и выяснила, что 80 % респондентов не определились в точности с профессией, по которой хотели бы работать.

Причем сомнения в выборе профессии чаще встречаются у людей, имеющих опыт работы более трех лет. «Свеженькие» выпускники еще надеются найти работу по полученной специальности. Не могут определиться с выбором конкретной специальности из-за экономических причин 48 % респондентов. Они говорят: «Сама профессия не имеет значения, главное — зарплата и условия труда». 23 % заявляют о том, что хотели бы работать по полученной профессии, но в сфере мало платят, поэтому они на распутье. 14 %, напротив, слишком компетентны — имеют образование и опыт по нескольким специальностям, поэтому и выбирают.

«Думаю, что если бы у нас можно было бы получать зарплаты, которые позволяют выжить и врачам, и учителям, и рабочим специальностям, то люди бы гораздо меньше метались, — считает Вероника Винокурова, автор сервиса выбора карьеры «Пункт Б». — В кризис очень многие начинают сомневаться, им кажется, что они не на своем месте. Но причина в том, что им мало платят, они не удовлетворены условиями труда.

И люди начинают путать призвание и условия работы. Призвание может быть его, он действительно бы от этого кайфовал, но когда нет денег, этот кайф неизбежно пропадает. Деньги — они как воздух. Когда денег нет, ты будешь не удовлетворён своей работой, будешь списывать на сами задачи, а все дело будет в деньгах».

Большинство опрошенных (57 %) признаются, что испытывают дискомфорт от того, что не определились с выбором профессии. Оказывается, для поколения 30-летних вполне нормально испытывать сложности с самоопределением.

«В 16-17 лет мы не всегда знаем себя, окружающий мир. Мы делаем выбор вуза исходя из представлений о профессии и экономической ситуации в семье. Есть ли деньги на образование — поехать учиться туда, куда хочется. Есть бюджетные места или нет. К 25 годам мы имеем практическое представление о себе и своих возможностях, интересах и о том, что сейчас есть на рынке труда», — говорит Марина Чеснокова, карьерный консультант.

«Кризис 30 лет — кризис сценарной эмансипации, когда человек закончил школу, институт, поработал, может быть, даже ипотеку оформил, а потом останавливается и говорит: «А вообще тем ли я занимаюсь?». Это естественный возрастной кризис, его все проходят. На этом этапе он либо подтверждает, что это мое, и уже осознано идет дальше, и уже с 30 до 45 лет его ждет рассвет карьеры, продуктивности, творчества. Либо он понимает, что, наверное, повторяет сценарий родителей, идет не по своему выбору»,  — говорит Вероника Винокурова.

Пусть мне скажут, куда идти

В последнее время стали популярны услуги различных тренеров, коучей. Людям хочется, чтобы кто-то пришел и решил их проблему. Персональный тренер будет объяснять, как худеть, коуч по женской энергетике научит, как быть женщиной, которую полюбят мужчины и пр. Услуги карьерных консультантов набирают популярность у населения. «Соискатели крайне редко получают развернутую обратную связь по пройденному собеседованию, а значит, им сложнее понять, что они сделали не так: не хватает опыта, личностно не понравились или просто не смогли выгодно рассказать о себе. Карьерный консультант поможет понять причину отказов и подготовиться как к собеседованию, так и в целом к новой работе», — подтверждает Марина Чеснокова.

78 % опрошенных Зарплатой.ру соискателей признаются, что им не помешала бы помощь в профориентации.

«В нашем обществе еще силен стереотип «Пусть мне скажут, куда идти». Мы сталкиваемся с тем, что родители с высшим образованием говорят: «Я хочу сделать своему ребенку астрологический календарь, сводить его на генетик-тест». А что такое генетик-тест? Ты прикладываешь палец, и тебе по отпечатку говорят, к чему у тебя есть склонности, а к чему нет, — говорит Вероника Винокурова. — Специфика общечеловеческая, чтобы кто-то подсказал, и ничего делать не надо было бы.

Люди боятся ответственности. Когда мы общаемся с соискателями, выясняем, в чем основные проблемы выбора, многие ошибочно считают, что там я профессий не знаю или своих способностей. Основное, что мешает, — психологические проблемы выбора, страх принять ответственность за решение».

Чтобы многочисленные советы экспертов сработали именно для вас, нужно просто перейти от чтения к деланию. Если вы сомневаетесь, часто люди оправдывают свои страхи и свою лень тем, что это не сработает. Нужно просто пробовать. Встречаться с людьми, которые работают по этой профессии, идти пробовать — пусть сначала на уровне хобби. Только так.