Кризис на производстве

Ожидаются убытки.
Директор по производству прочитал смету по расходам несколько раз. Он нахмурил брови, и рассеяно почесал затылок.

— Наталья Ивановна, насколько эти сведения точны? Ведь над анализом текущей финансовой ситуации работали наши лучшие эксперты?
— Конечно, Вячеслав Львович. Насколько я понимаю, здесь представлены наилучшие из возможных прогнозов. Так или иначе, при текущем производстве и падении спроса на нашу продукцию, нас ждут сплошные расходы, которые в ближайшем будущем не смогут окупиться. А наша финансовая ситуация такова, что мы не сможем позволить содержать целый штат сотрудников, и видимо придётся закрыть весь цех, иначе мы просто обанкротимся.
— Неужели всё настолько плохо?
— Это ещё не считая того, насколько сильно упала лояльность наших клиентов. С каждым днём информационная пропаганда спукает рейтинг продукции всё ниже и ниже. Даже самые надёжные клиенты со временем перестают с нами сотрудничать.
— И что же, единственным решением будет распустить весь производственный отдел?
— Наши эксперты сделали вывод, что это будет действительно верным решением.

Директор задумался. Он налил себе стакан минералки, подошёл к окну и сделал судорожный глоток. В последнее время дела шли действительно не самым лучшим образом, но он не мог ожидать, что всё настолько плохо. Он подумал о людях, с которыми он работал все эти годы, со многими у него сложились очень тёплые отношения. Работая бок о бок со своими людьми, как-то привыкаешь к ним. А теперь вся вот эта ситуация.

— Но как же наши сотрудники? Как им сообщить это, ведь это будет ужасным ударом для многих. Многие годы это была их единственная стабильная работа, вряд ли они смогут найти что-то похожее в ближайшее время.
— Мы предупредим их за пару недель, но в любом случае, им придётся так или иначе принять эту новость как данность. Иного выхода просто нет! Мы больше не можем содержать производство, доверие людей к нам подорвано, а наши товары каждый день выбрасываются на помойку. А всему виной тот скандал на производстве.
Вячеслав Львович вспомнил, как он ходил по цеху, как проверял результаты работы. Как помогал при наладке производства, как к нему приходили консультироваться технологи, зная, что он хороший специалист. У них сложились очень хорошие отношения. А теперь единственным решением остаётся — выгнать их с работы?
— Мда, ситуация действительно паршивая. Есть какие-нибудь идеи, как сделать увольнение как можно более безболезненным? Мы ведь не можем просто сказать им что-то вроде «мы закрываем весь ваш отдел, прощайте», ведь это наши ребята. Они делали хорошую работу, и по большому счёту они не виноваты в том, что произошло. Надо придумать какую-нибудь более мягкую формулировку. Обманывать, конечно, не стоит, ведь потом всё равно в итоге вылезет наружу, и это будет даже ещё хуже.
— Как насчёт того, чтобы сообщить им правду? Я имею в виду, сказать как оно есть, но как бы от обратно?

Директор про производству с гримасой отчаяния опустился в кресло: мысли о том, чтобы сказать всё так, как оно есть, приводили его в ужас.

— В смысле? Каким образом? Вся правда заключается в том, что мы собираемся выкинуть их на улицу! Мы разрушаем рабочие связи, уничтожаем годами налаженный техпроцесс и разделяем сплочённый коллектив! У них не будет достойной работы как минимум несколько месяцев, если они вообще смогут найти похожую работу. И как вы собираетесь преподнести эту информацию так, чтобы их это не задело?
— У наших психологов есть мысли на этот счёт. Необходимо избегать любых слов, которые могут иметь негативные трактовки. Скажем им, что наша фирма переживает не лучшие времена. И лучшим решением будет временно приостановить работу производства. То есть, цех будет по прежнему укомплектован, только его структура изменится. На этом моменте мы ещё держим планку, и с другой стороны нет необходимости их обманывать. Ведь действительно, по документам можно сделать так, чтобы цех остался лишь формально. Потом мы скажем, что планируем создать новый цех в скором времени, а потом предполагаем создать новую рабочую команду, а в текущей пока оставить лишь самых ответственных людей. Можно назвать конкретных людей: например, вас, Вячеслав Львович, вашего зама, и главного инженера. Потом уже в личном порядке разберёмся, что нам делать с оставшимимся. И хотя у нас пока нет реальных планов, и даже понимания будущего нашего цеха, мы должны оставить им надежду. Будто бы у них ещё есть шанс вернуться. Это произведёт на них самое благоприятное впечатление, они будут воспринимать это увольнение как отпуск. Да, возможно потом будет необходимо сделать более ясное и твёрдое признание, но это со временем. Тогда для них уже это не будет таким ударом.

Вячеслав Львович достал ручку, что-то написав в своём блокноте. Потом он стал нервно барабанить пальцами по столу. Наконец-то он решился задать вопрос.
— У нас точно нет другого выхода?
— К сожалению это так.
— Понимаю. Хорошо, пойду к секретарю оформлять документы.